Jump to content
Форум Туртранс-Вояж
bee_Maya

Лирические отступления :) ТТВ-шников

Recommended Posts

Ричард Бах "Чайка по имени Джонатан Ливингстон", перечитайте, это о нас с вами.

А ведь надо перечитать! Умение мыслить неординарно позволяет выходить за рамки реального пространства. Спасибо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

  Тема путешествий, понятно не единственная тема в моих стихах. Мне нравится сочинять стихотворения на тему пространства, времени, пути и движения. Вот одно из них.

 

Благодаря движению вперед.

 

Благодаря движению вперед

Летят года и протекают реки,

И птицы совершают свой полет,

И гонщики тусуются на треке.

 

Одни по кругу, а иные по прямой

Оттачивают линию движения,

И дуги гнут, стремясь найти покой,

Все те, кто в стадии брожения.

 

Благодаря движению вперед

Пронзает свет межзвездное пространство,

И повсеместно тянется народ

К теплу и свету, как растений царство.

 

Благодаря движению вперед

Уходят боль, стенания и муки,

Час встречи приближая и разлуки,

Не угадать, что выйдет наперед.

 

У вектора движения свой закон,

Он будит тех, кто пребывает в неге,

И давит внутрь десятком мегатонн,

Движение рождая в человеке.

 

Пусть чья-то мысль рисует пируэты,

И режет филигранно скользкий лед,

На все находит "нужные ответы",

Я знаю, цель  - движение вперед!

 

.

  • Like 22

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сочинять стихи о горах после Высоцкого и Визбора дело неблагодарное и почти безнадежное. И все-таки я рискну и выложу здесь одно.

 

 

        Доломиты Брента.

 

Неровен шаг, дыхание дождя,

Скользит тропа, и догорают нервы,

Туман вопросы оставляет для

Тех, кто здесь спускается, наверно.

 

А там – внизу, в разрывах облака,

Река петляет узенькою лентой,

И все, что обозримо свысока,

Зовется просто – Доломиты Брента.

 

Дремучий лес наполнился дождем,

Поблекли краски, а в тумане звуки

Почти исчезли, мы теперь вдвоем

На склонах гор проходим курс науки.

 

О, сколько тут придумано причин,

Ответов на вопросы и подавно,

А горы все преследуют мужчин

И женщин, что в них верят безоглядно.

 

Но бесполезно подыскать ответ

Мучительному, тлеющему «надо»,

Ведь с рисками заявленный сюжет,

Не предусматривает в действии награду.

 

Залог надежды – выстраданный свет

На хмурые, безжизненные склоны,

Пусть виртуальный, но готов ответ,

Как действовать, чтоб обойти препоны.

 

Неровен шаг, дыхание дождя,

Скользит тропа, и догорают нервы,

Туман вопросы оставляет для

Тех, кто здесь спускаться станет первым.

 

  • Like 20

Share this post


Link to post
Share on other sites

   Сегодня день рождения Борису Гребенщикову. БГ, я сердечно поздравляю Вас!

Ваш день рождения - это праздник для всех Ваших поклонников,  продолжайте  радовать нас новыми альбомами, хитами и главное - мыслями, которые, впрочем, не всем покажутся. Но мы без предрассудков, поэтому ценим и любим Вас. Как сказал один мальчик, случайно бывший при этом, отныне все мы стали не те...

 

Полёты слонов в империи Цинь.
                       (Посвящается БГ)

В империи Цинь едят пауков и чтят сухой закон,
В империи Цинь чайный звон и время полёта слонов
И, если слоны, улетая на юг, шлют нам низкий поклон,
То, все, кто остались и здесь и там, желают спокойных снов.

А я здесь совсем один, один в загоне для чайных слонов,
Меня не тревожит никто, всё тихо в доме моём.
И я, с присущей мне простотой, пою о том и о сём,
Ведь все, кто сегодня покинул дом, достойны лучших слов.

Одни уедут в Тибет, одни уйдут гулять по Тверской,
А я буду петь и ждать и ждать, когда солнце взойдёт.
Но если меня вдруг покинет Бог, уйду от жизни мирской,
Я сделаю это без лишних слов, поскольку и это пройдёт.

Старик Козлодоев летит в самолёте и брызжет сверху слюной,
Он мог бы достойно выразить чувства, если бы не запой,
Он знает один ненаучный метод и метод совсем простой -
Тех, кто выйдет гулять по Тверской - взять и отгрузить баржой.

А я здесь совсем один, один в загоне для чайных слонов,
Я сам себе капитан и сам себе теплоход,
Я тихо плыву в чайную гавань любимых мною снов,
Но, если увижу холодное пиво, выдам задний ход.

Никита Рязанский строил город, ему не хватило гвоздя,
И кто-то там, в попыхах заметил, что все старания зря,
И люди пошли ловить тараканов и разводить мух,
Но я не ручаюсь за достоверность, возможно всё это слух.

А я здесь совсем один, один в загоне для чайных слонов,
Слоны улетели на юг, всё тихо в доме моём.
Но я не желаю больше видеть обрывки вещих снов,
Так пусть капитан, знающий Курс, скомандует мне: "Подъём!"

Ударим в колокол добрых дел, подхватим домкрат мечты,
Развеем по ветру лишний сор и разведём мосты,
И пусть одни уедут на юг, другие уйдут на восток,
И тем и другим не уйти от себя - дайте им только срок...

                                                    

 

  • Like 13

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если пойдешь из Коврова

Прямо на Дальний Восток,

Сопровождаемый, к слову,

Нитью железных дорог,

То попадешь к океану,

За океаном – рассвет,

Там же – далекие страны,

Шли им горячий привет.

Дальше пойдет Сан-Франциско,

Следом Вирджиния-Бич,

Это достаточно близко,

Чтоб захотеть и достичь.

