Перейти к публикации
Форум Туртранс-Вояж

Рекомендованные сообщения

А ещё в нашей стране где-то был замечен знаменитый Музей валенок (ну это такая обувь)...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А ещё в нашей стране где-то был замечен знаменитый Музей валенок (ну это такая обувь)...

Два музея.

Один в Москве на Павелецкой:

http://www.museum.ru/M2097

Второй в городе Мышкин Ярославской области:

http://www.myshkinmr.ru/rus/museums/valenki

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В нашей стране много уникальных музеев --- янтаря в Калининграде, мамонтов в Якутске, может быть где-нибудь найдётся даже музей паровозов. Однако, меня удивляет то, что 180 меридиан не используется в качестве туристического аттракциона. В данном случае турист оказывается сразу в двух полушариях --- Восточном и Западном.

P.S. В какой-то стране Африки туристы фотографируются строго на линии экватора...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

меня удивляет то, что 180 меридиан не используется в качестве туристического аттракциона. В данном случае турист оказывается сразу в двух полушариях --- Восточном и Западном.

Вполне себе используется, хотя по суше он проходит только на Чукотке

40.jpg

http://www.visitchukotka.com/180thmeridian.php

 

и на островах Фиджи

IMG_82997.jpg

http://foto.awd.ru/details.php?image_id=4320

 

являясь при этом еще и линией перемены дат...

 

Но хочу предупредить, что ТурТранс не выдаст индульгенцию на обсуждение на форуме вопроса об организации автобусных туров к этому артефакту, потому как вряд ли сможет конкурировать с таким вот спецпредложением

http://www.project-macedonia.com/109349.html

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

может быть где-нибудь найдётся даже музей паровозов.

Я думаю, что музей железнодорожного транспорта на Рижском вокзале в Москве - как раз тот самый случай. Кстати, оттуда по Малому железнодорожному кольцу Москвы раз в неделю ходит ретро-поезд. Можно покататься, посмотреть на Москву и её товарные станции, попить чаю с баранками, а по прибытии обратно на вокзал ознакомиться с разнообразными локомотивами и вагонами, начиная с дореволюционных.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Но хочу предупредить, что ТурТранс не выдаст индульгенцию на обсуждение на форуме вопроса об организации автобусных туров к этому артефакту, потому как вряд ли сможет конкурировать с таким вот спецпредложением http://www.project-m...com/109349.html

Ну ничего себе тур!! Называется - почувствуй себя Филеасом Фогом! По возвращении обязательное написание отзыва "Вокруг света за 26 ночей"!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всех приглашаю в Ростов-на-Дону, у нас есть детская железная дорога, есть музей железнодорожного транспорта, есть граница Европы с Азией, а еще Старый базар с раками. Таганрог и Старочеркасск впридачу. В Старочеркасске каждое последнее воскресенье летних месяцев проводятся фольклорные казачьи праздники-фестивали, ну очень весело! правда бывает очень жарко!

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вполне себе используется, хотя по суше он проходит только на Чукотке

40.jpg

http://www.visitchukotka.com/180thmeridian.php

 

и на островах Фиджи

IMG_82997.jpg

http://foto.awd.ru/details.php?image_id=4320

 

являясь при этом еще и линией перемены дат...

Немного "промахнулся"... С кем не бывает?

Есть ещё вариант по Федерациии --- послушать пение всемирно известных курских соловьёв (есть и такие?), посетить магнитную аномалию (там ещё компАсная стрелка никогда не показывает направление Север-Юг), там же увидеть карьерные самосвалы (такие здоровенные грузовики).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ещё наша страна может "похвастать" музеем пряников, самоваров, вакуумным телескопом в какой-нибудь астрономической обсерватории...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Путешествуем не только по Европе,но и по родному краю.Башкортостан.Алаторка.

Поход за ягодами 02.07.2011г 013.JPG

Поход за ягодами 02.07.2011г 018.JPG

Поход за ягодами 02.07.2011г 083.JPG

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ещё на родине можно увидеть незабываемое шоу самолётов и вертолётов в Жуковском.

