Перейти к публикации
Форум Туртранс-Вояж
Evgenia_TTV

Скоропостижное путешествие на Нордкап

Рекомендованные сообщения

- Скажите, а Вы моряк – я затрепетала ресницами в полуобороте. За все прожитые годы единственное, что я умею делать хорошо – это трепетать ресницами. Сосед застенчиво улыбнулся темными от никотина зубами и несмело кивнул.

 

- Хочите пива, - вежливо отозвался моряк, протягивая банку.

- Что Вы, что Вы, я в семь утра еще не пью…. Не подскажете, а на этой границе есть дьюти фри?

 

Автобус Мурманск-Киркенес оставил позади Кольский залив и устремился вперед, прокладывая путь между сопок. Сопки хотелось выжать, как губку для посуды. Или не выжимать…

 

Всего три дня назад мы сидели на оксанкиной кухне. Вернее, сидели я и Оксанка, а оксанкин муж Андрейборисович обреченно курил на балконе. Крупные капли пота привычно скатывались в трусы. Был вторник апокалиптичного 2010 го лета немыслимой жары и горящего торфа.

 

- А может в Мурманск, - тоскливо протянула я, ерзая на стуле.

- Мурманск, Мурманск, - оживился Андрейборисович и пощелкал кнопками на айфоне.

- Плюс двенадцать, - сказал он мечтательно и дрогнул пальцами.

 

За окном дышала обычная для того лета ночь в тридцать с плюсом градусов.

Очередная капля пота скатилась в трусы. На оксанкиной кухне было душно и влажно. Я всхлипнула.

 

- Мурманск это слишком просто,- безапелляционно заявила Оксана. – Мы пойдем по следам Нансена. Послезавтра.

- Послезавтра можем не успеть, - робко протянула я.

 

Андрейборисович принес ноутбук и сурово всмотрелся вдаль. Вдали виднелась надпись аэрофлот. Надпись мерцала и приближалась.

 

- В четверг вылетим, переночуем в Мурманске, наутро автобус Мурманск – Киркенес, там машину, доедем до Нордкапа, переночуем и обратно. А в понедельник уже в Москве будем, - приговаривала Оксана, задумчиво вглядываясь в бокал. В бокале был брют.

- Плюс двенадцать, - со значением посмотрел на меня Андрейборисович.

Я всхлипнула и протянула кредитку.

 

В среду мы распределили роли. Оксанка отвечала за Мурманск и автобус до норвежского Киркенеса, Андрейборисович – за аренду машины, я – за размещение в Норвегии. В четверг в 18-20 был вылет. В ночь с воскресенья на понедельник – прилет.

 

Я сидела в офисе и прислушивалась. За соседним столом Оксанка разговаривала с Мурманском.

 

- Але, это гостиница Морская? Нас трое взрослых. Ну, таких, полноценных взрослых. У Вас есть номер? Ну, а Вы раскладушку поставьте. Ага. Односпальную кровать и раскладушку. А эта ваша односпальная кровать – большая?

- Когда моряки приводят девочек – они не жалуются, - растерянно повторила Оксанка, вешая трубку.

- Моряки! Романтика! Пойдем в порт! – отозвалась я, ведя пальцем по карте Норвегии. Е6, RV 98, Е 6, Е 69, - прошептала задумчиво, заучивая наизусть новую мантру.

 

Оксанка говорит, что когда пара уже долго, то им поможет экстремальный секс – ну типа в лифте или в примерочной… То же и с дорогой – когда она часто, то вернуть забытую новизну поможет элемент экстрима. Начинать следует с малого – например, слегка задержавшись, опаздывать на домодедовский экспресс, а чтобы усилить ощущения, на другой конец трубки нужно поставить Андрейборисовича с вопросом «выгде?» После пятого «выгде» в исполнении Андрейборисовича хочется подавить рыданье и отползать домой, но невозмутимая Оксана лишь мурлычет в трубку «иду милый», ленивой трусцой взбегая по бесконечному эскалатору на Павелецкой. Спешу заметить, что Оксана и Андрейборисович путешественники со стажем, как та пара которая долго, и эти пустяки их не возбуждают. Вернее, Оксанку не возбуждают.