Ну, от Парижа до Гданьска

Трошки осталось пути,

Но, даже здесь, будь так ласков,

Ножки свои береги.

Если и дальше, водимый,

Ты не опустишься в дрожь,

Через Москву и Владимир

Точно к Коврову придешь.

А возвратившись в квартиру,

Сделаешь выводы – все ж,

Сколько ни странствуй по миру,

Но от себя не уйдешь.

  • Like 26

Share this post


Link to post
Share on other sites

Антикризисное:

 

Я обойдусь без новой шубы,

Но ради прелестей Прованса

Сложу на полку свои зубы,

Чтоб снова в добрый путь с "Туртрансом"!

  • Like 17

Share this post


Link to post
Share on other sites

От нас закрывают Европу,

Без лишних сантИментов, сходу,

Куражатся с евро и курсом,

И делают это искусно.

И нет ни единого шанса

Остаться под сенью «Туртранса»?

И нет ни малейшей надежды,

Что рубль станет твердым, как прежде?

Тогда мы в любимые дали

С тобою поедем едва ли…

Кто злее, ругается устно,

Но как-то становится грустно.

Красоты российской глубинки,

Леса, перелески, тропинки,

Вернуться к истокам, в надежде,

Что рубль станет твердым, как прежде?

Остаться на зиму без шубы,

Кому-то покажется глупым,

А тут еще в пику Прованса,

Разбитая чашка фаянса.

Не склеить, не выразить чувства,

Но как-то становится грустно,

Неужто, оставлю Европу,

С изнанки почуя худобу?

Цена не снимает вопроса,

Закон предложения – спроса,

Узнают ли дети - потомки,

Что зубы пылились на полке?

  • Like 22

Share this post


Link to post
Share on other sites

Надеюсь в связи с критической ситуацией в нашей любимой стране, эта тема не потеряет своей актуальности, мы путешествовали, путешествуем и буим путешествовать :dance4:

 

Так вещает наш всеми любимый ТТВ :derisive:

  • Like 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я еду за туманом и за запахом глинтвейна,

В промозглую Европу, ближе к Рейну,

Я еду потому, что нет уж мочи

Релизы тасовать из многоточий.

 

Все близкое становится понятным,

Увиденное лично станет внятным,

Скажу, прибегнув здесь к приему речи –

Важнее расставаний только встречи.

 

Причуды и забавные картинки,

Игрушки, погремушки и снежинки,

Рождественские сказки, феи, гномы,

И разные предметы из соломы.

 

Почувствую, прильнув душою разом,

Не к чьим-то зарисовкам и рассказам,

А лично осмотрю все те объекты,

На коих устремится взгляда вектор.

 

Романтика Парижа, Праги, Вены,

Рождественская елка во Вселенной,

С гирляндами огней и декораций

И с множеством волшебных интонаций.

 

Я еду за туманом и за запахом глинтвейна,

В любимую Европу, ближе к Рейну,

Поскольку, сотню раз услышав мнение,

Не испытаешь удовлетворения.

  • Like 17

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжаем развивать тему наших путешествий в стихотворной форме. Кстати, что это мы все о западе, да о западе? Не пора ли сказать и о том, что нам всем ближе и родней?

 Давайте начнем сразу с насущного - со второй нашей проблемы.

Почему же  не по последовательности и не по порядку? - спросит читатель. А вот над этим надобно, дорогой читатель, как следует подумать...

Вторая русская проблема.

 

Как доехать до Ростова?

Можно, в общем, напрямик,

Только так, даю вам слово,

Непременно выйдет пшик.

 

Если брать кругом Рязани,

А потом идти на холм,

То и там, боюсь, едва ли,

Не проехать вам верхом.

 

Впрочем, можно двинуть лесом,

Гак велик, но все одно,

Ведь балуют там повесы,

Только выйди за село.

 

Все же проще первопутком,

По снежку, да налегке,

Лучше выждать здесь минутку,

Чем застрять невдалеке.

 

Эх, российские дороги –

Пыль, ухабы, колея,

Дождь пройдет – увязнут ноги,

Смачна русская земля!

 

Только водная стихия

Помогала покорять

Широту простор России

И соседа усмирять.

 

Из варяг ходили в греки,

По торговле или в рать

И татары шли по рекам,

Чтобы нас завоевать.

 

Кто по речкам, по речушкам

Водной гладью рисовал

Здесь – тропинки, там – дорожки,

Здесь – ночлег, а там – привал?

 

Вот у рек и взяли предки

Широту и глубину,

По земле же без разметки

Гаком мерили длину.

 

Широта натуры русской

Не смогла нам дать пинка,

Тут нас лень веревкой узкой

Подпоясала слегка.

 

Тише едешь – дальше будешь,

Лень нас держит за бока,

Все желания остудишь,

Коль дорога далека.

 

Велики просторы наши,

Но проблема в них видна –

Будь ты конный или пеший,

Сто дорог – беда одна!

  • Like 15

Share this post


Link to post
Share on other sites

Раз в месяц захожу в эту тему и добавляю. Желающих добавить со стороны, увы, не наблюдается. Народ у нас скромный. Впрочем, прозой оно надежней и проще. Переход от небольших стихов к стихам более длинным, как и у всех пишущих, происходит не сразу. Предлагаю вашему вниманию один мой длинный опус. который я назвал "Итальянец". 

Традиционно ухожу на один месяц в тень, дабы не отвлекать публику от курса евро и прочих "вкусных" продуктов.

Итальянец.

Да, что нам гвельфы, гибеллины,

У нас история своя,

И если свет сойдется клином,

То лампы нет у фонаря…

 

Под завывание бурана

И равнодействие тоски

В глуши саратовской упрямо

Старушка штопала носки.

 

Сверчок настраивал пиано,

В углу тенёта ткал паук,

В тот зимний день темнело рано,

В деревню к ней приехал внук.