P.S. Интересно, есть ли в нашей стране музей дирижаблей?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В Приморье тоже есть что посмотреть.

Лотосы цветут в конце июля, начале августа.

222.jpg

333.jpg

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В нашей стране есть конкурент музея марципана в Венгрии --- музей пастилы, если не ошибаюсь, в Коломенском. А ещё под открытым небом --- музеи узкоколейных железных дорог и солеварни.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Самым интересным и познавательным с точки зрения путешествующих представляется изучение Транссибирской железнодорожной магистрали со всеми её туннелями, мостами, разъездами и станциями.

P.S. Не хочется рассказывать про особенную достопримечательность --- автомобильные дороги.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Самым интересным и познавательным с точки зрения путешествующих представляется изучение Транссибирской железнодорожной магистрали со всеми её туннелями, мостами, разъездами и станциями.

Предлагаются пешие экскурсии такого рода или автобусные? :wink_002:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Предлагаются пешие экскурсии такого рода или автобусные?

По Транссибирской железной дороге наиболее лучшим вариантом для передвижений представляется туристический поезд. А вообще идея хорошая --- проехать на автобусе из Калининграда (Кёнигсберга?) да самой восточной точки страны с пешими экскурсиями по городам и рабочим посёлкам железнодорожников с изучением истории строительства самой длинной железной дороги.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

детская железная дорога - это "кружок" для юных железнодорожников. детишки водят паровозы, словом, осваивают все премудрости железнодорожных профессий. там все серьезно и шикарно сделаноа несколько лет назад ветку детской железной дороги продлили до кладбища :supersti:

ИгорьК, но вы продолжайте, у нас в городе и области еще много чего интересного имеется. что еще вспомните?

 

Детская железная дорога есть и у нас в Челябинске. Ей уже полвека. Маршрут начинается от городского парка, проходит по его окраине, затем по территории городского бора. Из окон видны красивые виды уральской природы, заканчивается маршрут возле городского водохранилища. Поездка длится 2 часа ( час в одну сторону, час - в другую). Приглашаю всех к нам в город.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Впервые слово «Удомля», как название местности, упомянуто в Симеоновской летописи Великого Новгорода в 1478 году — Москва вела перепись присоединенных новгородских земель.

Слово «Удомля» имеет восемь версий происхождения этого названия.

 

В 1869 году возник посёлок при станции Троица Виндаво-Рыбинской железной дороги. В 1904 году железнодорожная станция получила название «Удомля».

 

Основная часть затерянной озёрной провинции — низина без крупных водных артерий, но с большим количеством (всего 86) красивейших озёр, малых рек, ручьёв и речушек, занимающих десятую часть района площадью 2476,2 кв. километра.

 

В начале XX века город был значительным центром торговли лесоматериалами. Через Удомельский озёрный край, лежащий на одном из ключевых водораздельных участков, проходил один из торговых путей из Новгорода на Волгу и в Бежецкий Верх.

 

В 1961 году город получил статус рабочего посёлка. В 1974 году было начато строительство Калининской АЭС. С 1981 года Удомля имеет статус города.

 

В окрестностях Удомли в XIX и на рубеже XX века жили и работали художники Исаак Левитан[1][2], Алексей Венецианов[3][4], А.С. Степанов (1858-1923), В. К. Бялыницкий-Бируля, Г. В. Сорока, К. А. Коровин[5] писатель А. П. Чехов[2][6], святой Русской Православной Церкви Михаил Новосёлов[7], родился художник Н. Я. Борисов[8]. По утверждению краеведа Удомельского края Д. Л. Подушкова, в сельце Гарусово на берегу озера Удомля родился и провел свои детские годы граф А.А. Аракчеев[9].

 

На даче «Чайка», принадлежавшей художнику В.К. Бялыницкому-Бируля, на берегу озера Удомля работали художники И. Э. Грабарь[10] и Народный художник СССР Б. И. Волков[11]. Туда же, и позднее в усадьбу Гарусово на озере Удомля неоднократно по приглашению А. В. Моравова приезжал художник Н. П. Богданов-Бельский[12].

