Jump to content
Форум Туртранс-Вояж

Кучерявый

Пользователи
  • Content Count

    513
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    1

Кучерявый last won the day on September 30 2017

Кучерявый had the most liked content!

Community Reputation

1,912

3 Followers

About Кучерявый

  • Birthday 09/14/1976

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    Россия, Башкирия, Кумертау

Recent Profile Visitors

2,295 profile views
  1. P.S. Да, совсем забыл сказать. Уж больно накипело за последнее время. Не думайте, что война закончилась. Она изменилась, трансформировалась. Но, на информационно-идеологическом фронте сейчас просто передовая. Враг хитёр и коварен. Под его прицелом самое дорогое, самоё святое, что у нас есть – наша память о Великой Победе. Когда вдруг, на Вашем пути встретятся оппоненты, которые будут очень вежливо и интеллигентно говорить, подменяя понятия. Когда в их словах будут проскальзывать мысли о том, что нельзя праздновать потерю десятков миллионов, а нужно скорбеть и каяться. И, что вообще, народ тогда всё не правильно понял. На самом деле, цивилизованные европейцы, просто хотели освободить нас от «оков большевизма». Хотели принести свет просвещения (или ценности демократии). И вообще, это был – превентивный удар, ведь «кровавые советы» хотели напасть и уничтожить мирную европейскую цивилизацию. И зря мы так отчаянно дрались, оказывая сопротивление, ведь если бы сдались, то сейчас бы пили вкусное пиво и ездили на дорогих автомобилях. А победа нам досталось, лишь потому, что врага завалили трупами. Дайте таким оппонентам достойный ответ. Просто, молча, покажите вот эту фотографию: Можете даже не трудиться, чтобы перевести им надпись. Ваши оппоненты прекрасно знают, что там написано. А также, где, когда и при каких обстоятельствах было сделано это красноречивое фото. А когда Ваши оппоненты позеленеют в бессильной злобе, сразу показывайте вот это фото: Объяснять оппонентам снова ничего не нужно. Они и про эту фотографию всё прекрасно знают. Работа у них такая… А вы – помните: День Победы, это – праздник! Праздник, со слезами на глазах… А у истории нет сослагательного наклонения. И у нас с Вами, будущего могло и не быть, от слова "совсем"...
  2. Вместо эпилога. Спустя три дня, такси в моём родном городе, везёт меня в сторону городского кладбища. Еду молча. Смотрю в окно. Уже почти на подъезде к воротам, боковым зрением, замечаю, как две птахи-пичуги, трясогузки, срываются с обочины дороги и пару секунд летят параллельно курсу машины. Нет, я даже не вздрогнул. Даже не удивился. Просто улыбнулся. Я знаю, что это значит. Это значит, что меня ждут. Это значит, что я всё делаю правильно. Это - нужно не мёртвым, это – нужно живым… На могиле своего родного дедушки, который прошёл войну, в память о дедушке двоюродном, который с войны не вернулся, я высыпаю горсть битого кирпича, привезённую из Брестской Крепости. Я – помню, я – горжусь! Вот теперь – всё. Можно выдохнуть и молча постоять в тишине…
  3. День 3 Ну, вот и финальный день моей поездки в Брест. Всё задуманное – выполнено. Походный рюкзак упакован. Пора прощаться. Первым делом иду к памятнику «Тысячелетие Бреста». Смотрю на Ангела-Хранителя, а он смотрит на меня. - До свидания, Ангел! Благодарю, что был гостеприимным хозяином! – Обхожу памятник с другой стороны. Смотрю на солдата, пытаясь разглядеть в его лице знакомые черты. Стою молча. Слова сейчас не нужны. Но я знаю, я чувствую, что меня сейчас видят и слышат. Вот теперь можно двигаться в сторону вокзала. Но, по пути, нужно заглянуть в парк культуры и отдыха. Там, на острове, кое-кому тоже нужно сказать: «До свидания!» Знакомой дорогой поднимаюсь на эстакаду, напротив вокзала. Выхожу на перрон. - Добрый день, мадам! Не подскажите, когда ближайший поезд на Москву! – Ну, вот и всё. Сижу в купе своего вагона, смотрю в окно. На душе легко. Всё получилось. До свидания, Брест! Или, да пабачэння! Не знаю, как тебе больше нравится.
  4. День 2 часть 5 Вернувшись в город, я решаю продолжить своё знакомство с Брестом. Тем более, что погода стоит отличная. А на улицах кипит повседневная жизнь. Сразу чувствуется, что город стоит на пересечении дорог. И в нём органично сочетаются различные культуры, придающие образу Бреста многогранность. Вот Адам Мицкевич смотрит на улицу Ленина. Идя по уютной аллее вижу очень интересное здание. Я сначала подумал, что – театр. А оказалось – управление МВД по борьбе с организованной преступностью. Вот это поворот! Иду дальше. Вот Свято-Николаевская церковь подпирает куполами небо. А вот водонапорная башня, прямо посреди улицы! Интересно, работает или нет? На бульваре Космонавтов огромное здание университета имени Пушкина. А в сквере, на площади Свободы, памятник войскам 1-го Белорусского фронта, освобождавшим Брест от гитлеровцев. Далее, я решаю вернуться на улицу Советскую. Сегодня она оживлена. К местным достопримечательностям периодически подходят любопытные туристы. Забавный сапожок. Но, меня сейчас интересует нечто другое. Нечто особенное, что я стараюсь найти в каждом городе во время путешествия. Да, да, я сейчас про уличных музыкантов. Тише! Слышите? Вот оно! Нашёл! О, да! Эту мелодию я узнаю из тысячи других! Фрэнк Синатра, Strangers in the night. видео 1 (convert-video-online.com).mp4 Волшебно, просто волшебно. Так можно и весь день просидеть, в тени на лавочке, наслаждаясь искусством. Но… Нужно двигаться дальше, время ждать не будет. А вот и Ангел-хранитель Бреста. Сегодня, в лучах солнца, он даже улыбается немного по другому, чем вчера. И снова фонтан. А вот и знаменитая брестская «пластинка». Вернее – площадка для музыкантов, в форме пластинки. Если ты, чувствуешь в себе задатки музыканта – добро пожаловать на суд публики! А уж она оценит тебя по достоинству либо бурными аплодисментами, ну или свистом, если будешь фальшивить. А я решаю свернуть с центральных улиц на маленькие улочки. На них всегда можно встретить что-нибудь необычное. Вот, например, улица Дзержинского. Нет, ну брестчане определённо знают толк в любви! Вот и герой-любовник Георгий не даст соврать! Он, оказывается, тот ещё модник. Имеет целый гардероб на любой сезон. А дальше, я просто бродил по городу, выбирая тихие улочки с невысокими зданиями. И везде – чистота, что и не удивительно. Кстати! Как вы относитесь к стереотипам? Ну, например к таким, что в каждом нормальном городе должна быть улица Ленина, которая пересекает площадь Ленина, на этой площади должен быть памятник Ленину, мэрия или обком, «нулевой километр» города и обязательно – фонтан. Вот! Что вы смеётесь? Между прочим, Брест все эти условия выполняет! Как видите – все атрибуты в наличии в одном месте! Браво, Брест! Но, есть в этом ансамбле и своя изюминка. Не секрет, что очень часто, шутники придумывают разные хохмы, связанные с памятником Ленину. Нет, эти шутки не касаются личности вождя мирового пролетариата. Всё дело в том, что памятники, обычно, выполнены в «указывающей позе». По задумке скульпторов, это направление в светлое будущее. Но! Городская застройка часто вносит в это свои коррективы. Вот и указывает Владимир Ильич, в различных городах, то на вино-водочный магазин, то на отделение полиции, то на городские очистные сооружения. Так вот! В Бресте памятник Ленину тоже указывает! (Уважаемые брестчане! Только чур не обижаться! Это – всего лишь шутка!) Да, да! Указывает прямо в сторону католического костёла. Указывает и говорит: «Там! Там, в кустах!» Вот угадайте, что там может быть? Кто-то хмыкнет, и ответит: «Что, что? Да, что угодно! Не Папа же Римский». Мммм, да…. В общем, вы, не поверите… Вот на такой оптимистичной, жизнерадостной ноте закончился мой второй день в Бресте. Признаюсь он меня изрядно вымотал, но это была приятная усталость.