 

Он заскочил на две минуты,

А вышло так – на пару дней,

Здесь, знатоки душевной смуты,

Начало повести моей.

 

Мело фортиссимо и право,

Куда в такую ехать темь?

Друзья его, конечно правы,

Диману ехать было лень.

 

Да, аргумент, согласен, веский,

Но как же хочется, порой,

В избе просторной, деревенской

Хоть в мыслях обрести покой.

 

За самоваром, с чашкой чая

Вопросов россыпь – что, да как?

И между ними, так, случайно,

Всегда отыщется пустяк.

 

Пустяк играет с нами в прятки

И регулирует процесс,

Ты хочешь знать, кто наши предки?

Мне твой понятен интерес.

 

Как верно люди примечают –

Кто метит в бровь, рискует в глаз.

Итак, друзья, попивши чаю,

Старушка начала рассказ.

 

Мы родословной  не кичились –

Из крепостных и бурлаков

И предки наши здесь родились

И здесь имели хлеб и кров.

 

Вот прадед мой – тот был не местный,

О нем рассказывали так –

Что часовщик он был известный,

А также петь он был мастак.

 

Он прожил век вдали от дома,

С отчизною общаясь в снах,

Война двенадцатого года

Его в Россию занесла.

 

Был флорентийцем, имя – Марко,

Карелли – так записан он,

Природой одаренный ярко,

Таких – два- три на миллион.

 

Он в плен попал при отступлении,

В Саратов сослан, обрусел,

Мечтал вернуться – не везение,

В конце концов, он здесь осел…

 

Женился.  Развернувши дело,

Часы работал под заказ,

И о руках его умелых

Народ обмолвился не раз.

 

От той поры – шесть поколений,

Народной памятью гордись,

Пошла фамилия Карелин

И мы под нею родились.

 

Рассказ окончен, время к ночи,

Усталость тихо клонит в сон,

Прервемся мы до многоточий,

Настроив чувства в унисон…

 

На утро встав, расправив мысли

И вспомнив бабушкин рассказ,

Внук озадачился – что, если…

Сгонять в Италию зараз.

 

В конце концов, приняв решение,

Имея к делу интерес,

Мы все стремимся от рождения

Осуществить и сам процесс…

 

Минуя длинные вступления,

Чтоб не вогнать, не ровен час,

В сознание скуку и томление,

Начнем с Италии рассказ.

 

Ах, Апеннины, Апеннины,

Тоскана, Умбрия, Пьемонт,

Прекрасны горы и равнины

И вдаль манящий горизонт.

 

Прими контрасты и явления -

Закат в Сорренто, легкий бриз,

И римское столпотворение

И Капри – дивный парадиз.

 

Прими Флоренцию и Пизу,

Прими Венеции наряд

И удостой себя сюрпризом –

Сиенским «Палио Контрад».

 

История в застывших ризах,

Руины в шапках набекрень,

Исчезнувшие Моны Лизы,

Шедевров гаснущая тень.

 

Здесь дух Эпохи Возрождения

Витает в залах и дворцах,

И Микеланджело творения

Пленяют жаркие сердца.

 

И кто в пути, случись наверно,

Откажется, посмотрим в суть,

Два дня пожить в Альберобелло,

На день в Амальфи заглянуть.

 

Ну, кто минует Римский форум,

Или  пропустит Колизей,

Тот, безусловно, спящий ворон,

Иль, скажем проще, ротозей.

 

Мы мимоходом в Вечный город

Заглянем в сутолоке дней,

Чтоб утолить извечный голод

И тягу к слабости своей.

 

Побыть везде, успеть повсюду,

Не опоздать, не проглядеть,

Врасплох застигнутому чуду

Отмерить чувства, не сгореть.

 

Что-что, а римская жара

Буквально обух топора,

А ощущенья  от  ожогов

Приятного дают немного…

 

Испанской лестницы ступени

В цветах, в туристах и в пыли,

А если где-то не успели,

Бросайте цент в фонтан Треви.

 

Но повернем порядок к месту,

Тут наш герой, а с ним невеста,

А также старенький «Фиат»,

Что взят был в Риме напрокат.

 

Дорог Италии немало

Им довелось проколесить

И, если что в пути бывало,

То будет и о чем спросить.

 

Всего пустяк – две, три недели,

Как время пролетает – жуть!

И так случилось – наш Карелин

В пути расслабился чуть-чуть.

 

Случайность к месту и не к месту,

Чуть зазевался, ставит знак,

Внезапно и по интересу

Ввернет какой-нибудь пустяк.

 

Случайно ли, объект рисуя,

И мысль задействуя слегка,

Жонглируя словам всуе,

Мы здесь дошли до пустяка?

 

Я уважаю тех, кто сходу,

Без подготовки скажет спич,

Так вот, случайности в угоду,

Карелин въехал под «кирпич».

 

Есть прецедент для разговора,

Полиция не дремлет там,

И Дмитрий оказался вскоре

В компании двух милых дам.

 

Жестикуляция в Палермо,

Жестикуляция в Милане,

Но если все сложилось скверно,

То выводы найдутся сами.

 

Карелин, понимая это,

Все ж попытался пенки снять

Итало-русским пируэтом,

За что ему поставим пять.

 

Все бесполезно – цели мимо,

Слова ажурные сквозняк,

В квитанцию взглянул уныло -

Любого б тут хватил столбняк.

 

Как часто оказавшись в спешке,

Запарке или суете,

Мы пропускаем мимо вешки

И мелочи, скажите мне?

 

Ну, что ж, когда глаза прозрели,

И нервный снизился запал,

Наш друг фамилию «Карелли»

На бейдже дамы разобрал.

 

Пути, пути исповедимы

Господние с приставкой «не»

На водной глади – гладь картины,

А шторм нагрянет – быть волне.

 

Мир тесен – в этом вся причина,

От перекрестка – поворот,

А если что необъяснимо,

Для нас пока запретный плод.