 

В селе Островно Удомельского района в последние годы жизни жила историк и филолог, работающий в области итальянского гуманизма эпохи Возрождения Анна Ильинична Хоментовская[13].

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%BB%D1%8F

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Удомля. Историческая справка

 

Удомельский район расположен в северной части Тверской области. Район находится на северо-восточных отрогах Валдайской возвышенности, называемых Лесной (или Удомельско-Лесной) грядой. По этим возвышенностям проходит водораздел между Балтийским и Каспийскими морями, между водосборными площадями р. Волги и Невы.

 

Район занимает площадь 2476,2 кв.км. На севере район граничит с Новгородской областью, на западе – с Бологовским районом Тверской области, на юге – с Вышневолоцким, на востоке – с Максатихинским, на северо-востоке – с Лесным.

 

Удомля - историческое название местности, примыкающее к озерам Удомля и Песьво, которая лишь в 1929 году была очерчена границами современного Удомельского района Тверской области. До 1929 года удомельские земли входили в состав Вышневолоцкого уезда. С 1904 года название “Удомля” получила железнодорожная станция Троица на железной дороге Бологое – Ярославль, которая возникла в 1869 году. В 1974 году на берегу оз. Удомля началось строительство Калининской атомной электростанции. В 1981 году поселок Удомля стал городом Удомля.

Сегодня в Удомельском районе проживает 42 тыс. жителей, из них в г. Удомля - 35 тыс.

Удаленность по автодороге от Москвы - 330 км, от Твери – 185 км, от Вышнего Волочка – 56 км. От Бологое по ж/д – 60 км, от Максатихи – 52 км. От Санкт-Петербурга по железной дороге – 360 км. Автобусы из Удомли ходят до В.Волочка, Твери и Москвы.

 

Впервые “Удомля”, как название местности, упомянута в летописях Великого Новгорода в 1478 году – Москва вела перепись присоединенных новгородских земель. Удомельская волость входила в состав Тверской половины Бежецкой пятины Великого Новгорода. До прихода новгородских словен в VIII – IX вв. эти земли были заселены угро-финскими племенами.

Слово “Удомля”, согласно версии удомельского краеведа Н.А.Архангельского, означает на старославянском - “члененное, состоящее из частей” (“уд” - часть, член), что точно описывает характер озера, которое изобилует островами, заливами, плесами.

 

В “Повести временных лет” впервые упомянута река Мста, которая сегодня является западной границей Удомельского района: “В лето 948 года шла княгиня Ольга по Мсте и ставила дани и погосты”.

 

На берегу озера Удомля в сельце Гарусово родился и провел свои детские годы граф Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834). В селе Островно, находясь в гостях у дворян Корсаковых он, одиннадцатилетний мальчик, принял решение стать военным и в 13 лет поступил в Артиллерийский и Инженерный Шляхетский кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Семью Аракчеевых духовно окормлял дед ученого Дмитрия Ивановича Менделеева (1834-1907) Павел Максимович Соколов. Он был священником храма Покрова Пресвятой Богородицы на погосте Покровский Тихомандрицкий в двух километрах от Гарусово. Иван Павлович, отец ученого родился на берегах речки Тихомандрицы в 1783 году, а свою фамилию получил от фамилии удомельских помещиков Менделеевых во время учебы в Тверской духовной семинарии. Сам Дмитрий Иванович в возрасте 17 лет приезжал к своим родственникам в село Млево на реке Мсте в 1852 году.

 

При Александре I Аракчеев стал основным докладчиком императору по большинству вопросов внутренней и внешней политики России. Современники сильно исказили исторический образ Аракчеева, и лишь сегодня происходит переосмысление заслуг этого выдающегося человека – настоящего патриота и государственника.

Всю свою жизнь он поддерживал отношения со своими земляками. Особенно тесно он общался с Михаилом Васильевичем Храповицким (1758-1819). Поэт, писатель, публицист, выступавший за отмену крепостного права еще в начале XIX века и отпустивший на волю 869 крепостных душ в 1819 году – один из первых случаев массового освобождения крестьян во всей Российской Империи.