 

В Мурманске было обещанные Андрейборисовичем плюс двенадцать и пол двенадцатого. Долгие северные сумерки, влажные сопки. Вокруг был воздух, знобкий, чуть горьковатый, его хотелось вдыхать со всхлипом, как после бурного детского плача. Я вздрагивала плечами и наслаждалась холодом.

 

К сожалению, гостиница Морская, где моряки, приводя девочек, не жалуются – нам отказала.

- Большой заезд моряков, - перезвонила виноватым голосом администратор. Оксана, не изменившись в лице, забронировала гостиницу «Губернская», оплот командировочных восьмидесятых годов. Хотелось стучаться в номера и просить кипятильник, но еще больше хотелось коньяк и в порт. Причем именно в такой последовательности.

 

Мурманск – город герой. Его не возьмешь нахрапом, два часа на разграбление города – это не про него. Мурманск – молочный брат Петропавловска-Камчатского, они одной крови, туманов одних и дождей, подзатылочной костью я чувствую северное братство. Это вечерние августовские девушки в куртках, ругательное «бич», брошенное в сердцах портовому пьянице, жирафий силуэт корабельных кранов, стелющиеся по земле туманы…

 

Спиртное продавали до одиннадцати. Спиртное – в смысле коньяк, ну да вы уже поняли что Мурманск не тот город, который приветствуют пивом. Дорогу к порту мы тоже не нашли и отправились спать.

 

- Женя, я завтра куплю тебе коньяк, - напоследок сказал Андрейборисович. Врет, - привычно подумала я, но ради приличия кивнула. Сколько их было в моей жизни, этих несбывшихся обещаний… Оксана пила квас и загадочно молчала.

 

Автобус Мурманск-Киркенес отправлялся в семь утра.

 

Вначале было красиво – в пустом громыхающем автобусе мы, по следам Нансена, стремимся в Киркенес. Впрочем, полярное одиночество было недолгим – автобус распахнул двери на ближайшей остановке и наполнился сонными и слегка пьяными мужчинами. Они были в меру суровы, немного небриты, у каждого была небольшая спортивная сумка. Именно небольшая – с такими сумками я ежедневно встречаюсь в своем реутовском бассейне. Я выглянула в окно – на остановке стояла бабушка в белом платочке и мелко крестила автобусную дверь.

 

Автобус медленно прокладывал пусть среди влажных сопок, а я упоенно предавалась дедукции. Здесь есть море, значит они моряки. У них сумки, значит они уезжают. Они пьют водку в семь утра, значит они моряки. Я жаждала подтвердить свои измышления.

 

- Послушайте, Вы моряк, - затрепетав ресницами, я повернулась к соседу.

 

За семь часов дороги я узнала о жизни моряков всё – и как в шторм летят со шконок, ударяясь о переборки; и как работают по 22 часа в сутки от трала до трала, и падают от усталости; и что они идут за крабом и на четыре месяца; и что судам дешевле стоять в норвежском Киркенесе, чем в родном Мурманске; и что его женка родит в декабре, но в море проще чем дома – знай себе стой вахты да привози деньги…..только краба все меньше и реже удачные рейсы…

 

Часов через пять мы добрались до границы. Автобус без моряков доходит до границы за три часа, с моряками - за пять, иногда за шесть...

 

На границе был дьюти фри.

- Курвуазье будешь, - спросил Андрейборисович, осторожно придерживая литровую бутылку.

Я застенчиво кивнула и на всякий случай затрепетала ресницами.

 

- Далеко, - спросил норвежский пограничник.

- Нордкап, - отвечала я.

- Надолго, - продолжил беседу норвежец.

- Да дня на три… пока не надоест, - отвечала я.

- А потом, - глаза норвежского пограничника округлились.

- А потом на работу, - уныло протянула я.

- Страховку покажи, - испуганно вскрикнул норвежец, подозревая у меня психическое заболевание. Я тоже подозревала психическое заболевание, но не у себя, а у идейного вдохновителя нашего скоропостижного путешествия, но Оксанку не выдала.

- Деньги покажи, - продолжал пугаться пограничник.

- Сиськи покажи, - выкрикнула сзади Оксанка. Моряки одобрительно захлопали.