 

Вот так и состоялась встреча

Через века, через года,

Пусть дальних, это я отмечу,

Но родственников, господа.

 

Конечно, чувствам удивления

Пора тут выйти на простор,

А это время, без сомнения,

Приятнее, чем время ссор.

 

Историю закончить, право,

На ноте пасмурной нельзя,

Ведь, в месте том «кирпич» упрямый

Висел, мне кажется, не зря.

 

Мы оставляем здесь героев

И наш нешуточный рассказ,

Понятно мне, что эти двое

Друг с другом встретятся не раз.

  • Like 28

Share this post


Link to post
Share on other sites

Большое спасибо, Малов Сергей!

Вот сколько раз я собирался уйти с этого форума, понимая бессмысленность ежедневного времяпрепровождения на нём?! Причём,  мне кажется, что подобные мысли приходили не только мне...

Но после таких сообщений, как Ваше, становится понятно, что многие здесь не из-за возможности простого общения, а из-за того, что только на форуме ТТВ среди других пишут невероятно умные и талантливые люди.

Браво, Сергей! Вашими словами, если позволите, дам мою оценку:

Итало-русским пируэтом,

За что ему поставим пять.

  • Like 11

Share this post


Link to post
Share on other sites

Благодарю Вас, за теплые слова, МАК!

Количество выдаваемой руды, составленной из букв и знаков препинания - относительный показатель нашей уверенности в самих себе. Любая руда, словесная не исключение, требует своего обогащения. Обогащение мыслью, идеей, рифмой...

С возрастом это понимаешь более ясно, и количественные показатели рукописного творчества постепенно трансформируются и приобретают более качественные характеристики. Количественное значение слов исчезает. Ее заменяет собственная мысль, которая не требует обязательного озвучивания.

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

 Добрый вечер!  Пару лет тому назад я оставил здесь свои рассуждения, которые были названы  не без легкого выпендража "Философия путешествий". Если набрать в Google это название. то все это обнаружится на верхней строчке. Что касается форума ТТВ, то тема эта уже далеко внизу.  Решив напомнить о существовании "философии" в контексте путешествий, я сочинил более короткий, по сравнению с предыдущим текст, назвав его так же "Философия путешествий". Для облегчения востриятия текст был облечен в форму, отличную от прозаической. Спасибо за внимание.

 

       Философия путешествий.

 

Если ты на фото очень стройный,

И с улыбкой дружит твой портрет,

Значит жизнью ты в тот час довольный,

Что бывает, как сказал поэт.

 

Брызги океана убеждений,

Мысли, бороздящие нам слух,

Не случайно, перископом мнений,

Разделяют камерность и звук.

 

Вот и я, задумавшись над этим,

Больше часа, что совсем пустяк,

Перейду от пафосных отметин

К легкой философии бродяг.

 

В дальний путь, собравшись не случайно,

На вопрос куда? И почему?

Ты, конечно, не воздвигнешь тайну,

Все расскажешь, я тебя пойму.

 

Разложив в уме бином Ньютона,

Важен в результате сам процесс,

Я в тот день сидел привычно дома,

К теме проявляя интерес.

 

Мой сосед напротив, выгнув спину,

На площадку выставил рюкзак

И его усилием единым,

Взгромоздил на плечи кое-как.

 

Мой сосед Андрюша был в ударе,

С повседневной скуки сбросив тень,

Он ее оставил на диване,

Утешаться чувствами потерь.

 

И пошел по улице Кузнечной

Вдоль садов, берез и тополей,

В подражание юности беспечной,

Свистнув пару раз от фонарей.

 

На вопрос разумного ответа

Я пытался  для себя найти,

Почему так важно для соседа

Притяжение дальнего пути?

 

Я себя привычно утешаю,

Что мне реки, горы и леса?

Что мне тяга чувственно большая

Наблюдать в природе чудеса?

 

Но однажды, породив сомнение,

Мысль не исчезает просто так,

Не само собой пришло решение –

Оторваться от пустых бумаг.

 

Если ты по жизни как философ,

Понимаешь, что нацелив путь,

Надо избегать пустых вопросов,

А всецело углубиться в суть.

 

Направление взяв, вдоль красных стрелок,

Отмечая вскользь, без лишних слов,

Диски от летающих тарелок,

Тени Геркулесовых столбов.

 

Не хотелось мне искать отсрочки,

И я вышел, накрайняк, взглянуть,

Бесполезно, братцы, двигать строчки,

Коль всецело не отмеришь путь.

 

Мир открытий, рано или поздно,

Непременно встретится с судьбой,

С удивлением обнаружишь звезды,

Те, что у тебя над головой.

 

Не в размер походные ботинки,

Давят плечи лямки рюкзака,

И крошатся с громким хрустом льдинки,

Точно в след, придавленный слегка...

 

Я измерил тропы и тропинки,

Прошагал болотом и тайгой

И теперь отвечу без запинки,

Почему неведом мне покой.

 

Это, как инфекция снаружи –

Чуть заденет, так тревожно – жуть.

График эволюции нарушен,

И кого и в чем здесь упрекнуть?

 

С жаждою все новых впечатлений,

Мир откроешь – это не пустяк,

Граждане, гражданки, больше мнений,

Делимся – что было, где и как?

 

Если есть в природе ген движения,

Лучше объяснений не найдешь,

Новое достойно удивления,

Но ты ищешь то, чего не ждешь.

 

Здесь иная ставится прописка,

Что доходит не ко времени, спустя,

После  впечатлений, полных риска,

Вдруг откроешь, что искал себя.

  • Like 15

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дхарма пупка.

 

Говорили ему, ни к чему этот чанг, принимай в свою меру пиво,

Он не слушал всех нас и нырял в Сансару, парился там крапивой.

Ограничить его невозможно никак, он предвестник и дня и ночи,

Наш приятель, который приехал сюда из далёкого города Сочи.