  5. День 2 часть 4 Помните, я говорил, как догадался о том, что наш знаменитый художник-баталист Пётр Александрович Кривоногов писал свою картину с натуры Брестской Крепости? Сейчас объясню свои догадки. Тереспольские ворота Крепости, в июне 1941 года, имели арочный свод полукруглой формы. Сейчас такая форма сохранилась только со стороны внутреннего двора кольцевой казармы, а с внешней стороны (со стороны моста), свод уже имеет прямоугольную форму. Над ним установлена поддерживающая балка. Её закрепили уже после боёв, для того чтобы предотвратить возможное обрушение свода. Вы спросите: кто это сделал? Когда? И главное, зачем? Сейчас объясню. Шло 26 августа 1941 года. Вся территория Брестской Крепости оцеплена солдатами. Меры безопасности беспрецедентные. Со всей округи в Цитадель стащена разбитая советская техника и выставлена, словно музейные экспонаты. Все вокруг ждут. И вот на мосту, ведущему к Тереспольским воротам, появляется автомобиль. Это – «фюрер» и «дуче». Оба со своей свитой. В роли «экскурсовода» сам фон Клюге. Демонстрирует мощь военной машины вермахта, сокрушившую Твердыню над Бугом. Говорят, что во время прогулки, фюрер взял себе на память «сувенир» - оплавленный кусок стены Цитадели. Он и не догадывался тогда, что тень Возмездия уже нависла над ним. И что в мае 1945 года, Возмездие придёт за ним, прямо в рабочий кабинет рейх-канцелярии. И заберёт обратно этот «сувенир». А на стене Рейхстага появится короткая, как выстрел надпись: «Брест - Берлин». Но, до этого момента было ещё долгих 4 года. А сейчас, лежащая в руинах, израненная крепость молча ждала своих освободителей. Ждала каждый день. Ждала без надежды, что кто-нибудь узнает о её подвиге… Но судьба распорядилась по другому. Ещё с самых первых дней войны, среди советских солдат родилась легенда о том, что в глубоком тылу у гитлеровцев, на самой границе, истекая кровью, стоит насмерть старая русская Крепость. Эту волнующую легенду бойцы бережно передавали из уст в уста. А в феврале 1942 года легенда обрела реальные черты. У городка Кривцово в Орловской области Красная Армия разбила ту самую 45-ую австрийскую дивизию. Красноармейцам удалось захватить архив штаба, где среди прочих документов, были те самые «боевые донесения о штурме Брест-Литовска». 21 июня 1942 года в газете «Красная Звезда» появляется первый очерк, написанный на основе трофейных документов, о героической обороне Цитадели. Не было никаких сомнений, что Крепость дралась отчаянно, поразив своим мужеством даже врагов. На рассвете 18 июля 1944 года Крепость внезапно проснулась от гула на северо-востоке. Встрепенулась! Прислушалась. Гул нарастал и приближался. Неужели? Неужели дождалась?! Да! Эхо громовых раскатов говорило об одном – началась Люблинско-Брестская операция. И вот, из радиорепродукторов по всему Советскому Союзу, прозвучал голос Левитана: «От Советского Информбюро! Оперативная сводка за 28 июля 1944 года.» Москва салютовала Бресту двадцатью залпами из 224 орудий. Отличившимся частям и соединениям было присвоено наименование «Брестских». Так, для Цитадели, закончилась история оккупации и началась другая история – история памяти. Материалы о тех трагических июньских днях начали собирать сразу после войны. С 1948 года в газетах и журналах стали появляться очерки и репортажи. В 1954 году темой Брестской Крепости заинтересовался знаменитый советский писатель и публицист Сергей Сергеевич Смирнов. Именно благодаря его титаническим усилиям в истории памяти Брестской Крепости произошёл настоящий прорыв. Десять лет длились поиски фактов и свидетельских материалов. С 1955 по 1960 годы вышли несколько книг и множество статей. Благодаря ему многие из оставшихся в живых защитников, прошедшие плен и лагеря были реабилитированы. В 1956 году были остановлены работы по демонтажу Крепости на «стройматериал». К сожалению, эти работы нанесли Крепости непоправимый ущерб. Многие здания и сооружения перестали существовать. Но, то что сохранилось, было решено превратить в музей. 27 сентября 1956 года, один из защитников Крепости, извлекает на свет то самое знамя, которое он спрятал в Восточном форту 15 лет назад. 8 ноября 1956 года открывается музей обороны Брестской Крепости. В июне 1961 года состоялась первая организованная встреча защитников. И наконец, 8 мая 1965 года страна по достоинству оценила бессмертный подвиг непокорённой Цитадели. «Золотая Звезда», орден Ленина и почётное звание «Крепость - Герой» были навечно вписаны в книгу памяти Твердыни над Бугом. В сентябре 1965 года в Брестской Крепости был зажжён Вечный огонь. 25 сентября 1971 года был торжественно открыт мемориальный комплекс «Брестская Крепость - Герой». В 2011 году экспозиция Мемориала пополнилась памятником воинам-пограничникам. И по сей день тема обороны Брестской Крепости является живой и актуальной для многих историков, исследователей и энтузиастов. История защитников Цитадели это – тысячи имён. Как сохранившихся до наших дней, так и неизвестных. Выйдя из музеев, я решаю обойти часть территории, чтобы рассказать хотя бы о нескольких таких историях. Холмские ворота со стороны двора. Именно здесь, на рассвете 22 июня, повёл бойцов в рукопашную атаку Самвел Минасович Матевосян. Кстати! Атака была направлена «внутрь» Цитадели, а не «наружу», как ошибочно думают некоторые. Самвел Минасович во время боёв в Брестской Крепости был ранен и пленён. Бежал из лагеря военнопленных. Партизанил. Повторно вступил в ряды Красной Армии. Дошёл до Берлина, где расписался на Рейхстаге. Холмские ворота со стороны моста. Именно здесь гитлеровцами был расстрелян Ефим Моисеевич Фомин. Тот самый полковой комиссар, один из руководителей штаба обороны Крепости, организатор централизованного сопротивления в Цитадели. Берег реки перед Холмскими воротами. Вот куда нужно приводить школьников на экскурсии. Особенно тех, кто собирается произносить речи в Бундестаге. А потом показывать вот эту фотографию из фондов музея Крепости. И чтобы смотрели на неё и не отворачивались! Это – воспитанники Домачевского детского дома. Они попали в плен и были расстреляны гитлеровцами 23 сентября 1942 года в лесу у деревни Лепневка на берегу Буга. Южный (Госпитальный) остров. Южные ворота. Руины госпиталя. Где-то здесь была пленена медсестра Прасковья Леонтьевна Ткачева (на фото в центре, в белом халате). Прасковья Леонтьевна бежала из лагеря военнопленных. Была связной в партизанском отряде. Победу встретила в Бресте, где и осталась жить после войны. Берег Буга, вид на Западный (Пограничный) остров. Где-то там встретил войну пограничник Михаил Иванович Мясников. Михаил Иванович прорвался из осаждённой Крепости, совершил небывалый поход к линии фронта. Прошёл всю войну. В сражении за Севастополь получил звание – Герой Советского Союза. Тереспольские ворота, вид со двора Крепости. Именно здесь погиб Алексей Фёдорович Наганов. Двор цитадели, фундамент здания 9-ой погранзаставы. Здесь, вместе со своими пограничниками, сражался и погиб Андрей Митрофанович Кижеватов. Награждён званием – Герой Советского Союза, посмертно. Руины казармы 33-го инженерного полка. Именно здесь состоялось совещание, итогом которого, стал «Приказ № 1» . Среди прочих командиров, был и Иван Николаевич Зубачёв. Во время штурма казармы Иван Николаевич был ранен и пленён. Погиб в концлагере 21 июля 1944 года. Участок кольцевой казармы у Трёхарочных ворот (в настоящий момент не сохранились). Отсюда начала свою отчаянную атаку группа прорыва. Командовал группой Анатолий Александрович Виноградов. При прорыве из Крепости, Анатолий Александрович был ранен и пленён. Прошёл немецкие концлагеря. После освобождения проживал в Вологде. Восточный форт. Последний участок централизованного сопротивления. Где-то здесь, спрячет, а затем найдёт, знамя своей части Родион Ксенофонтович Семенюк. Вид на перекрёсток у Восточного вала. Именно на нём нашли свой конец многие из гитлеровских штурмовиков, скошенные огнём счетверённого «Максима». Зарастающая воронка между валами «подковы». Сюда попала бомба «Сатана». Разрушенные стены «подковы». Видно, как ударная волна шла между валами. Галереи казематов Восточного форта. Немые свидетели истории. Бойницы, через которые защитники форта вели огонь по штурмовикам. Брат-близнец Восточного форта – Западный форт. Это – одна из загадок Брестской крепости. О его обороне практически ничего не известно. По одной из версий, защитники покинули его сразу же после начала первого артналёта и смогли вырваться из Крепости. Заросший вход в укрепление оборонительного вала. Казарма, ведущая к входу в капонир северного вала. Примерно там и принял свой последний бой тот самый легендарный майор. Герой Советского Союза, «душа обороны» Восточного форта, Пётр Михайлович Гаврилов. Прошёл немецкие концлагеря. Был освобождён в 1945 году. После войны проживал в Краснодаре. Похоронен на гарнизонном кладбище Бреста. Вот так произошло моё знакомство с Твердыней над Бугом, непокорённой Цитаделью, легендарной Брестской Крепостью. Нет, я не стал лезть в те её участки, которые огорожены, заколочены или заварены от слишком любопытных посетителей. Не в этот раз… Переполняемый чувствами и эмоциями, я двинулся к выходу. Яркий летний солнечный день. В парке много детей. Они проворными «обезьянками» облепили военную технику. Повсюду слышен звонкий смех. Звонкий детский смех в солнечный день, в том самом месте где когда-то был горящий ад. Это значит, что Жизнь победила Смерть. Это значит, что все героические подвиги отважных защитников Цитадели были не напрасны.