 

Вообще морякам, этим трудным детям севера, здесь прощается всё – и эй, девушка, ик, вы замужем, ик, я хочу вас трахнуть, обращенное к нашей пограничнице; и переход норвежской границы чуть ли не на четвереньках, радостно позвякивая бутылками; и курение, и сквернословие, и все им прощается, потому что уже сегодня вечером они будут окружены свинцовым Баренцевым морем, и так все сто двадцать дней….И сосед по автобусу получит телеграмму «сын тчк здоров тчк четыре триста», и улыбнется черными от никотина зубами...

 

Из Киркенеса мы выехали в три. Впереди лежало 500 км незнакомой дороги, позади – недоумение. Да, я недоумеваю, почему в Киркенесе, в этом заполярном захолустном городке, можно купить спелый авокадо. Не, не так – почему в Москве нельзя, а в Киркенесе - можно. Спелый. У них там особые условия для вызревания, что ли? Полярный день, все такое?

 

- Наш девиз – пить, жрать и стремиться вперед, - заявил Андрейборисович, сурово вглядываясь вдаль. Он, сжимая руль как штурвал и на всякий случай сжимая челюсти, отвечал за стремление вперед; Оксанка, повторяющая через каждые сто километров, что хочет мяса с картошкой – за жрать, а я в трепетном объятьи с бутылкой курвуазье - за моральный дух экипажа.

 

863ad5a60250.jpg

 

Мы наспех курили и наспех фотографировали.

 

2d495f5f0836.jpg

 

Здесь на обочинах росла шикша – круглая как вороний глаз и с призрачным вкусом болот. Такая же, как на Камчатке, далекой стране моего детства...

 

b92717bcd1aa.jpg

 

935bbcba0b34.jpg

  • Нравится 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Евгения, спасибо за неожиданную и небанальную подачу! Супер супер! Что же было дальше?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Супер! Ждем продолжения!!!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

очень интересно написано) особенно мне понравился девиз "пить жрать и стремиться вперёд"!)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Женя, да вы - мастер художественного слова! Я вот только про Аланды прочитала, а тут - Нордкап))) Здорово!

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Скажите, это фиорд, - застенчиво спросил Андрейборисович.

- Фиорд, - я внимательно посмотрела на него, подозрительно – на Оксану.

- Какой красивый фиорд, - мечтательно произнес Андрейборисович, вглядываясь в пологие берега и широкие разливы Лаксефьорда.

- Ты что, первый раз в Норвегии?

- Да. Оксана сказала поедем, посмотрим фьорды… Может искупаемся… Я вот плавки взял…

- А что, - невозмутимо отозвалась Оксана. – Разве это не фьорд? Разве это не море?

 

0638f5efddc9.jpg

 

3e5c5bc2744b.jpg

 

b4cd5db77e68.jpg

 

08064af0ffdf.jpg

 

 

Долгий закат цвета сливочного мороженого обратился в такие же сливочные сумерки. По одной стороне сменялись чередой фьорды, по другой среди деревьев изумленно распахивались льдисто-голубые озера.

Варангерфьорд, Танафьорд, Лаксефьорд, Порсангерфьорд – ты перебираешь их словно четки, фьорды и маленькие бусины селений, три дома два красных один голубой, черничная Тана брю, соломенный Сомммердален…

 

 

- Бл Ой, олень, - мои романтичные коньячные грезы прервал испуганный вскрик Андрейборисовича.

Олень лениво бежал по дороге, по разделительной полосе, невозмутимо помахивая куцым хвостиком.

 

2b3236386a45.jpg

 

- Кыш! Брысь! Уйди животное, - надрывались мы.

- Здесь нет бесхозных оленей, все олени принадлежат саамам, - мрачно вещала я. И если мы его задавим, то нам придется выплачивать полную стоимость оленя. Денег у нас нет, значит будем отрабатывать – выделывать шкуры, ловить треску….

- Я не хочу выделывать шкуры, - быстро проговорила Оксана.

- Значит, будешь сушить треску, - успокоила я подругу.

 

4dda86fdd6b6.jpg

 

 

Все олени действительно принадлежат саамам, но за сбитого оленя, по причине неразумного поведения последних, вам ничего не будет. Нужно оттащить скорбную тушку на обочину, обозначить ее какой-нибудь палкой, и, помаргивая разбитыми фарами, медленно двигаться дальше. Правда, саамы тоже не будут оплачивать ремонт машины.