 

Прикипела душа к колесу Сансары, тянет вглубь, ну совсем нету мочи,

Только видится мне, что приятель порой, сам не знает, чего он хочет.

Там настырная публика - гахакара, все поклонники Хатха-Йоги,

Научили его, от большого ума, как завязывать руки и ноги.

 

Да, у них физкультура - высший класс - и асаны и пранаяма,

Даже Дхарма Пупка не то, что у нас - ни одного изъяна.

Не пытайтесь заглядывать глубже в предмет - что хорошо, что плохо,

Ведь процесс размышления ставит вопрос только снующим лохам.

 

Это славный коан, он как Инь и Янь, и его не спаять мозгами,

Практикующий Дзен, выражает себя, не насилуя ум тисками.

Мой приятель, который так любит чанг и равнодушный к пиву,

Нынче снова ходил в колесо Сансары, парился там крапивой.

 

Сегодня четверг, вчера среда, известий ждём ближе к ночи,

Он крепко связал шестнадцатый Чжан и выслал экспресс-почтой,

До этого был пятнадцатый Чжан, соседи его украли,

Но мы, сохраняя верность Пути, не предались печали.

 

Я только успел послать СМС, звонок - получите почту,

Знакомые лица в проёме двери хмурой февральской ночью

Красавец Дубровский, Апостол Фома, третий из Таганрога,

И Дао Дэ Цзин у них в руках - знать прибыла подмога.

 

Если тарелку вращать на столе - тянешься к переменам,

Знающий истину не говорит и не напишет мелом,

Всё, что мы знаем наверняка - дважды два = четыре,

Всё остальное - Дхарма Пупка в этом заблудшем мире.

  • Like 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Генри В.Мортон "По старой доброй Англии": "А знаете, как определить, что время не было потрачено впустую, и ваше путешествие удалось? Это, если вернувшись домой, вы сможете искренне и честно сказать: "В этом путешествии я повстречался с самим собой".

Но Генри В.Мортон, хотелось все же вас спросить, зачем мне встречаться с самим собой? Наверно многие хотят задать тот  же вопрос. Ведь все мы, как у Булгакова, сами по себе "В восхищении!".

Берёзовая Русь.

 

Прошелестела ива и тянет костерком,

Распаханные нивы шуршат порожняком.

Бреду на ясный месяц, цепляюсь наугад,

На перекрестках ситец – Берёзовый Стоград.

 

Тропинки и дороги поля пересекли,

Натруженные ноги порядком затекли.

Растянутою плешью – засохшая трава,

Поношенною вещью – народная молва.

 

Куда ни кинь – просторы и реки и леса,

Здесь прячется от взоров русалочья краса,

Здесь спят густые ели, отбрасывая тень,

Здесь синь речною рябью указывает мель.

 

Здесь тайна светит явью под лунной бахромой,

Здесь успокоят гладью, нырнувших с головой,

Здесь сладостная дрема растопит в сердце грусть,

И разморит истома, едва к ней прикоснусь

 

Родимая сторонка, родная сторона,

Здесь так легко и звонко кружится голова,

Зачем существованием своим околдовав,

Ты привнесла бессилие в народный быт и нрав?

 

Потерянные мысли, как жухлая трава,

От тайного их смысла – седая голова.

Брожу по белу свету, надеясь на успех,

Нет для меня ответа, лишь слышен чей-то смех.

.

Но в потаенных мыслях опять туда тянусь,

Где грезится в тропинках Берёзовая Русь…

  • Like 11

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ректор Московской Академии Астрологии Михаил Борисович Левин опубликовал в журнале "Российская астрология" №1,2 за 1993г. статью под названием "Рождение России. Опыт астрологического исследования". Статья знаковая, М.Левиным впервые было рассчитано точное время и день рождения России, которое пришлось в аккурат на Ивана Купалу. Пересказывать статью не имеет смысла, тем более, что "астрология не наука", как говорят научные деятели.

Итак, главное - мы все с вами "ходим" под знаком Рака. И все, что характеризует народ в целом - это влияние  зодиакального созведия Рак. Интересно, что сам М.Левин по гороскопу  тоже Рак.

В свое время статья произвела на меня очень серьезное впечатление, и я решил, что надо бы это событие вынуть из своего подсознания. Вот, что из этого получилось.

Ночь на Ивана Купалу.

 

6 июля 862 г.

 

Час рожденья не помню точно,

Знать, ко времени был хмельной,

Разудалой, Купальской ночью

Был изрядно облит водой.

 

Спору нет, погуляли люди,

Словно в нас всех вселился бес,

В чудаков новгородской чуди,

Что шумели и портили лес.

 

Что задумали, то и будет,

Кто с нас спросит в краю чудес?

Как от нас шарахались люди,

Но костер наш рванул до небес!

 

В эту лунную ночь стихии

Разгулялись, но всякий раз,

Мы, в купальских кострах Россию

Призывали рождаться в нас.

 

Затаился туман над чащей,

Пеленая лесной ковер,

Только в чаще, дремучей, шуршащей

В полночь папоротник зацвел.

 

За глухой дремотою – тайна,

Рыщет к полночи воронье,

Растворится в веках преданье -

Русь пришла! Наливай зелье…

  • Like 8

Share this post


Link to post
Share on other sites

24 мая 2015г. Иосифу Бродскому исполнилось бы 75 лет. Я открыл для себя его поэзию не так давно, всего лишь несколько лет назад. Бродский сложен для понимания, и его стихи невозможно читать, не замечая прошедшего времени. Ум вгрызается в строчки, и кажется, что напряжение в голове «неэмоционального» характера разрушает окружающее пространство.  Поздние стихи Бродского метафизичны по своей природе, в них присутствует символизм и некая нелинейная направленность туда, откуда все мы вышли. Он родился в Ленинграде, любил этот город, вторым по значимости городом для Бродского была Венеция.