Родовое имение Храповицких “Бережок” находилось на озере Песьво, соединенное с озером Удомля короткой протокой. Мать Михаила Васильевича – Елена Михайловна была дочерью М.И.Сердюкова, строителя вышневолоцких каналов. Его старший брат - Александр Васильевич Храповицкий (1749-1801) был статс-секретарем Екатерины II. В детстве Александр Храповицкий с отцом бывал у М.В.Ломоносова, а в 20 лет давал уроки русского языка А.Н.Радищеву.

 

В XIX, начале XX века Удомля становится одним из мест, где активно творится русское искусство.

 

Дважды в Удомле происходит смена эпох в русской живописи - А.Г.Венецианов, И.И.Левитан, рождение новой музыкальной культуры - В.В.Андреев. Удомля причастна также к рождению новой драматургии - А.П.Чехов.

 

В 1815 году землю возле села Дубровское Вышневолоцкого уезда купил художник Алексей Гаврилович Венецианов (1780-1847). Он работал в удомельском крае с 1819 по 1847 годы, сначала в сельце Трониха, а с 1832 года в Сафонково. Здесь он утверждал в русской живописи новую эстетику, национальную тему, писал с натуры простых людей и окружающие человека предметы. В Удомельском крае им были написаны все основные картины, среди которых: “Гумно”, “На пашне. Весна”, “На жатве. Лето”, “Спящий пастушок” и др.

Кроме собственной художественной деятельности, Венецианов открыл на свои средства в имении единственную тогда в России художественную школу для людей “простого звания”. В разное время на удомельской земле начинали свой путь в живописи десятки художников: А.В.Тыранов, Н.С.Крылов, А.А.Алексеев, М.С.Эрасси, С.К.Зарянко, П.Е.Чернышев, Ф.И.Игин, Н.А.Бурдин и другие, многие из которых стали впоследствии академиками.

 

Трое учеников Венецианова: Г.В.Сорока (д.Покровское), Ф.М.Славянский (д.Вышково), И.В.Васильев (д.Всесвятское) были уроженцами удомельской земли, крепостными. Двух последних Венецианову удалось освободить из крепостной зависимости, и они также стали академиками живописи.

 

При имении Венецианова существовала также школа для обучения крестьянских детей чтению, счету и письму, небольшая “больничка”, где проходили лечение в условиях стационара (для содержания больных было отведено несколько коек в специально оборудованном помещении) крестьяне из окрестных деревень, к ним была приставлена женщина-сиделка.

 

А.Г.Венецианов разбился на лошадях 4 декабря 1847 года у с.Поддубья и был похоронен на Дубровском погосте.

 

Художник Григорий Васильевич Сорока (1823-1864) является характерным примером русского самородка. Он родился в д.Покровское возле оз.Молдино в крестьянской семье. Семья находилась в крепостной зависимости у Н.П.Милюкова, владельца ус. “Островки” на том же озере. Примерно в 1841 году Милюков отдал Григория (по рождению Васильева, кличка “Сорока” лишь позднее стала фамилией) в обучение А.Г.Венецианову. В общей сложности, Сорока обучался у мастера неполные год – полтора. Он редко покидал пределы своей родины. Известно лишь об одной его дальней поездке в Тамбовскую губернию, где им были написаны, примерно в конце 40-х годов, хрестоматийные картины: “Вид на плотину”, “Рыбаки”, “Вид на озеро”, “Автопортрет”. Тем не менее, он достиг в живописи академических высот и стал самым известным из учеников Венецианова, оставаясь при этом по теме и по духу истинно народным художником. На удомельской земле им были написаны картины: “Гумно”, “Кабинет в Островках”, “Вид на озере Молдино в усадьбе Островки”, “Автопортрет” и многие другие. Кроме живописи, Сорока, как и его учитель, много занимался иконописью, расписывал храмы в близлежащих приходах.