 

Оставшиеся до Хоннингсвога два часа крик «Ой, олени-олени» с заметной периодичностью будил окрестности – на него реагировали все, кроме самих оленей.

 

- Милый, мне так хочется спать, дай мне руль, - нежно прошептала Оксана.

- Ты думаешь, это тебя взбодрит, - я поперхнулась коньяком на заднем сиденье.

- Взбодрит, причем не только меня, но и вас, - невозмутимо отвечала Оксана, меняясь местами с мужем. В салоне раздался скрип – это сжал зубы Андрейборисович. Я продолжительно припала к бутылке.

 

- Я слежу за Оксаной и скоростью, ты – за оленями, - скомандовал Андрейборисович.

 

Я следила за ними изо всех сил – олени, кричала я, вглядываясь вдаль. Вдали шевелились и перебирали ногами деревья, большие камни и дорожные знаки.

 

 

В Хоннингсвог, самый северный город мира, мы въехали около двенадцати ночи, усталые донельзя.

- Милая, это у нас отпуск, - слабым голосом спросил Андрейборисович.

- Нет, милый, это уикенд, - отвечала Оксана, - Уикенд – это когда тебе всё надоело и ты едешь на выходные развеяться.

- Но мне не всё надоело, - задумчиво отвечал Андрейборисович. - Вот есть например мне не надоело. И спать, - после минутной паузы, пошатываясь, добавил он.

- А жара? Жара надоела?

- Надоела, - скорбно сказал Андрейборисович, поеживаясь под пронизывающим ветром.

  • Нравится 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это не рассказ - это просто песня, сказка и что там еще можно собрать в это определение? Ну почему Женя ты нас томишь и выдаешь все такими малыми дозами, это чтобы мы не спали, а вспоминали про вас с Оксаной и Андрейборисовичем??? Теперь буду ждать продолжения. Даже сердце от ожидания ёкает!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Evgenia, огромное Вам спасибо за столь необычное, живое, красочное... (эпитеты можно продолжать бесконечно) описание моей любимой Норвегии. Отдельная благодарность за замечательные фото! С нетерпением жду Нордкап! (и побольше фото, пожалуйста)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наше пристанище на этот остаток ночи называлось Nordkapp Vandrerhjem Hostel и стоило 900 крон за 3хместный номер с завтраком – 114 евро, непростительно дорого для хостела, но непростительно дешево для Норвегии.

 

Мы проскользнули в дверь за группкой итальянцев, которые набрали какой-то код. Итальянцы весело поднялись на второй этаж. На ресепшн никого не было. Андрейборисович упал в кресло и смотрел на меня укоризненно и печально.

 

Не менее печально я достала мобильный и приготовилась звонить и к тарифам роуминга МТС – участок «размещение в Норвегии» был в зоне моей ответственности.

 

- Эй, Вам нужна хозяйка? Щас я ей позвоню – мой бюджет спас невесть откуда появившийся добродушный дядька.

К моему великому удивлению, звонил он по-польски.

 

- Из самой Москвы, - удивлялся Анджей. - Из Москвы, - глаза его вдруг округлились и наполнились сочувствием. – Я смотрел Би-Би-Си, у Вас там смог и все горит, и очень опасно.

- Мы – экологические беженцы, - хихикнула Оксана. – Хотим хоть в выходные воздухом подышать…

- Ага, эко-уикенд, - щегольнул недавно выученным словом Андрейборисович.

- Бедные, - сочувственно вздохнула подошедшая хозяйка, тоже, как и Анджей, говорившая по-польски, - я дам вам тихий номер с мечтой о Нордкапе.

 

Я первый раз жила в хостеле. Номер сверкал чистотой, на кроватях лежало белоснежное белье. В туалетной комнате в коридоре уютно жужжала стиральная машинка. В душевой около пяти кабинок унисекс, изумительно чистых, как небо над Норвегией. Еще функциональная кухня, а на втором этаже зал для завтраков и гостиная. Скупой скандинавский дизайн. Мебель Икея. Уходя, снимите белье.

 

b9017682c1e0.jpg

 

 

Выйдя утром на порог, была сбита с ног огромным, пронзительно-синим небом – оно простиралось во все стороны, безоблачное, как простыня из моего икеевского комплекта.