«Ночь на Сан-Марко. Прохожий с мятым

лицом, сравнимым во тьме со снятым

с безымянного пальца кольцом, грызя

ноготь, смотрит, объят покоем,

в то «никуда», задержаться в коем

мысли возможно, зрачку нельзя.»

«Лагуна» 1973г. И.Бродский

Рифма Бродского, рубящая пространство, не оставляет самому стихотворению ни малейшей возможности укрыться в нашем сознании просто так, не зацепив по ходу, то ли полтора атома Вселенной, то ли чересчур  длинное многоточие…

 

 

 

Аплодируя Иосифу Бродскому!

 

Застыло время и не внемлет нам,

Недвижимое, параллельное, как блюдо,

Резьбу не катит по своим винтам

И наблюдает надо всем оттуда.

 

Потек сургуч, залезла в топку мышь,

Сверчок задвинул скрипку на полати,

Потусторонне прошуршал камыш

Над зыбкостью сырой болотной гати.

 

Бревно в застругах, мокрая щепа

И марево, парящее над лугом,

Шесть балерин выделывают па,

Построившись прямолинейным цугом.

 

Нескошенное сено ветер гнет,

Навстречу развернулся пятый угол,

Шестерка балерин сейчас уйдет

На поиск счастья по системе Googl.

 

Упавшие на дно, ползут наверх,

В распаренную синевой прохладу,

Отставших откровенно давит смех

До коликов, до слез,  и до упаду.

 

Привычный образ, как способность жить

Повидлами житейской процедуры,

Ландшафтно  по блестящему скользить

И с чувством рисовать скульптуры…

 

А коли не приемлет пищу взгляд

Твоей души мятежной и нетленной,

То вписывай свой круг в пустой квадрат

Все расширяющейся, без границ Вселенной.

 

Мир обозримей на конце прямой,

Как точка галактического транса,

Меж тем, будильник управляет тишиной,

Как сброшенная тень непостоянства.

Edited by Малов Сергей
  • Like 6

Share this post


Link to post
Share on other sites

Под прессом впечатлений.

 

Любой из нас, попав в очаг культуры,

С намереньем, случайно, просто так,

Не обязательно в автобусные туры,

С экскурсиями прямо на местах,

Отметит для себя, сквозь призму мнений,

Продукт истории всегда рождает спор,

Что легкий груз культурных наслоений

Собой являет информационный сор.

Понятно, что слова рождают спрос,

Притягивают, отторгают, манят

И усыпляют. Задаю вопрос:

«Слова по сути что-то изменяют?»

Суровый гид мотал на всю катушку:

События, эпохи, имена

Смешались, кто сопел в свою подушку,

Кто, просто слушал, черпая слова.

Конечно, информация имела «спрос»,

Как метр снега, заваливший крышу:

«Эльзасский рислинг, сидр и кальвадос,

Горчица из Дижона… выше, выше…

Да, Генрих был когда-то гугенот,

Его зарезал Раваньяк в Париже,

Но это не предмет для споров, вот –

Вильгельм Завоеватель, отдал душу,

Конечно, Богу, но каков народ!

Столетняя война на пол-Европы,

Вы только не тревожьтесь за живот,

Довиль – Трувиль  - одни сплошные снобы,

«Дом Периньон» и «мули аля крен»,

Сыр «камамбер», послушайте совета:

Вначале на язык кладите хрен…

Толь Карл VII , толь Плантагенеты,

Да, в чем вопрос? Здесь столько всяких мнений,

Историки и те, кажись, впотьмах,

А гиды? Да они за все в ответе,

Что остается? – расшибаться в прах…

Суп «буябес», отведайте горчицы,

Вы все о том же, я же вам сказал

Достаточно прозрачно, эту пиццу

Я не терплю, не стройте мне глаза…»

             ***

«Бургундия, Нормандия … налей,

За встречу с Родиной! Ну, как там заграница?»

Ты, знаешь, здесь, так странно, хоть убей,

Мне почему-то захотелось пиццу.

Сравнение не в пользу, а во вред,

Что уготовано, то не изменишь, вправе

Пора бы в  жизни поискать ответ,

Зачем  все это происходит с нами?

Я чувствую, что запад не для нас,

Там все расписано по пунктам, веселится

Кто при деньгах, ловите здесь свой шанс,

Давай, скорей прикончим эту пиццу.

Там не хотелось, здесь же понесло,

От массы впечатлений едет крыша,

Ну, ладно, вздрогнули, я вставлю пару слов:

Давай за тех, кто едет из Парижа!

Вот так всегда – промчались, пронеслись

И возвратились – есть чем поделиться,

И чтобы с нами дальше ни стряслось,

В свой отпуск вновь покатим за границу.

Здесь взглядом я притягиваю пыль…

Ты знаешь, научились делать пиццу,

Не итальянскую, понятно, подостынь,

Но вкусом вроде ничего, сгодится.

А в чем же ты считаешь, красота?

Да, в чем угодно, в каждом ихнем блюде

В Париже – эйфелева высота,

В Нормандии..  ну, хорошо, давай не будем.

Я не мечтатель, я живу в расчет,

И здесь внутри расчетная палата -

Замешивает тесто и печет, да так печет,

Что впору двигать  надо.

За разговором не понять предмет,

А выпивка опять не тот же случай,

Но в этом плане дельный дам совет,

Вопросами себя, браток, не мучай –

Увидеть надо, но не умереть,

Как говорят нам, в действии с экрана,

Ранений не получишь, но заметь,

Что бередить здесь будет, точно рана…

Слова на ветер – что-то  разнесет,

И память постепенно расслоится,

Прошедшее совсем  уйдет под лед,

А сказанное  там опять  приснится…

                  * * *

Так  ночью, плавной линией в пунктире,

Как в фото проявился небосвод,

И снилось мне в причесанной квартире,

Что Генриха зарезал гугенот.