  6. День 2 часть 3. 22 июня 1941 года, 3:00 (по берлинскому времени), западный берег Буга. Офицеры штаба группы армий «Центр» внимательно следят за стрелками часов. Всё готово к началу. Расчёты артиллеристов заняли места у орудий. Штурмовые группы 45-ой пехотной дивизии замерли на исходных позициях. В окрестностях Брестской Крепости пропала телефонная связь, погасло электричество, отключился водопровод... 3:10 (по берлинскому времени). Напряжённое ожидание достигает своего пика. Секунды растягиваются в вечность. 3:14 (по берлинскому времени). Над спящей Цитаделью возникает образ Смерти… Её мрачная фигура темнеет и растёт… Лохмотья грубого балахона колышутся от лёгкого ветра… В её костлявых руках острая, как бритва, «стальная коса» в образе военной машины вермахта. Она готова собрать свою кровавую жатву… И делает свой первый замах… Вввввжжжжууууухххх! 3:15 (по берлинскому времени). Вздрогнула земля! И небо раскололось пополам! Началось! Тяжёлым набатом артподготовки громыхнул западный берег Буга! Огненные струи с черными дымными хвостами пронзили предрассветное небо! По всей территории Цитадели расцвели страшные «цветы» разрывов! Они, как из живого тела, вырывали из стен Крепости куски, разбрызгивая вокруг кирпичную крошку! Уже в первые секунды люди погибали прямо в своих постелях, даже не успев проснуться… На Тереспольском укреплении взрывная волна разбивает будильник. Время на нём останавливается. Вввввжжжжууууухххх! Новый замах «стальной косы» Смерти обрушивается на Крепость! Грохот разрывов сливается в единый зловещий вой! Ошеломлённые люди вскакивают с постелей. - Что случилось !? – - Провокация !? – - Взорвался склад боеприпасов !? – - Где командиры !? – - Что делать !? – Многие пытаются выскочить из зданий и тут же падают, сражённые осколками. В домах и казармах тоже нет спасения. Артиллерия гитлеровцев бьёт по ним прицельно. Рушатся перекрытия. От горящего топлива реактивных мин горит земля. Цитадель охвачена огнём. Вввввжжжжууууухххх! «Стальная коса» Смерти собирает свою кровавую жатву… В эти страшные минуты от смертельного огня погибают не только люди. В ужасе мечутся по запертым конюшням перепуганные лошади. В вольерах скулят и завывают служебные собаки. Огонь гитлеровской артиллерии перемещается вглубь советской территории. 3:20 (по берлинскому времени). Первая штурмовая группа 45-ой австрийской пехотной дивизии устремляется в атаку. Главная цель – мосты. Их удаётся захватить не взорванными. Всё! Теперь танковым колоннам можно осуществлять план «блиц крига». Атака на Цитадель началась сразу с трёх направлений. Штурмовики быстро преодолели внешние валы укреплений. Продвинулись вглубь территории Цитадели. Установили пулемёты и полевые орудия. Открыли шквальный огонь по полуодетым людям, пытающимся вырваться из Крепости. В окна первых этажей и подвалов зданий полетели гранаты. Вввввжжжжууууухххх! «Стальная коса» смерти не знает жалости… Командование 45-ой дивизии спешит отчитаться «наверх» с бравыми донесениями: - Операция идёт по плану! Русские в панике! Первая волна штурмовых отрядов пронзила Цитадель, как горячий нож кусок масла! – Вторая волна штурмовиков отправляется по следам первой. Вместе с ней отправляются и командиры атакующих гитлеровских подразделений. Смерть идёт по Крепости медленно и неотвратимо. В её пустых глазах зловещие красные огни. Рваный балахон заляпан пятнами крови. Костлявые руки, сжимающие «стальную косу», делают новый замах… Ввввввжжжжж…. ДЗАААНГ !!! Что это ?! «Стальная коса» напоролось на преграду! Смерть замерла. В недоумении смотрит на свою «косу». А на «стальной косе» - глубокая зазубрина! Как ?! Откуда ?! Что это за преграда такая ?! Камень-кремень ?! Гранитный булыжник ?! Нет! Это – Мужество защитников Брестской крепости! В полуразрушенных горящих казармах и казематах, среди грохота разрывов и очередей выстрелов, прозвучали чёткие слова: - Слушай мою команду !!! – - Панику прекратить ! – - Комсомольцы и коммунисты, ко мне ! – - Разобрать оружие и боеприпасы ! – - Раненых, детей и женщин – в подвал ! – - Занять оборону ! – - Цитадель, к бою !!! – И вздохнула Крепость! Распрямилась в решительной ярости! Лязгнула затворами винтовок и пулемётов! Сверкнула огнём в окнах и бойницах! Выдохнула! И ударила наотмашь!!! Хлестанула свинцом по гостям не прошенным! Здесь вам не Париж! Здесь, парадным маршем, не получится! А из выбитых окон и распахнувшихся дверей, на гитлеровских штурмовиков, с криками «Ура!», бросились полуодетые, наспех вооружённые чем попало, отважные защитники Цитадели! И дрогнули австрийцы! Их боевые порядки рассыпались. Штурмовые группы смешались между собой. Часть гитлеровцев была уничтожена на месте. Часть – отступила и закрепилась на ранних позициях. Остатки штурмовой группы загнали в столовую комсостава и красноармейский клуб (Свято-Николаевский собор). В сражении за Цитадель наступила короткая пауза… На своём наблюдательном пункте, командование 45-ой австрийской дивизии пытается оценить обстановку. Убиты несколько командиров рот, два командира батальонов, командир артдивизиона. Тяжело ранен и выведен из строя командир артполка. Потери среди солдат ещё подсчитывают. Множество раненых. И это – в первый день войны! Что происходит?! И главное – что делать?! Эти же вопросы задавали бойцы и командиры Крепости. Что происходит?! Сейчас ответ стал очевиден. Судя по масштабам вторжения, это – не провокация. Это – война! Что делать?! Выходить из Крепости, прорываться к своим? Ведь, нескольким группам это уже удалось! Нет, поздно! Гитлеровцы уже запечатали все выходы из Цитадели, превратив её в смертельную ловушку. Попытка прорыва обернётся тяжёлыми потерями. Тогда, держать оборону и ждать наших! Ведь наши наверняка уже всё знают! Москва знает! И уже отданы соответствующие приказы! Да, Москва уже знала. После радиообращения Молотова, текст страшного объявления, несколько раз в течение дня, повторил главный голос совинформбюро - Левитан. видео 1.MP4 Тогда ещё никто не представлял масштабов катастрофы первого дня войны. Никто не верил, что образовавшийся западный фронт может рухнуть, под ударами бронированных кулаков вермахта. Никто не подозревал, на сколько затянется эта война. А пока, на запад, шли и шли полки Красной Армии, чтобы остановить самого лютого врага в своей истории. Тем временем, в Брестской крепости трагические события продолжали развиваться. Ко второй половине дня 22 июня 1941 вся огромная территория «Цитадели» превратилась в «слоёный пирог», вернее – в своеобразную «матрёшку». К сожалению, защитникам не удалось выстроить единую централизованную оборону. Но, бойцы, командиры и комиссары смогли организовать очаги сопротивления, которые дрались по всей территории. Дрался Западный остров на Тереспольских укреплениях, дрался Северный остров на Кобринских укреплениях, даже Южный он же Госпитальный остров оказывал сопротивление врагу. И конечно, Центральный остров самой Цитадели был местом ожесточённых боёв. Для того чтобы ликвидировать опорный пункт австрийцев, засевших в клубе (Свято-Николаевский собор), который стоит прямо в центре кольцевой казармы Цитадели и огнём сковывает действия защитников Крепости, командиры принимают тактическое решение – идти на штурм. Создаются отряды для атаки. Но, все попытки выбить гитлеровских штурмовиков из клуба не достигли успеха. Он так и останется в руках врагов, сохранив следы боёв на своих стенах до наших дней. Не сидели сложа руки и гитлеровцы. Тактика штурма была изменена. Под гул моторов и лязг гусениц, на территории Крепости появилась бронетехника. 