 

Последние тридцать километров по плато Нордкап – это самые красивые тридцать километров. Я завидую неспешным оленям и неспешным автокемперам. Небо полощется лазоревой простынкой как белье на просушке.

 

92bf56d5a92b.jpg

 

dbbb9109de71.jpg

 

9054b801bc6b.jpg

 

23a2ed35b09a.jpg

 

 

Нордкап – это место из серии Сделай Сам. Нет ничего проще, как задыхаться от неземного восторга в окружении восьмитысячников, или под кокосовыми пальмами вдоль полосы прибоя; фьорды, не те фьорды, на которые жадно смотрел Андрейборисович, а к примеру серебристый клинок Гейрангера, прорезающий путь сквозь отвесные скалы – эти фьорды бьют тебя наотмашь и ты столбенеешь от красоты.

 

На Нордкапе ты отлаживаешь свое душевное устройство в унисон с песнью ветра, с запахом моря, с пустошами и седыми туманами. Здесь два варианта – или уныло брести вдоль сетки-ограды, плевать вниз с трехсотметрового обрыва, обозревать безвидные пейзажи жухлой тундры и до мушек в глазах вглядываться вдаль. Потом обязательные сувениры, фильм, суп и взад.

 

Вариант второй – опять же, брести вдоль сетки-ограды, до слез вглядываясь вдаль, высматривая белый парус «Фрама», выискивая силуэт Нансена на борту.

- По местам к повороту! Вперед смотреть! – доносится вместе с ветром.

И сердце пропустит пару ударов, в лицо вдруг повеет нестерпимым арктическим холодом, а в душу – бескрайним, бесприютным одиночеством затертых во льдах кораблей. Ты поднимаешься на цыпочки и свешиваешься за край Земли.

 

Впрочем, есть и третий вариант – курвуазье. Это мой вариант.

 

8ed19aae38f7.jpg

  • Нравится 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Площадка с глобусом – непременное место фотосессии. Люди принимают разные позы – причудливые, акробатические, фигурные композиции в стиле китайского цирка, героические в стиле полярных исследователей.

В топ зрительских симпатий вошла польская девушка, медленно снимающая с себя разные кофточки, пока муж снимал домашнее видео.

 

f27dad7c564c.jpg

 

cd16be92212d.jpg

 

6f790182cb69.jpg

 

efca76460d6c.jpg

 

4595779eb8e9.jpg

 

 

Так вот, из развлечений на Нордкапе, помимо слушать песню ветра, вглядываться вдаль в поисках Нансена, принять позу у глобуса круче чем у того парня, прогулок вдаль налево и вдаль направо – это сувенирная лавка в Нордкапхолле и кино.

 

В сувенирном магазине есть всё, что даст понять соседу или завистливому коллеге, что ты был на краю Земли. А кино…это надо видеть. Фильм вроде как о смене времен года, но вообще о людях. По идее, их здесь быть не должно, на этом суровом острове, но они живут, ловят рыбу, ходят в школу, чистят дороги. Зимой это ежедневный подвиг особенно.

 

Люди – это самое интересное на Нордкапе. Суровые мотоциклисты в тяжелых куртках, и не менее суровые подруги мотоциклистов; велосипедисты с шальными глазами, устремленными вовнутрь и вдаль; беспечные европейские бэкпекеры с грязными волосами, но в чистых носках, студенты и не очень; неторопливые малоповоротливые семейства автокемперов.

 

f2baa31cd53e.jpg

 

Я рассматриваю номера машин, и нет занятия увлекательней – французы, немцы, поляки, и у каждого свой маршрут и своя история.

 

1add9b7ffa05.jpg

 

Небо из пронзительно-синей простыни превратилось в простыню с нарисованными облаками. Ветер шальным лабрадором с разбегу ударяет в грудь. Пора уезжать.

 

ec836e14833d.jpg

  • Нравится 9

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Так вот он какой, Нордкап, в солнечную погоду! Евгения, как же вам повезло! Когда мы подъезжали, был такой туман, что глобус смутно угадывался. Правда, на наше счастье, потом туман рассеялся, но такой красоты нам не суждено было увидеть.