  • Like 9

Share this post


Link to post
Share on other sites

                         Умбрия.

 

Утренняя свежесть, держится прохлада,

Здесь еще не лето, а пока весна,

За полями далью лозы винограда

В дымке предрассветной, как в объятиях сна.

 

Розовеют маки на крутом пригорке,

Зеленеют рощи, серебрится склон,

И ничто живое взглядом не отторгнет,

Точно заглянул ты в свой родимый дом.

 

Все перемешалось – и холмы и горы,

Кое-где равнина, как накрытый стол,

Меж просторов этих не возникнут споры,

Кто главней, а также, выше чей престол.

 

На холмах, что круто выгибают спины,

Прилепились стены, башни и дома,

Старой черепицей дописать картину

Следует, что б вникнуть в действие сполна.

 

В тишину просторов проникают звуки,

В переливах певчих колокольный звон,

Кузнецу в деревне, взявши молот в руки,

Остается вторить точно в унисон.

 

Городки, что Нарни или Монтефалько,

Лестницы и арки, камни мостовой,

Но по ним шагая, ты увидишь столько,

Что навеки станешь, будто сам не свой.

 

Ни к чему вопросы, вряд ли будешь понят,

Время гонит мысли от щербатых стен,

Что же здесь такое эти камни помнят,

Что тебя забрали в каменный свой плен?

 

Там, внизу в долинах и туман растаял,

Но в тумане очи – точно сам не свой,

Кто-то очень мудрый это все устроил –

Лестницы и арки, камни мостовой…

  • Like 10

Share this post


Link to post
Share on other sites

                Питильяно.

 

Нет причин, что б хандрить и ждать,

И в мечтах, составляя планы,

Задержаться и горевать,

Я в медвежьем углу Тосканы.

 

Так уж вышло, что занесло

Не в Сиену и Джиминьяно,

Было в мыслях держать весло

В направлении Питильяно.

 

До этрусков рукой подать,

Здесь история рядом с нами,

Via Cave – не передать,

Разве с фото, но не словами.

 

Словно вырос из рыжих скал,

И в закатных лучах засвечен,

Город встал в вековой причал

И, тем самым, овековечен.

 

Сколько можно внизу торчать!

Пуще воли взлетай на взгорье,

Ведь окажешься невзначай

Точно в раннем средневековье.

 

Лабиринты, ходы, лазы,

Коридоры – немые сцены,

В небо тянуться обра – зы  -

Вертикально – глухие стены.

 

Ну, а что б до конца понять

Этот город, то встань с полночи,

Праздник чувства не передать

Ни на фото, ни в многоточии…

 

Федерико, мы, где с тобой?

Мы в Тоскане, сеньор, наверное,

Здесь темно так… Я не слепой,

Только чую, что здесь мы первые.

 

В старом замке горят огни,

Отражая в веках забвение,

Акведук прямо так стоит,

Как нежданное привидение…

 

Грустно город мне оставлять,

Даже местный святой Сан-Рокко,

Вряд ли сможет тоску унять,

По причине, что сам далеко.

 

Питильяно - это небольшой городок на юге Тосканы, его еще называют "Маленький Иерусалим".

  • Like 7

Share this post


Link to post
Share on other sites

                   Тоскана.

 

Знакомая всем осенью тоска,

Немного меланхолии, желтой краски,

Всадник, возникающий вдруг из песка,

Следует на лошади цвета хаски.

 

Подернутые дымкой холмы,

Дорога, петляющая, где только можно,

Наблюдающий все это со стороны,

Спрашивает:  как такое возможно?

 

Должно быть, все это только мираж,

Или искривление пространства,

Где уже трудно различить купаж,

И уже не жалко полцарства.

 

Здесь можно долго смотреть в облака,

В оба глаза, или сощурив один.

Представив образ небесного потолка,

Как растекшийся на сковороде блин.

 

Пасторальные пейзажи – это сбой,

И вообще, само отношение к пейзажу,

Кажется, если его унести с собой,

Могут привлечь за кражу.

 

Оливковые рощи, виноградники, сады,

Отдельно тополя, кипарисы, пинии,

Уходящие под горизонт ряды –

Разрушители параллельных линий.

 

Здесь есть основание быть спокойным,

И вопросы ставить просто – вглубь или  вширь,

И естественно, не командывать : «По коням!»,

А заняться философией, или уйти в монастырь.

 

Дорога упорно не хочет идти только прямо,

Но, подбирая какой-нибудь отдельно стоящий дом,

Все равно упрется в Сан-Джиминьяно,

Через пару часов, или потом.

 

Ветер свеж, но это не проблема для мельниц,

Тем более для башен, вроде Торре Гросса,

Он сдувает пыль с городских улиц,

Обратно действию пылесоса…

 

Это всего лишь попутные мысли

Сентября какого-то минувшего года,

Но пока ноги совсем не скисли,
Еще понаблюдаем за тосканской природой.

 

В хорошем самочувствии проверить ногу

Не главное. То, что увидишь с тропы,

Не заменишь и, слава Богу!

Рассуждениями на тему: «Пора бы».

 

Башни города заметны издалека,

Сколько же их сохранилось в округе?

Аура осени изысканно тонка,

Опять все возвращается на свои круги.

 

Ну, вот и город, застава Сан Джованни,

Площади, дворцы, кафедральный собор,

Ущелья улиц, выполненных в камне,

И башни, исполняющие свой дозор.

 

Теснейшая связь времен,

Башни  по праву здесь капитаны неба,

Без упоминания событий, дат, имен,

И всего прочего, во что порой, верят слепо.

 

Самоуглубление внутрь – шаг назад,

От увиденного в течение дня,

Это усталость гонит  мои мысли в ряд,

Все более размышления для.