4 «штуги» (короткоствольные самоходные штурмовые орудия), при поддержке пехоты, попытались переломить ход боя в пользу атакующих. Но не дрогнули защитники Крепости! Огнём орудий встретили «панцирей» артиллеристы и зенитчики! Пулемётными очередями и винтовочными выстрелами отсекали штурмовиков от бронетехники стрелки-пехотинцы! Атака была отбита. Одна из самоходок догорала ярким костром на перекрёстке дорог Северного острова. Но, за эту победу, защитникам пришлось заплатить дорогую цену: погиб расчёт «сорокопятки», погиб расчёт зенитки, были потери и среди стрелков-пехотинцев внутри самой Крепости. К вечеру на КП 45-ой дивизии вермахта появляется командующий 4-ой армии генерал-фельдмаршал фон Клюге: «Потери слишком высоки! Атаки на Крепость прекратить! Русских брать измором!» В наступающих сумерках, штурмовики начали покидать свои позиции, чтобы не попасть под огонь следующего артналёта. Самый долгий день для Крепости догорал в лучах заходящего солнца. Так закончилась история её штурма, и началась история осады… Ночь. Тёмное небо озаряется вспышками осветительных ракет. В подвалах казарм и казематов Крепости скопились тысячи людей. - Пить! – плачут напуганные дети. - Пить… - стонут раненые умирающие бойцы. - Воды пулемётам! – требуют расчёты стрелков. Цитадель в смертельных тисках нового врага, имя которому – Жажда. У хоть до воды всего несколько метров. Она кругом, в реках и каналах. Эти несколько метров нужно ещё преодолеть и вернуться обратно под смертельным прицельным огнём противника. Так для защитников Цитадели платить за воду приходилось кровью… А связисты не прекращают попыток вызвать штабы и части Красной Армии. И летят в эфир тревожные позывные: «Я – Крепость! Я – Крепость! Веду бой! Держу оборону! Жду подкрепления!» Но ответа нет… На всех каналах, сквозь шум и треск радиопомех, слышна только немецкая речь… Утро 23 июня 1941 года началось для Цитадели новым артналётом. Один из снарядов тяжёлой мортиры попадает в полукруглую башню у Тереспольских ворот, разрушая её. Внезапно рёв мин и вой снарядов стих. И защитники услышали призыв из репродукторов агитмашин пропаганды, обратившийся к ним с немецким акцентом: «Товарищи красноармейцы! Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бесполезно!» А с неба посыпались агитационные листовки. И снова обстрел. Тяжёлые удары сотрясают стены Цитадели. И снова тишина. И снова голос из репродуктора: «Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бесполезно!» И снова обстрел… Для защитников такой вид осады становится изощрённой пыткой. Ведь рядом их жёны и дети… Для каждой семьи, оставшейся в живых, наступил мучительный момент принятия решения… Напрасно вслушивались защитники в минуты затишья в зловещую тишину. Звуков боя победной контратаки с востока не было. Это значит, что помощь не придёт… А время ультиматума неумолимо иссякает. И тогда в Крепости разыгралась беспрецедентная драма… Они выходили из подвалов в том, в чём их застигла война. В ночных рубахах, накинутых на плечи одеялах, босиком. Сжимая в одной руке грязные белые тряпки, вместо флагов, другой рукой прижимая к себе испуганных детей. Выходили молча, никто не плакал. Все слёзы кончились ещё вчера… А из бойниц и подвалов за ними следили их мужья и отцы. Невозможно себе даже представить, какие муки испытывали в эти минуты защитники Крепости. Следом за женщинами и детьми стали выходить раненые. А за ними, красноармейцы… Большинство из числа местных резервистов, призванных на сборы. Не осуждайте их. Не надо. В тот час, каждый делал свой выбор сам… Всего, к истечению срока ультиматума, было пленено около 1800 человек. Их ждали суровые испытания плена. Так, для Цитадели, закончился второй день войны и сразу же начался третий. В ночь на 24 июня 1941 года в подвале казармы 33-го инженерного полка прошло совещание штаба обороны Крепости. Его итогом стала реликвия, хранящаяся в музее Брестской крепости, легендарный «Приказ № 1». «Создавшаяся обстановка в крепости требует создания единого руководства и немедленного выхода организованного боевого действия для дальнейшей борьбы с противником…» В течение дня была сформирована боевая группа прорыва. В 17:30 по позициям австрийцев застрочили пулемёты группы прикрытия. Первая группа пошла на прорыв прямо по Северному мосту у Трёхарочных ворот! Вторая и третья – вплавь через рукав Мухавца! По ним тут же открыли огонь пулемётчики, державшие блокаду Цитадели. Неся тяжелые потери, красноармейцам всё же удалось закрепиться на той стороне. Но, основная группа не успела выдвинуться вслед за своими товарищами. Враг опомнился очень быстро. К его пулемётному огню прибавился огонь миномётов. Попытка защитников, вырваться из осаждённой Цитадели была сорвана… видео 2.MP4 Но, оставшиеся в живых смельчаки из первой группы прорыва, решительным броском опрокинув австрийцев на юго-восточном валу, всё же вырвались из кольца блокады! К сожалению, радость от успеха была не долгой. Красноармейцы с ходу налетели на блок-пост гитлеровцев, охранявших мост, по которому шли колонны войск вермахта. В завязавшемся бою, отряд красноармейцев был окружён и пленён. К этому времени гитлеровцы окончательно сломили сопротивление Южного (Госпитального) острова Волынского укрепления. А на Западном острове Тереспольского укрепления пограничники покидали свои позиции и переправлялись Северный остров, где кипел жаркий бой. 25 июня 1941 года тактика штурма гитлеровцев давала свои результаты. По окнам и бойницам, прямой наводкой, осколочными снарядами били противотанковые пушки. Сапёры подрывали окна, бойницы, вентиляционные каналы. В помещения врывались штурмовики. Завязывались короткие ожесточённые перестрелки, переходящие в рукопашные схватки. Красноармейцы сдерживали натиск как могли, но недостаток боеприпасов становился уже критическим. Часть кольцевой казармы, Тереспольские и Холмские ворота захвачены врагом. Пала и казарма 333-го стрелкового полка. 26 июня 1941 года, ожесточённые бои за Цитадель продолжаются. Основным оружием сражающихся в замкнутых помещениях становятся ручные гранаты. Гитлеровских штурмовиков поддерживают огнемётчики. Тёмные закаулки подвалов выжигает адское пламя. На стенах Крепости застывают «слёзы боли» расплавленного кирпича… Последним очагом сопротивления Цитадели была казарма 33-го инженерного полка. После мощного подрыва, устроенного сапёрами, её перекрытия рухнули, придавив под собой остатки защитников, среди которых были и командиры обороны Брестской Крепости. Центральный остров Цитадели пал. Организованное сопротивление оказывает только Сереный остров Кобринского укрепления. 27 июня 1941 года Восточный форт Кобринского укрепления на Северном острове, продолжает драться. Ещё с первых минут войны, опытными командирами, была выстроена его грамотная оборона. Налажена внутренняя связь, обустроен лазарет, распределены секторы для стрельбы. При артналётах бойцы уходили в казематы, а после вновь занимали боевые позиции. На вооружении у защитников имелась зенитная установка в виде счетверённого пулемёта «Максим», серьёзный противопехотный аргумент. Кровью умывались австрийские штурмовики при попытках взять «проклятую подкову». Но и сами защитники были в тяжёлом положении. Все их неоднократные попытки прорваться за территорию Крепости терпели неудачу. А сейчас Восточный форт, с трудом, но всё же отражал атаку бронетехники. 28 июня 1941 года атаки бронетехники на Восточный форт продолжаются. Танки и штурмовые орудия бьют прямой наводкой по окнам, однако заехать внутрь «проклятой подковы» не решаются. Но стоит только пехоте попробовать приблизиться, как Восточный форт отвечает метким огнём стрелкового вооружения. А в это время командующий 4-ой армии вермахта получает разнос от начальства: - В чём дело, фон Клюге?! Ваши комрады уже в Минске и прорываются к Смоленску! А вы, топчитесь на месте у самой границы! Отвлекая целую дивизию от направления главного удара! Мою лучшую дивизию! – - Но, мой фюрер. Русские…- - Молчать! Идите и докажите, что вы – настоящий генерал вермахта! – 29 июня 1941 года, исчерпав все имеющиеся возможности для скорейшего взятия Восточного форта, командование 45-ой дивизии запрашивает помощь у люфтваффе. Утром, звено «юнкерсов 87», взлетев с аэродрома в Малашевичах заходит на бомбометание с протяжным воем. 500-килограмовые бомбы ложатся точно в контур «подковы». От их разрывов старый форт задрожал, из стен выпали куски. Когда осела пыль, пехота и бронетехника двинулись вперёд. Но, Восточный форт огрызнулся огнём по атакующим! Невероятно! Немыслимо! Но, гитлеровцам снова пришлось отступить. Во второй половине дня, в небе появился одиночный «юнкерс 88». Набрав высоту, ревя моторами, он вошёл в пике и понёсся в атаку. От его брюха отделилась чудовищная бомба SC-1800, «Сатана», весом 1800 килограммов. Она попадает в угол «подковы». Грохот взрыва был слышен в далёкой округе. В Бресте, в окнах домов, вылетели