Большое спасибо за фото!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я думаю, что нам просто очень повезло прочитать такой замечательный отзыв. И где же хранилось такое чудо с знойного августа 2010 года, почему раньше до нас не дошло? Вот опять прочитала перед сном, и опять начались норвежские видения. Ну что же, будем ждать продолжения!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Пожалуйста, давайте побудем полчаса в Хоннингсвоге, - умоляю я, утомленная альпийскими пустошами. Хотелось насытить глаз яркими буйками и красными крышами домов.

 

Мы разделяемся – Оксана с Андрейборисовичем идут в ледяной бар ( 15 евро вход, одежда и напитки входят в стоимость, рюмки ледяные, напитки безалкогольные, тьфу, подумаешь, лицензии у них нет, впрочем, можно со своим) – я же иду куда глаза глядят, но чтобы видеть море и корабли.

 

66e7b269d17e.jpg

 

056b5b6fab15.jpg

 

cdac5a1f25a7.jpg

 

a6940afd6ed9.jpg

 

8823aab2924f.jpg

 

Мы покидали Хоннингсвог, этот самый северный город мира, но все таки не город, и не потому что там по улицам ходят олени, а потому что количество его жителей не дотягивает до пяти тысяч. Что не делает его менее северным.

 

598b6cf46398.jpg

 

Если с утра небо напоминало тщательно разглаженную простынку, то к обеду его словно решили простирнуть еще раз. Облака сбивались в кучи, крутились словно в барабане, дождь изливался, заканчивался и, помедлив, начинался снова.

 

ac6488270287.jpg

 

- Оксана, мне кажется, я напрасно взял плавки, - тревожно сказал Андрейборисович.

- Почему же, может еще распогодится, - улыбнулась Оксана.

Я гнусно хихикнула с заднего сиденья.

 

В густых сумерках мы въехали в Тану, и, пригибаясь от шквалистого ветра, вбежали в магазин на заправке.

- Кофе, - прошептал Андрейборисович, повиснув на прилавке. - И сосиску.

Белокурый юноша невозмутимо отскреб сосиски от гриля и бросил их себе под ноги. Потом так же невозмутимо налил кофе и протянул Андрейборисовичу.

 

- Идите есть в Микс, это супермаркет за углом,- доверительно сказал юноша. – Идите, идите…

- А как же кофе, - удивился Андрейборисович.

- А с кофеем идите, - добавил он с улыбкой.

- А я вот тут рыбку хотела, - подошла Оксана с пакетиком сухорыбки.

- С рыбкой идите,- продолжал юноша.

 

- Интересно, почему с нас не взяли денег, - размышляла Оксана. – Или мы похожи на дебилов, - продолжала она, пристально вглядываясь в меня.

- Ыыы, - покачала я головой, не отрываясь от бутылки.

 

Местом ночевки на этот день должен был быть Grossbacken cabin and boat rental – то есть домики и аренда лодок в Гроссбакене. Вероятно, будь я одна, я б не парилась с бронированием заранее, но Андрейборисович настаивал на тщательно прогнозируемом маршруте – наверное, в этом есть смысл, когда у тебя всего два дня.

 

- А может, возьмем палатку, - бодро предложила я три дня назад на оксанкиной кухне, но хозяйка слегка поморщилась.

- Я ее понесу, - продолжала я. Оксанка поморщилась еще сильнее, словно уловила из холодильника неподобающий запах.

 

Поэтому полдня четверга я предавалась изучению объектов размещения на Варангерфьорде – Андрейборисович сказал, что ночевать следует около в ста километрах от Киркенеса. Я даже написала в какой-то кемпинг «Уютные домики у Бьёрна» с пометкой срочно, на что мне не менее срочно пришел ответ, что в домиках нет мест. Я напряглась и позвонила в следующий.

 

- Да, у нас есть домик на трех человек, - запыхавшимся голосом отвечала Анна-Лиза. Уже при личной встрече Анна-Лиза рассказала, что в тот день была в горах, предавалась легкому треккингу.

- Я сейчас пришлю Вам письмо и буду ждать ответа, - заявила я по туроператорской привычке на всё иметь бумажку.

Еще через час я послала второй и-мейл, где большими буквами верещала, что покидаю страну через три часа и жду ответа как тот соловей.

- Ох, в горах совсем не было связи и мне было так сложно писать с мобильного, - смеялась потом Анна-Лиза.