 

Венецианов предпринимал постоянные попытки освобождения Сороки из крепостной зависимости. Но Милюков, являясь другом Венецианова на протяжении долгих лет, так и не дал вольную талантливому юноше, и Сорока получил свободу только с отменой крепостного права в 1861 году. В 1864 году произошел конфликт между художником и бывшим хозяином. Сорока от имени крестьянской общины написал жалобу на Милюкова за продолжающиеся притеснения. Ему было назначено наказание. Не ожидая его исполнения, художник наложил на себя руки – повесился в горшечном сарае на краю родной деревни и был похоронен, как самоубийца, за оградой сельского кладбища.

В деревенской глуши Сорока достиг академических высот в живописи, не потеряв при этом народного восприятия жизни.

 

Летом 1893 года, после работы в д.Гирино на реке Мсте, в удомельский край впервые приезжает художник Исаак Ильич Левитан (1860-1900). Он поселился на озере Островно в усадьбе дворян Ушаковых вместе со своей спутницей художницей С.П.Кувшинниковой. Именно в Островно и на соседнем озере Удомля он пишет этюды к картине “Над вечным покоем”, о чем свидетельствует Кувшинникова: “Картину “Над вечным покоем” Левитан написал уже позже, в лето, проведенное под Вышним Волочком, близ озера Удомля. Местность и вообще весь мотив целиком были взяты с натуры...” На оз.Удомля он останавливается в усадьбе дворян Аракчеевых в сельце Гарусово.

 

В 1894 году Левитан с Кувшинниковой повторно приезжают к Ушаковым в сопровождении молодой писательницы Татьяны Львовны Щепкиной-Куперник (1874-1952). В середине лета в соседнюю усадьбу “Горка” приехала супруга помощника градоначальника Санкт-Петербурга И.Н.Турчанинова Анна Николаевна. После короткой борьбы двух женщин Левитан переселяется в “Горку”. Здесь в 1894 году им был написан целый цикл работ пастелью. События этого года описала в рассказе “Старшие” Щепкина –Куперник.

 

В марте 1895 года Левитан в третий раз приезжает на оз.Островно и пишет с натуры картину “Март”, ставшую по утверждению искусствоведов выводом из “передвижнического пейзажа” и “предвестием пейзажа XX века”, а осенью того же года - картину “Золотая осень”. Всего же в Удомле им было написано не менее 50 картин и этюдов. Именно в Удомле Левитан достиг своего пика как пейзажист, а картины, написанные в Удомле, выдвинули его в первый ряд русской пейзажной живописи.

 

Летом 1895 года к больному меланхолией Левитану на пять дней приезжает писатель Антон Павлович Чехов (1860-1904). Именно здесь он увидел те события, которые впоследствии легли в основу пьесы “Чайка”, пьесы, которая ознаменовала своим появлением на сцене рождение новой драматургии. Именно здесь на глазах у писателя Левитан совершает символический жест – убивает чайку и бросает ее к ногам любимой женщины. Так же по удомельским впечатлениям им был написан рассказ “Дом с мезонином”.

 

Левитан открыл эти места для целой плеяды русских художников, которые писали свои картины на озерах Кезадра, Островно, Удомля, Песьво, Молдино. Дольше всех в Удомле жил и работал Витольд Каэтанович Бялыницкий-Бируля (1872-1957). Здесь им написано большинство картин: “Час тишины”, “Вечер юного мая”, “Дом с клумбой перед ним” и др. В 1912 году он построил на оз.Удомля дачу “Чайка”, которую посещали и до сих пор посещают многие художники.

 

Сотни картин написал в усадьбе “Островки” на оз.Молдино и в усадьбе одного из основателей русской школы офтальмологии Л.Г.Беллярминова “Бережок” на оз.Песьво “певец дворянских гнезд” Станислав Юлианович Жуковский (1873-1944): “Плотина”, “Радостный май”, “В старом доме” и др.

 

Свои основные картины создал в крае Александр Викторович Моравов (1878-1951): “Старый зал. Островно”, “Заседание комитета бедноты”, “В волостном загсе”, “Подсчет трудодней” и др.