стёкла. Мощью удара были потрясены даже солдаты, офицеры и военные корреспонденты, наблюдавшие с безопасного расстояния. Ударная волна прошла между валами «подковы» снося на своём пути стены. Защитники получили тяжёлые контузии. Обороняться дальше стало невозможно. Восточный форт пал… Но, в одном из его казематов, в темноте, при свете горящей ветоши, бойцы закапывали ведро, в которое бережно уложили сложенное знамя 393-го отдельного зенитного артдивизиона. Старая крепость была взята, но не покорена… Вечернее донесение 45-ой дивизии в штаб корпуса содержало победную реляцию: «Восточный форт, наконец, в наших руках! Пленено 384 человека. Их командира, майора, что являлся «душой обороны» - не обнаружено. Вероятнее всего он застрелился.» Получив от командования два дня на отдых и сборы, 45-ая австрийская дивизия вермахта двинулась на восток, оставив позади себя изуродованную израненную Цитадель. А ещё, кладбище с 514-ю крестами на могилах. Так, для Брестской крепости, закончилась война с централизованной обороной. И началась другая война. Партизанская. Напрасно гитлеровцы считали старую Цитадель побеждённой. В ней укрывалось ещё достаточно защитников, чтобы наводить ужас на патрули и группы по расчистке завалов. Вплоть до августа 1941 года на территории Крепости звучали выстрелы, а санитарные машины увозили в госпиталь раненых и убитых солдат вермахта. А в темноте подвалов и казематов, неизвестные герои защитники давали свои нерушимые клятвы, выцарапывая их на стенах: «Умрём, но из Крепости не уйдём!» И когда наступал последний час, они писали послания в вечность: «Умираем не срамя» Когда смотришь на эти надписи, кровь в жилах начинает закипать и бурлить. Какой силы духа должен быть человек, чтобы в такой миг сказать о самом дорогом: «Прощай Родина!» И о самом главном: «Я умираю, но не сдаюсь!» И глядя на дату: 20 июля 1941 год, подкатывающийся к горлу ком уже не удержать… Историки до сих пор спорят: кто же был последним защитником непокорённой Цитадели? К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос нет… Но, история сохранила для нас документально зафиксированный факт: 23 июля 1941 года в лагерь военнопленных недалеко от Бреста был доставлен раненый измождённый пленник. Со слов команды, он был пленён в капонире у обводного канала Северного острова. Это и был, тот самый легендарный майор – «душа обороны» Восточного форта.
  7. День 2 часть 2 Экспозиции музеев Брестской Крепости уникальны. Они рассказывают о её непростой истории, начиная от момента строительства, до наших дней. Место для строительства было выбрано не случайно. Слияние двух рек, Буг и Мухавец. Стратегическое место на западном направлении Российской Империи. Первые предложения о необходимости сооружения крепости в Брест-Литовске были выдвинуты ещё в 1797 году. Генеральный план был утверждён в 1833 году. В 1835 году Брест-Литовск посещает Николай I. В 1836 году начинается строительство Цитадели. В музее хранится «символический ключ» от Крепости. А также, кирпичи с клеймом года выпуска. Хочу отметить, что качество у этих кирпичей – высший сорт! Об острые грани можно порезаться до сих пор! В 1842 году на Крепостью был поднят флаг Российской Империи. Так родилась жемчужина русской оборонительной архитектуры. С историей легендарной Брестской Крепости связаны истории не менее легендарных личностей. Помните героя Крымской Войны генерала Тотлебена? Именно он был одним из разработчиков плана по модернизации крепости в 1864 году. В 1876 году на территории Цитадели было завершено строительство храма Николая Чудотворца, того самого, в котором я ставил памятную свечу. А вот этот бравый красавец капитан царской армии был старшим производителем работ в Крепости в 1911-1914 годах. Узнали? Нет? Я, к своему великому стыду, тоже не узнал. А ведь именно этому человеку принадлежат слова: «Я совестью и Родиной не торгую». Да, да! Это – Герой Советского Союза генерал Дмитрий Михайлович Карбышев. В 1906 году Крепость пережила волнения, связанные с революцией 1905 года. Первую мировую войну Цитадель встретила с незавершённой модернизацией. 5 ноября 1914 года произошла трагедия, унёсшая жизни более 200 человек. Взорвалась лаборатория для зарядки боеприпасов. Первая мировая очень быстро показала, как сильно изменилось «лицо войны». Стало понятно, что неприступные крепости утратили своё стратегическое назначение и уже не могут существенно влиять на общий ход боевых действий. Русское командование принимает решение: оставлять крепости без боя.. 13 августа 1915 года, подорвав форты и мосты, русские войска покидают Брест-Литовск. В октябре 1917 года в России произошла социалистическая революция. Молодой стране Советов, как глоток воздуха, нужен был мир в затянувшейся войне. 15 февраля 1918 года в Брест-Литовск пребывает советская делегация, для участия в переговорах. К тому времени Советская Власть была ещё не в том состоянии, чтобы диктовать свои условия. 03 марта 1918 года позорный мирный договор пришлось подписать… Произошло это на территории Крепости в здании Белого Дворца. Брестская Крепость оставалась под германским флагом до осени 1918 года. 09 февраля 1919 года Брест-Литовск заняли польские соединения. Так, для Крепости наступил польский период, продлившийся до 1939 года. Вторая мировая война пришла в Цитадель 14 сентября 1939 года вместе с генералом Гудерианом. 17 сентября 1939 года польские войска были вынуждены отступить. 19 сентября 1939 года над Крепостью развивается флаг со свастикой. 21 сентября 1939 года комиссар Боровицкий, прибывший в Брест накануне, обсуждает вопрос о передаче города. 22 сентября 1939 года генерал Гудериан Брест передал, комбриг Кривошеин Брест принял. Над Цитаделью реет знамя Союза Советских Социалистических Республик. Советские войска занимают Крепость. 18 декабря 1940 года в Германии утверждается Директива № 21 «План Барбаросса». «Дранг нах Остен» становится неизбежен. Это прекрасно понимают советские граждане, но не хотят в это верить. И хотя в Бресте течёт мирная жизнь, она наполнена тревожным ожиданием. Это чувствуется во всём: в письмах, разговорах, взглядах на ту сторону реки. Многие военнослужащие проживают на территории Крепости вместе с семьями в домах комсостава. Трудно сказать точно, сколько людей было в Брестской Крепости 21 июня 1941 года. Различные источники дают «разбег» от 4 до 9 тысяч человек. И судьба каждого из них сложилась по своему. Нужно понимать, что по советским планам, в случае начала войны, оборонять Крепость не планировалось. Гарнизон должен был оперативно покинуть Цитадель и занять намеченные рубежи обороны. Именно поэтому, летом 1941 года, Крепость, в основном, использовалась, как большая казарма и склады. В ней располагались стрелки-пехотинцы, пограничники, танкисты, автомобилисты, чекисты, сапёры, химики, медики, зенитчики, связисты различных частей и соединений. Так же большую часть составляли призывники первого года службы и резервисты, призванные на военные сборы. 21 июня 1941 года, суббота, выходной день. В городском парке Бреста танцы, в армейском клубе (Свято-Николаевском соборе) Крепости показывают художественные фильмы. Завтра – выходной. Можно никуда не спешить. А на железнодорожном вокзале напряжённо. Мирные жители пытаются покинуть город. Пассажирские паровозы, уходящие на восток, переполнены. Тёплая летняя ночь вступает в свои права. Спокойные воды Буга бьются о восточный берег. Брестская крепость засыпает мирным сном. Но, на западном берегу Буга не спят! Военная машина вермахта приводится в боевую готовность. Брест располагается на «острие атаки» группы армий «Центр». Среди них 45-ая стрелковая австрийская дивизия. Элита вермахта. Земляки и любимчики самого фюрера. Те, что браво промаршировали по улицам Парижа. Командует дивизией генерал Шлипер. Задачи у дивизии следующие: 1) Захват мостов через реки, с целью обеспечения продвижения танковых колонн Гудериана. 2) Захват плацдарма и железнодорожного вокзала в Бресте. 3) Нейтрализация и уничтожение гарнизона Брестской Крепости. Пропагандисты нацистов всё рассчитывали верно: Крепость - символ, где был подписан Брест-Литовский мир, должна была взять штурмом дивизия – символ. Гитлеровцы, уже бравшие Крепость в 1939 году, прекрасно знают все её сильные и слабые стороны. План операции был детально проработан. Первыми вступают в дело специальные диверсионные группы, среди которых не безызвестное подразделение «Бранденбург 800». Они захватят мосты, обрежут связь и электричество, выведут из строя водопровод. Затем, мощнейший не продолжительный артналёт, с применением гаубиц, миномётов, тяжёлых осадных мортир, а также, новинки вооружения – реактивных миномётов, разнесёт всё в клочья. После, решительный бросок штурмовых групп пехоты, которые выволокут за шиворот, из под обломков развалин оставшихся в живых с белыми флагами в руках и бросят их под объективы фотокамер военных корреспондентов. Какого-либо серьёзного сопротивления со стороны русских, не ожидается. Хороший план. Лишь в одном просчитались гитлеровские стратеги, в том, что старая Твердыня примет бой…