 

Но все это было потом, а сейчас, в темноте, сопровождаемые дождем и порывистым ветром, мы въезжали в Гроссбакен. Гроссбакен – это три дома по левой стороне, два красных один белый, и пять – по правой, три красных и два бежевых. А потом табличка что Гроссбакен закончился.

 

За километр до Гроссбакена я ответственно отставила бутылку и взяла в руки письмо Анны-Лизы. Адреса не было. Я моргнула и вгляделась пристальней. Адреса не было. Впрочем, улиц здесь тоже не было.

 

- Это должен быть красный домик, - уверенным голосом заявила я и икнула.

- Этот? Или этот? – утомленно спросил Андрейборисович.

 

Мы въехали во двор. Во дворе стояли качели и валялся велосипед.

-Это не похоже на кемпинг, - невозмутимо сказала Оксана и открыла чипсы.

 

Мы проехали один километр. Гроссбакен закончился. Мы развернулись и проехали километр. Гроссбакен опять закончился.

- Остановите здесь, - отчаянно закричала я и вылезла из машины.

 

Подойдя к очередному красному домику, я заглянула в окно. В окне сидел мужчина в тапочках и смотрел телевизор.

Я виновато улыбнулась в окно. Мужчина тоже улыбнулся и продолжил смотреть телевизор.

- Слышь, мужик, открой дверь, поговорить надо, - жестами показала я и затрепетала ресницами. Диван неохотно заскрипел, прошаркали тапочки, дверь распахнулась.

 

- Гроссбакен кэбин энд боат рентал, - прокричала я, перекрикивая ветер.

- Йа-йа, натюрлих, Маргарита Павловна. Налево, направо, и под горой.

 

- Налево направо и под горой. Или направо налево и за горой, - растеряно повторила я подошедшему Андрейборисовичу. Оксана сидела в машине и ела чипсы.

 

- Так налево или направо, - сурово спросил Авндрейборисович, играя челюстью и бицепсом.

- Я вам сейчас покажу, - спас меня от расправы мужчина. – следуй за мной! Он сел в белую ауди и завел мотор.

 

Домики Анны-Лизы приютились в ста метрах не доезжая указателя Гроссбакен.

- Анька, выходи, клиентов тебе привел, - пророкотал мужчина.

 

b575767634d4.jpg

  • Нравится 8

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- Спроси ее, а она завтрак может, - пихнул меня в бок Андрейборисович.

- Могу, - быстро сказала Анна-Лиза. – А у вас что, продуктов нет, - в замешательстве спросила она.

- Понимаете ли, уикенд, - светским тоном отвечал Андрейборисович.

 

- Ну ладно, - подумала о чем-то Анна-Лиза. – Только чур, готовьте сами, - быстро добавила она и принесла дюжину яиц, хлеб, ветчину, домашнее масло, сыр, и взяла за это всего сто крон.

 

- Спасибо, спасибо милые мои, - плакала я за ужином, сооруженным из принесенного Анной-Лизой завтрака. – Вы были так терпеливы, пока я искала этот чертов домик… А если бы мы не нашли…

 

- Тогда бы я смотрела на тебя вот так и спрашивала каждые пять минут – Женя, где мы будем сегодня спать, - Оксана скорчила наивную рожицу девочки-дауна и похлопала ресницами.

Я содрогнулась.

 

 

- Наверно, объявят штормовое предупреждение и в школу можно не идти, - подумала я спросонья, прислушиваясь к вою ветра за окном. – Ба, включи радио, надо послушать погоду, - крикнула я и проснулась.

 

Ветер завывал наяву, в окно хлестал дождь. Я лежала на втором ярусе кровати в красном домике с зеленой крышей в деревушке Гроссбакен, Финнмарк, Северная Норвегия. В четырехстах километрах к северу был край Земли.

Впрочем, домик был на редкость уютным – в нем хотелось переждать и это ненастье, и череду других.

 

a6325d61d8ce.jpg

 

Мы же решили съездить в музей морских саамов в Варангерботне – вчера я пожаловалась хозяйке, что нигде не могу купить диски Мари Бойнэ, на что Анна-Лиза отвечала, что в музее в Варангерботне – сто пудов.

 

Ровно в десять утра мы подъехали к музею. Он был закрыт. Внезапно мне стало стыдно за все те разы, когда я открывала офис (нет, не ТТВ - прошлый офис из другой жизни) в пол одиннадцатого, стыдно перед озябшими курьерами на пороге, перед клиентами, выглядывающими меня, неспешной походкой идущей по тротуару. Я обернулась к Оксанке, приглашая коллегу присоединиться к мукам совести.