 

Что-то пока лежит на поверхности,

Что-то давно исчезло внутри,

Это всего лишь теория неизвестности,

Возникшая  на базе «иди и смотри».

 

Аллегория жизни, сошедшая в камень,

Возбуждает коллективный интерес,

Но, пока не опустилась темень,

Надо завершить сей процесс.

 

Камни дольше всего сохраняют историю

Взаимоотношений и собственного роста,

Но думаю, что их аллегорию

Понять не так уж и просто…

 

По случаю, погода без изменений,

И воздух, по случаю, невесом,

Лишь сумрак держит печать сомнений

Для всех погружаемых нынче в сон.

 

Подернутые дымкой холмы,

Дорога, петляющая, где только можно,

Дома, едва отбеленные светом Луны,

Все исчезает, что б храниться  в прошлом.

 

Пилигримы двадцать первого века,

Уж не припомнят, что бывали здесь,

Впрочем, детонация впечатлений человека

Ожидается, и это благая весть!

  • Like 7

Share this post


Link to post
Share on other sites

                   Тибет.

 

Синий и белый – два цвета,

От которых невозможно устать,

Они проникают сюда с рассветом.

Чтобы помочь нам быстрее встать.

 

Холод тоже ускоритель процесса

Движения и небольшой суеты,

Толкатель различного интереса

И проводник иной мечты.

 

Монахи в красных одеждах

Вторят мантру, укрощая ум,

Как хорошо пребывать в надеждах:

ОМ МАНИ ПАДМЕ ХУМ !

 

Культурная революция, Мао Цзэдун,

Лозунги: «Религия – это яд!»,

Где-то  за границей живет Кундун,

Пространство углубляет взгляд.

 

Качество современных шоссе,

В Тибете авто, мото, вело фазис,

Дворцовый комплекс Потала в Лхасе

На деле – туристический оазис.

 

Здесь можно пошарить в интернете

И передать утренний: «Привет, Москва!»,

Я чувствую, что в пространстве Тибета

Единственный недостаток – О два.

 

Разноцветные флажки колышутся на ветру,

Прогноз погоды – без пыльных бурь.

Цампа и масляный чай поутру,

Подметание пола, мытье кастрюль.

 

Потрясающие ландшафты окрест,

Блуждающие стада яков,

Ступы, гомпа, да грязь с тех мест,

На которых не оставляют знаков.

 

Вращение молитвенных барабанов,

Горловое пение мантр, туман,

Плавный переход  от природы изъянов

К созерцанию  ума.

 

За неимением большего, остается

Сосредоточиться на пустоте,

Хорошо понимаю, что все вернется,

Но кто же заметит, что мы не те?

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подоплека создания этого стихотворения следующая. Дело было в Доломитовых Альпах. Мы прошли перевал Пордой и вошли в долину Ливиналлонго.На перевале Пордой было много туристов, машин, очень бойкое место. И вдруг наступила тишина, куда-то совершенно исчезли люди. Было безлюдно, немного тревожно и чувствовалась какая-то невыразивая тоска вокруг. Мы сбились с тропы, нам стали попадаться обрывки колючей проволоки, ржавый металл...Тогда мы еще не знали, что идем по местам жестоких боев итальянцев с австрийцами, идем прямо по линии фронта 1915г. 

 

 

Воспоминания солдата Первой Мировой войны.

 

Была война, стреляли пушки,

И снег ложился на крыльцо

Замшелой старенькой избушки,

Что караулит озерцо.

 

Седой туман свои объятия

Спускал на горы каждый раз,

Когда угрозы и проклятия

Подкарауливали нас.

 

В замшелой, старенькой избушке

Ютился взвод, вернее то,

Что Бог вернул из заварушки,

А скольких? – Не считал никто.

 

Горел огонь в печурке тесной,

В углу дежурили штыки,

И жизнь казалось интересной,

Лихим ненастьям вопреки.

 

В долину, что зажали горы,

Вела дорога, лишь она

Была предметом наших споров,

И здесь хлебнули мы сполна.

 

Атаки на Ливиналлонго,

Окопы, холод, сырость, грязь,

Но сохранилось сил немного,

Чтоб прямо там же не упасть.

 

Земля изранена в осколках,

И в сизой дымке горизонт,

Нам всем запомнился надолго

Австрийско-итальянский фронт.

 

И вот теперь сидим в избушке,

Как будто и не на войне,

Лишь изредка тревожат пушки

Ударом на мгновение.

 

К нам пополнение не скоро,

Что новобранцы? Знает всяк…

Ведь не числом воюет споро

Наш супротивник – австрияк.

 

Пошли под вечер разговоры,

О мирной жизни, о семье,

Из местных кто-то вспомнил горы,

Забыв про столкновение.

 

Да, с ними раньше были споры,

Но, не забудем, иногда,

Мы, все же, поднимались в горы,

Ступая вместе в царство льда.

 

Одною связаны веревкой,

Им доверяли мы вполне.

И жизни мерили страховкой,

Почти такой, как на войне.

 

Как странно вспоминать ту пору,

Вчерашний друг – заклятый враг,

Все изменилось вдруг, сеньоры,

Эх, чую, что-то здесь не так.

 

Тех, кто затеял эту свару,

Здесь не отыщешь никогда,

Их цель – поддать в конфликте жару,

Затем исчезнуть без следа.

 

Была война, стреляли пушки,

И снег ложился на крыльцо

Замшелой, старенькой избушки,

Что караулит озерцо…

 

Сменило время эполеты,

И потихоньку унесло

Воспоминания, сюжеты

И войн кровавых ремесло…

              ***

Плоды раздумий на бумаге,

Сухие цифры не секрет,

И вдруг случайно видишь знаки,

От той войны автопортрет.

 

Заросшие травой воронки,

Колючей проволоки след,

Пустынный холм Ливиналлонго,

Как память, через сотню лет.

 

  • Like 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...