  8. День 2 часть 1 Местное время 6.30 утра. Просыпаюсь без будильника. Я бодр, полон сил, спокоен и решителен. Первым делом одёргиваю штору, чтобы взглянуть в окно и… Застываю… Светит яркое солнце. Чистое голубое небо до горизонта. Ни тучки, ни облачка. Лужи на асфальте почти просохли. Это значит, что меня услышали. Это значит, что меня ждут. Быстро привожу себя в порядок, одеваюсь и выхожу из гостиницы. На улице приятная свежесть. Город просыпается и начинает жить своей обычной жизнью. Собаководы выгуливают своих питомцев. Спортсмены совершают утренние пробежки. Мамочки ведут в детские сады своих малышей. Кто-то, просто спешит на работу. Я иду уже по знакомому маршруту: улица Ленина, улица Леваневского, улица Чапаева, улица Наганова, улица Гоголя. Вот уже видно перекрёсток с улицей Зубачёва. Так, стоп! Что это?! Да, я знаю, что это – паровоз в музее железнодорожной техники, дело не в этом. Вспомните Белорусский вокзал в Москве. Там, возле депо Ильича, стоит родной брат вот этого брестского паровоза. Невероятное совпадение. И это – хороший знак. Пересекаю улицу Зубачёва. И вот я на предвходной площади. Останавливаюсь. Вот она – Брестская Крепость, Цитадель над Бугом. Величественная и легендарная. Она умылась дождём, оделась в сочную зелень и встречает меня звенящей тишиной. Дальше иду не спеша. Главный вход. Пятиконечная звезда, пробитая через внешний вал. Аллея от звезды ведёт, через мост, прямо в сердце Цитадели. Руки начинают дрожать. Дыхание перехватывает. Пытаюсь себя успокоить, но получается плохо. А вот место для моей первой остановки. Это – скульптура «Жажда». Измученный боец пытается дотянуться до Мухавца, в надежде, зачерпнуть каской хоть глоток воды. Я останавливаюсь. Снимаю рюкзак. Достаю бутылку с водой. Выливаю её прямо в каску. Туда же кладу две красные гвоздики. Замираю в минуте молчания. Сердце стучит, как паровой молот. Но руки уже не дрожат. Нужно двигаться дальше. Место моей второй остановки за Тереспольскими воротами. Здесь, возле руин 9-ой заставы, рядом с пограничным столбом, навечно застыли в своей последней атаке бойцы в зелёных фуражках. Рядом с ними, в полуразрушенном подвале, тяжелораненый боец, вместе со всей своей семьёй. Непередаваемый по силе духа и трагизма памятник. Его нельзя описать словами. Его нужно видеть и прочувствовать живьём. Останавливаюсь. Аккуратно кладу две гвоздики на постамент. Замираю в минуте молчания. Теперь мне нужно вернуться обратно на площадь Церемониалов, к главному монументу. «Мужество». Это – самое точное описание монумента, тем, кто стоял насмерть. Оставшиеся две гвоздики ложатся на парепет возле Вечного Огня. А я стою и молчу. И словно волна, накатывает какое-то облегчение. До того, как откроются музеи, ещё есть немного времени. Теперь я могу спокойно походить по самой Крепости. Что бы Вы понимали, Брестская крепость, это – огромный по площади оборонительный комплекс. В центре, на острове, основная Цитадель с кольцевой казармой. На западе – остров Пограничный. Там комплекс Тереспольского укрепления. Проход на этот остров, в настоящий момент, закрыт, так как это – пограничная зона. На юге – остров Госпитальный. Там комплекс Волынского укрепления. Сохранились руины госпиталя и Южные ворота. На севере – соответственно Северный остров. На нём комплекс Кобринского укрепления. Сейчас я нахожусь внутри самой Цитадели на Центральном острове. Вот он – мой ориентир, который я видел вчера с колеса обозрения. Это – Штык-обелиск, смотрящий прямо в небо. Он символизирует штык от винтовки Мосина, которой были вооружены защитники Крепости в июне 1941 года. Рядом находятся руины Белого дворца. Сейчас его подвалы, как и подвалы других руин на территории Цитадели, залиты бетоном. Спросите, зачем? Ну, а сами-то, как думаете? Не в меру любопытных людей всегда хватает. А на территории Крепости наткнуться на «страшную находку» возможно до сих пор. Это могут быть, как оружие и боеприпасы, так и человеческие останки. Думаю, именно от таких случаев и решили перестраховаться при строительстве Мемориала. Кстати, передвигаюсь я по территории Цитадели только по асфальтированным дорожкам, именно по этой же причине. Я решаю обойти внешнюю стену Кольцевой казармы. Для этого мне нужно вернуться к монументу «Жажда». А оттуда, по дорожке над Мухавцом, прямо вдоль стены. Истерзанная Цитадель хранит на своём теле незаживающие раны… Следы от попаданий снарядов, пуль, мин, осколков… В районе окон и бойниц отметины сливаются в большие выбоины. Это значит, что огонь по ним вели целенаправленно. Это значит, что защитники вели из этих бойниц ответный огонь. Я подхожу прямо к выбоинам, трогаю своими руками. Прикасаюсь к истории буквально. Ощущения такие, будто прикасаешься к шрамам на теле человека. Именно здесь очень остро чувствуешь Цитадель, как живой организм… Холмские ворота. Наверное, это – самый узнаваемый образ Брестской Крепости. Фотография в личном альбоме на фоне Холмских ворот – лучший способ запечатлеть в своей памяти воспоминания от посещения Цитадели. Двигаюсь дальше, вдоль стены. Вот место слияния рек Буг и Мухавец. И уже видно Тереспольские ворота. Это именно то место, которое изображено на картине Кривоногова. Останавливаюсь. Всматриваясь в стены Крепости, ловлю себя на мысли, что Кривоногов писал свою картину здесь, с натуры. Позже объясню, почему. Спускаюсь по ступеням к Бугу. Молча стою и слушаю, как течёт вода. Туман над водой уже рассеялся. Солнце начинает припекать. Испарение усиливается. Поднимаюсь обратно к остаткам полукруглой башни. Это всё, что сохранилось до наших дней. Её подвал также залит бетоном. А это тоже Тереспольские ворота, только вид со двора Крепости. Двигаюсь дальше, к руинам казармы 333 стрелкового полка. Сквозь решетки, пытаюсь заглянуть в подвалы. Именно здесь укрывались защитники Цитадели во время её штурма гитлеровцами. Мрачное, тяжелое место. Пол в бетоне. Видимо страшных находок здесь было слишком много… И вдруг! Меня словно кто-то легонько одёрнул! Я почувствовал на себе взгляд! Нет, это не взгляд неупокоенных душ, это – взгляд живого существа. Но, вокруг меня сейчас нет людей, во всяком случае живых… Показалось, наверное… Нет не показалось! Вот кто смотрит на меня! Живая птаха-пичуга, очень похожая на трясогузку, сидит на камне! Хочу к ней подойти поближе, а она скачет от меня, но не улетает! Я останавливаюсь, и она останавливается! Оборачивается и смотрит! Начинаю приближаться, а она снова скачет! Оборачивается, смотрит и снова скачет! Словно сказать хочет: «Иди за мной, иди за мной!» Так, стоп! Это - просто нервы. Это – я всё себе сам выдумывал. И стоило мне только моргнуть, как птаха-пичуга бесшумно исчезла, словно и не было её вовсе. Я даже не услышал взмахов крыльев при взлёте. Почудится же такое… Ну, думаю, что это бывает, особенно в таких местах, как Брестская Крепость. Продолжаю идти вдоль руин казармы. Обхожу Главный Монумент с обратной стороны. Молча хожу и читаю имена героев на мемориальных плитах. Их много. Очень много. А опознать удалось лишь 277 человек. Среди имён есть и простые печальные надписи: «Неизвестный. Неизвестный. Неизвестный.» А сколько их ещё вокруг? Не найденных…. Не погребённых по-человечески… И вдруг! Словно мощный разряд молнии прошибает меня от затылка до пяток! Холодные мурашки пробегают по спине! Нет, мне не кажется! Я вижу её! А она – видит меня! Та самая птаха-пичуга, похожая на трясогузку! Следит за мной! Наклоняет голову в бок, приседает словно танцуя! И смотрит! Нет не в глаза, смотрит прямо в душу! Как-будто сказать что-то хочет! Всё тело сковала лёгкая судорога. Дыхание перехватывает. В горле ком. Из глаз полилось… Я понял! Я всё понял!!! Сейчас. Сейчас я всё сделаю… Нужно было сразу догадаться чего от меня хотят! Прямо под суровым, тяжёлым взглядом «Мужества», я набираю горсть битого кирпича у руин здания Инженерного Управления. Теперь нужно поспешить в Свято-Николаевский собор. Он уже открыт, но посетителей ещё нет. Внутри тишина, лишь эхо моих шагов отражается от стен. В специально отведённом для этого месте, я зажигаю и ставлю свечу, в память о тех, кого уже нет. Тех, кому я обязан не только своим именем, но и самой жизнью. Выхожу из храма. У Главного Монумента уже включили звуковое сопровождение. видео 1.MP4 видео 1.MP4 На территории Крепости начинают появляться люди. Нужно умыться и привести себя в порядок. Холодная вода из под крана освежает и бодрит. Вроде начинает отпускать. Я готов к продолжению. Музеи Цитадели уже начали открываться. Я нашёл их три. Они мне и помогут рассказать Вам, как это было тогда, в 1941-ом…