 

- Подумаешь, - пожала плечами коллега. – Здесь есть экспонаты под открытым небом и какая-то тропа.

 

Экспонаты под открытым небом представляли собой саамскую лодку, сооружение для просушки трески и саамские хозяйственные амбары. Тропа вела к разливу Варангерфьорда, где в маленьком домике предлагалось наблюдать за птицами.

 

e82fa41f7b94.jpg

 

- Ну что, мои маленькие любители животных, - грубо прервал Андрейборисович игру в юного натуралиста. – Музей открылся.

 

В музее были желанные диски, а также выставка-продажа местных умельцев – возле каждого изделия висела фотография мастера в национальном саамском костюме. Рассматривать лица мастеров было не менее интересно.

 

Постоянная же экспозиция посвящена жизни саамов Варангерфьорда от первых поселений до наших дней.

 

в час, когда бывает трудно

чувствуешь, не выдержишь борьбы

вспомни - ты хозяин вечной тундры

а не ветхой, дедовской избы

 

(саамский стих)

  • Нравится 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В час дня мы въехали в Киркенес, где сдали машину. Собственно офис Херца находится в четырех километрах от Киркенеса.

 

- Может, на автобусе? Или этот, как его.. автостоп, - несмело предложил Андрейборисович.

 

- Треккинг, - сурово отвечала я. За три дня сидения на заднем сиденье моя обычно круглая задница сделалась квадратной.

Андрейборисович печально вздохнул и привычно устремился вперед.

 

8ee243e15aea.jpg

 

В Киркенесе до всего было далеко.

 

20be9e11c8cc.jpg

 

Чтобы быть поближе к цивилизации, мы поехали обратно в Мурманск – местный порт еще оставался неохваченным.

 

Обратный путь до Мурманска без моряков занял три с половиной часа. Дождь преследовал нас по пятам, но в Мурманске мы от него оторвались.

 

Небесная прачечная, после стирки и полоскания приступила к отжиму и сушке.

 

99368b5b2744.jpg

 

Порта в Мурманске как такового нет. То есть он есть, но закрытый – для докеров, грузчиков и моряков, а не для праздношатающихся нас. Зато для нас есть атомоход Ленин и пассажирская Клавдия Еланская. Атомоход Ленин был музеем, а Клавдия Еланская ходила в загадочную Йоканьгу.

 

b37286997ce4.jpg

 

d4ca7cd615fa.jpg

 

757c02e17a44.jpg

 

5a237915327a.jpg

 

В порту бесчинствовал ветер, холодом обжигал пальцы. Потом мы пошли пить чай в буфет на жд вокзале. А потом на рейсовом автобусе неспешно поехали в аэропорт.

 

3bec57b6d167.jpg

 

- Да, милая, это был чудесный уикенд, - осипшим голосом шептал Андрейборисович.- А можно я теперь того… на недельку… в Турцию… отдохнуть после уикенда…

 

- Это же адвенчер, - укоризненно посмотрела на мужа Оксана.

 

Андрейборисович печально шмыгнул носом. Я с трудом встала и проковыляла в аэропортовский буфет за коньяком.

 

- Что, кому-то не понравилось, - грозно спросила Оксана.

 

- В августе нужно ездить на север, - задумчиво сказала я, вспоминая шикшу, фьорды, оленей, и северный ветер. Друзья согласно кивнули, и мы пошли к самолету. Был час ночи понедельника.

  • Нравится 7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ох, прям обратно взад захотелось, в безмятежность, которая приходит в путешествии.... потому что нет никаких забот кроме как из точки А стремиться в точку Б..

 

Спасибо за внимание и отклики!

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Теперь можно спокойно спать. Ведь вернулись домой Женя, Оксана и Андрейборисович! Но мы ждем новых путешествий.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

о, мы редкие возвращенцы:))))

 

с новыми путешествиями буду стараться, спасибо, tatfat56, за поддержку и внимание!

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Так красиво! Замечательно! Легкий слог. Кто Вы по профессии, нет, скорее по образованию.... Или...хотя.... Вопрос не уместен. Это просто талант.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×