  9. День 1. Середина августа 2019 года, среда, позднее утро. Вторые сутки в пути. Уже позади дорога до уфимского аэропорта, перелёт Уфа – Шереметьево, аэроэкспресс до Белорусского вокзала и «Прощание славянки». Осенний мелкий дождь пошёл ещё в Москве. И сейчас, сидя в купе скорого поезда Москва – Брест, я смотрю на стекающие по окну капли, очень похожие на слёзы и молча слушаю перестук колёс. Ощущения того, что я нахожусь в другом государстве нет никакого. Всё вокруг какое-то родное. Не смущают даже надписи на белорусском языке. Даже пограничники не беспокоили. Вообще никак. Конечно, я взял с собою загранпаспорт, но он не пригодился. Кратковременное пребывание в республике Беларусь возможно и по внутреннему паспорту России. И если бы не «Мегафон», заботливо приславший СМС сообщение: «Прывітанне!», я бы и не заметил каких-либо перемен. Поезд остановился на московской стороне центрального ж/д вокзала. Ну, здравствуй, Брест! Или, добры дзень! Не знаю, как тебе больше нравится? Я приехал, я – готов. Надеюсь, меня ждут. Нет, мне не нужна карта или навигатор, я уже могу ориентироваться на твоих улицах по зрительной памяти. 70 метров прямо, подняться по ступеням на улицу Брестских дивизий. Повернуть налево. А вы знали, что Бресту в этом году юбилей? Тысяча лет! И я представил, как в этот момент в Росии «хмыкнула» Москва и «лукаво улыбнулась» Казань. 260 метров по улице Брестких Дивизий, переходящей в улицу Ленина. Повернуть налево. Гостиница «Буг». Вот здесь и будет располагаться мой личный «штаб», в течение трёх дней. Быстро привожу себя в порядок после дороги и выхожу на улицу, знакомиться с городом. Свинцовое небо продолжает моросить осенним дождём. Ветра нет. Капли выбивают на лужах пузыри. Значит - это на долго… По словам местных, дождь идёт уже не первый день. 100 метров по улице Ленина до светофора. Повернуть направо, перейти улицу. Взгляд отмечает поразительную, просто стерильную, чистоту вокруг. А вот и Мемориал Великой Отечественной Войны, он же – братская могила. Останавливаюсь. Молча слушаю, как дождь глухо стучит по гранитному парапету памятника. Живые цветы, идеальный газон. Стерильная чистота вокруг. Какие же замечательные люди живут в Бресте, что так берегут память! А я вхожу в парк культуры и отдыха и словно попадаю в сказку. Тихо. Никого вокруг нет. Скульптуры, вырезанные из дерева мокнут под дождём. Сцена «театра эстрады» пуста. Газоны, кустарники, деревья – всё аккуратно подстрижено. Во всём чувствуется ежедневный человеческий труд, сделанный с любовью к своему делу. Кто там сказал, что Любви нет? Неправда! И вот Вам доказательство. Она живёт здесь же, прямо в парке. У неё – свой остров с «плакучими» ивами. И озеро с утками. Попасть к ней в гости можно по мосту, который так и называется «мост влюблённых». А сама Любовь – просто образец скульптур данной тематики. Да, она – абсолютно обнажённая. Но, при этом никакой вульгарности и пошлости. Самая настоящая Любовь. И охраняет её не кто-нибудь, а знаменитый десантник Стёпочкин! Хороший парк. Уютный. Посреди «нижнего озера» - домик для уток. Интересно, улетают ли они на зиму? В этот парк я зашёл не просто так. В этом парке есть колесо обозрения. Вот с него я и проведу рекогносцировку. Поразительно, но колесо работает! И это не смотря на полное отсутствие посетителей и дождь. И вот кабинка поднимает меня над городом. Сквозь запотевшие стёкла, я вижу его – Штык-обелиск мемориала Брестской Крепости. Это – мой ориентир для завтрашнего дня. Он укажет мне правильный путь. Завтра. Всё будет хорошо. Завтра. Кабинка, описав полукруг, пошла на снижение. Я молча сижу, глядя на стекающие по стеклу слёзы дождя. В горле ком. Руки покрылись мурашками. А небо стало ещё темнее и дождь уже не моросил, а лил, как из лейки… Выхожу из парка к школе № 9. Останавливаюсь у памятника Наганову Алексею Федоровичу. Это – один из отважных защитников Брестской крепости, павший смертью храбрых при её обороне. Улица, на которой стоит школа, названа его именем. По ней выхожу на улицу Гоголя, поворачиваю налево. На стадионе – футболисты, ведь матч должен быть при любой погоде. И снова я попадаю в сказку. Улица Гоголя превращена в улицу фонарей, каждый из которых – отдельный шедевр. Вот – отчаянный Зорро. В шляпе и со шпагой. Вот – храбрый Пожарный. Подхожу. Звоню в колокол, на удачу. Негромко, так, чуть-чуть. Ну, а вот и сам писатель. Здравствуйте, Николай Васильевич! А кто это у нас тут? Стоит на коленях в белом свят-круге? Ну, конечно, это – Хома Брут! Кстати! Помните ту, загадочную историю про второй том «Мёртвых душ»? Здесь, в Бресте, на улице Гоголя, финал этой истории. Да, да! Прямо в печке! И, конечно, отметим вниманием самый важный «Нос». А то обидится ещё. Так! А это кто? Ага! Ну, теперь понятно, кто регулярно ворует Месяц! Давно мне не встречались такие жизнерадостные улицы, как улица Гоголя в Бресте! Описать все арт-объекты находящиеся на ней с наскоку, не получится. Их очень много. Поэтому, я выбрал лишь некоторые из них. Вечерело. Организм предательски напомнил о себе. Что поделать, но в этом люди не совершенны… На помощь проголодавшимся туристам готов прийти сам Жюль Верн! Ну, те, кто в теме, те поймут. Не сочтите за рекламу, но очень даже рекомендую. Вот теперь, гораздо лучше! Даже непрекращающийся дождь не помеха. 270 метров прямо по улице Гоголя. И вот он! Символ многовековой истории города, стоящего на слиянии рек Буга и Мухавца. Наверху – Ангел-Хранитель города. Под ним – фигуры основателей города и собирательные образы местных жителей разных эпох. А под ними – барельефы с важными историческими событиями Бреста. Несмотря на непогоду, на памятнике идут работы по его очистке. Ну, всё понятно, «именинник красоту наводит» перед праздником. А то, гости приедут, а он «не умыт и не причёсан». Но, брестчане за этим хорошо следят. И я уверен, что делают это не только в честь различных праздников. Кстати, знатоки! Вот встретился мне по дороге интересный флюгер на башне. А рассказать про него, к сожалению, ничего не могу. Может кто поможет? На перекрёстке улиц Гоголя и Советской повернуть налево. Вдоль по улице – прямо, 370 метров. Пешеходная улица Советская почти пуста. Люди, спасаясь от дождя, сидят в местных кафе, внутри. На перекрёстке улиц Советской и Пушкинской повернуть налево. Вдоль по улице – прямо, до площади Ленина, 370 метров. На перекрёстке улиц Пушкинская и Ленина повернуть направо. Вдоль по улице – прямо, до гостиницы 460 метров. По пути захожу в продовольственный и цветочный магазины. Возвращаюсь в гостиницу. Портье неодобрительно косятся на реки дождевой воды, стекающей с меня прямо на ковёр в холле. Ммм, да... Действительно, сыровато… Поздний вечер, гостиничный номер. Раскладываю всё необходимое на завтра: паспорт, кошелёк, телефон, тактический рюкзак, фотоаппарат, фонарь, берцы, дождевик, зонт, бутылка воды и шесть красных гвоздик. Я - готов. Завтра очень важный день. Нужно выспаться и набраться сил. А дождь всё барабанил и барабанил по подоконнику. Но, я спокоен. Я знаю – всё будет хорошо.
  10. Пролог. О своём двоюродном дедушке я знаю не много. Семейный альбом сохранил лишь одну фотографию. Родные дедушка и бабушка рассказывали, что он пропал без вести в Брестской Крепости в 1941 году, и послевоенные поиски не принесли результата. А ещё, меня назвали в честь него… Многие годы эта тема являлась для меня большим делом, личным неоплаченным долгом. Ещё в школе, жадно всматриваясь в учебники по истории, на знаменитую картину Кривоногова, я ощущал особое трепетное чувство. И это чувство, неоплаченного долга, росло и жгло изнутри с каждым годом всё сильнее и сильнее. Необходимость побывать в Бресте стала для меня обязательной. Первый раз это случилось внезапно, ещё в 2011 году. Тогда по пути в Европу, наша туристическая группа пробыла на вокзале Бреста, на пересадке, около трёх часов. Наш гид удержала меня от поступка, сорваться с вокзала на такси. Нет, меня ничуть не смущало ночное время суток и что в это время, я особо ничего в Крепости не увижу. Решающим аргументом стало то, что такая поездка должна быть особенной. Тогда я очень расстраивался, из-за того, что ничего не получилось. Но, сейчас, даже благодарен гиду, что отговорила меня. Только сейчас я понимаю, что был абсолютно не готов к встрече с Крепостью в то время. А потом была длительная работа по сбору информации. Книги, учебники, статьи, мемуары, архивные документы, фотографии, кинохроника. И к августу 2019 я знал, что мой двоюродный дедушка, 1920 года рождения, был рядовым красноармейцем, проходил службу в части, которая судя по номеру полевой почты, располагалась в местечке Кошарка, Брестской области. Сейчас это место называется – Слобудка, рядом с городком Пружаны. Это около 80 километров на северо-восток от Бреста. Письменная связь у семьи с двоюродным дедушкой оборвалась 16 июня 1941 года. Официальный ответ на запрос, полученный от Министерства обороны содержит сухую формулировку: «пропал без вести, июнь 1941 год»… Согласно переведённым документам боевых донесений вермахта, части гитлеровцев заняли Кошарку уже 23 июня 1941 года. Анализируя масштабы событий, которые происходили в те дни на западных границах СССР, я понимал, что в Кошарке, ныне Слобудке, я не найду ничего. Единственное решение – ехать прямо в Брест, поклониться тому, кому я обязан своим именем. Я справлюсь, я смогу. Я готов.
  11. Внимание! Данная тема является для меня личной. Прошу модераторов и форумчан отнестись к этому с пониманием. Часть фотоматериала взята мной из различных исторических, архивных, художественных, литературных и других открытых источников. Также, среди фотоматериалов, будут музейные экспозиции, находящиеся в Рязани – городе-побратиме Бреста. Возможно, в тексте будут ошибки в датах, цифрах, именах, географических названиях и хронологии событий. Прошу экспертов тактично об этом указать в комментариях.
  12. ВМЕСТО ЭПИЛОГА. А тем временем, каникулы у Бонифация заканчивались и ему нужно было обратно возвращаться в свой цирк… Всё же замечательный мультфильм. Удобно расположившись в кресле самолёта, можно подвести итоги. Операция прошла блестяще! Все задания выполнены по плану, хотя без лёгких экспромтов не обошлось. В качестве награды получаю яркие впечатления, обновлённые воспоминания и цифровой фотоальбом. До свидания, Крым! Благодарю за тёплый приём! Ты – настоящая жемчужина Чёрного моря! До новых встреч! И да, я запомнил самое главное: не думайте, что Крым достался нам легко, «на блюдечке с голубой каёмочкой»… Хочешь владеть Крымом? Будь готов за него сражаться! Не так ли, Александр Васильевич, Фёдор Фёдорович? Вот то-то же…
  13. ЛУЧШЕ ГОР МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО ГОРЫ. Как известно: дурная голова ногам покоя не даёт. Вот не лежалось спокойно возле бассейна. Вот обязательно нужно задать вопрос: «А видно ли с той горы бассейн санатория?» Ну, сказано – сделано. Встаю, одеваюсь, вызываю такси, еду к подножию Ай-Петри, сажусь в вагончик фуникулёра. И поехали, в лес за орехами! Между прочим, крымский фуникулёр один из длиннейших. И вот, я стою, над облаками, взирая вдаль. Зрелище неописуемое, аж дух захватывает! И бассейн у санатория таки видно! Вон он! А махонький-то какой! Кстати! Придаться чревоугодию и Бахусу можно прямо на горе. Вся соответствующая для этого инфраструктура на горе имеется в полном объёме. Желающие могут даже на коняшках покататься. Но моё внимание привлекает другой вид развлечений, как говорится из разряда «экстремальных». Акрофобы есть? Если, да, то даже и не думайте повторять! Не, это конечно, ни капельки не страшно, но коленки предательски дрожат! Но зато, в награду, Вы получаете эксклюзивные фото! Кстати! Специально для идиотов, которые думают, что лучше нету красоты, чем похулиганить с высоты, установлен запрещающий знак. Видно, что попытки уже были. Причём, не однократные. Прогулка «пешком по облакам» закончена. Можно немного расслабиться, перевести дух, оглядеть окрестности. Опа! А что это там, вдали? Да, да! Что за интересные объекты в виде полусфер? Хммм… Вот, что-то мне подсказывает, что если к этим объектам, близко подойдёт кто-либо из наших, так называемых партнёров, то тут же появятся компетентные специалисты, которые объяснят любопытным, что это – обычные белые шарики. И установили их тут, так. Просто так. Так сказать, для красоты. И ничего более. А вы, что подумали? И объяснят специалисты это всё, популярно, но очень, очень вежливо. Так. Пора уже и в обратный путь собираться. Для тех, кто не хочет топать по острым камням вниз, есть альтернатива! Минутное дело, причём буквально! И ты, уже внизу! Акрофобы! Не повторяйте это ни за какие печеньки! ВИДЕО: VID_20180914_131011 (online-video-cutter.com).mp4 Только не забудьте спрятать или привязать к себе всё, что может улететь при спуске! Готовы?! Ну, земля прощай, в добрый путь! Вжжжжиииих!!! И почувствуйте себя орлом, парящим над долиной! Ну, или акробатом, под куполом цирка. Ну, или матерящимся на всю округу, насмерть перепуганным существом, беспомощно болтающимся на верёвке… Тут уж, как говорится, у кого на что фантазии хватит. А когда в ушах стихнет свист ветра и взгляд снова сфокусируется, то можно посмотреть на гору от самого её подножия. И двигать уже к фуникулёру, обратно. Хватит на сегодня острых ощущений. Хорошего – помаленьку. И тут на телефон прилетает СМС-ка! «Дорогой Бонифаций – Кучерявый! От всей души поздравляем с днём рождения! Желаем счастья! Всегда твой, Мегафон.» Ну, вот, как говорится, и повод нашёлся! Зачем же себе в чём-то отказывать? Бахус! Я иду к тебе!
  14. РАЙСКАЯ БУХТА. Возвращаясь из Севастополя, учитывая настоятельные рекомендации местных жителей, решаю завернуть в Балаклаву. Так сказать, заскочить на часок, глянуть одним глазком. И признаюсь честно, оно того стоило! Бухта – шикарна! Тихая, уютная. Великолепная природа. Свежий воздух. Чистое море. Идеальное место для причала кораблей. А с сопки на повороте, отлично просматривается, а при необходимости – и простреливается, практически вся бухта. И развалины генуэзской крепости лучшее тому подтверждение. Сразу чувствуется рука не только архитектора, но и фортификатора. И конечно же мы помним, что это за место. И все героические события, что связаны с этим местом. Увы, но за райские места регулярно приходится сражаться. И как ни странно, наши, так называемые, партнёры, тоже помнят эти места. Правда, по своему… Вот Роберт Гибб со своей «Тонкой красной линией» И группа «Айрон Мейден» со своим «кавалеристом» не дадут соврать. И не питайте по этому поводу никаких «розовых» иллюзий. Наши, так называемые партнёры, относятся к нам совершенно иначе. Просто помните об этом. Всегда…
×
×
  • Create New...