 

Около четырнадцати лет работал в Удомле Николай Петрович Богданов-Бельский (1868-1945): “Новые хозяева”, “Именины учительницы”, “У перевоза”, “Подношение” и др.

 

С 1918 по 1921 год на оз.Островно в усадьбе Ушаковых жил и работал Константин Алексеевич Коровин (1863-1939). Вместе с семьей Коровина в доме жила семья философа Бориса Петровича Вышеславцева (1887-1954).

 

Много и плодотворно работал художник-анималист Алексей Степанович Степанов (1858-1923): “Лошади у освещенного окна”, “Дом в Гарусове”, “Уехали” и др.

 

В разные годы в Удомле также работали художники: А.Е.Архипов, В.Н.Мешков, И.Э.Грабарь, В.В.Рождественский, П.П.Белоусов, Н.М.Ромадин, театральный художник Б.И.Волков, К.К.Иванов, и многие др. В селе Млево родился художник Николай Яковлевич Борисов (1873-1942). В начале 1900-х годов он два года жил в семье И.Е.Репина на положении члена семьи. С 1929 года Борисов жил и работал в Твери.

 

С 1865 года в сельце Марьино (сегодня оно вошло в состав села Молдино на оз.Молдино) жила семья создателя первого оркестра русских народных инструментов, композитора и исполнителя русской народной музыки Василия Васильевича Андреева (1861-1918). Именно здесь в 1883 году он впервые услышал балалайку и научился на ней играть. Позже он совершенствует ее, создает в Марьино мастерскую по изготовлению русских народных инструментов, а летом здесь же проходят репетиции первого оркестра русских народных инструментов. Изготовлением балалаек занимается местный столяр-краснодеревщик Семен Иванович Налимов. На Всемирной выставке в Париже в 1900 году его инструменты получили Большую золотую медаль, а самого Налимова современники за большое мастерство называли “русским Страдивари”.

 

Таким образом, выход на академическую сцену русских народных инструментов, русских мелодий и песен произошел, прежде всего, с удомельской земли.

 

В сельце Андреевское (сегодня дер.Тараки) на реке Волчине имел имение Всеволод Иванович Роборовский (1856-1910) - сподвижник Н.М.Пржевальского. С детских лет и до самой смерти он регулярно приезжал в удомельский край. Всеволод Иванович участвовал в двух азиатских экспедициях под руководством Пржевальского: 1880 г., 1883-1885 гг. В 1889-1891 гг. – под руководством Певцова. В 1893-1895 гг. сам возглавил очередную экспедицию в Азию. Всеволод Иванович умер в своем имении летом 1910 года и похоронен в селе Овсищи.

 

В 1905 году дачу на озере Кубыча в трех километрах от станции Удомля купил изобретатель радио Александр Степанович Попов (1859-1906) Долгие годы после смерти ученого в Удомле жила его семья. Жена Раиса Алексеевна работала врачом в удомельской больнице, а дети преподавали в удомельской школе.

 

В сельце Рождественское на оз.Кезадра родился Александр Александрович Колокольцов (1833-1904). Воспитанник Морского кадетского корпуса. В 1852-1854 гг. он участвовал в морском походе фрегата “Паллада” к берегам Японии с первой русской миссией под руководством князя Е.В.Путятина. После кораблекрушения фрегата “Диана” в 1854 году во время цунами у берегов Японии руководил постройкой шхуны “Хеда”. Этой шхуне было суждено послужить образцом для возникавшего тогда японского флота. В 31 год Колокольцов возглавил строительство в Санкт-Петербурге Обуховского сталелитейного завода – крупнейшего оборонного предприятия своего времени, выпускающего вооружение для броненосного флота России.

 

В имение Дугино на озере Перхово в начале 1890-х годов существовала одна из первых в России земледельческих общин последователей учения Л.Н.Толстого, которую возглавил один из самых близких учеников писателя Михаил Александрович Новоселов (1864-1938). Из села Поддубье на оз.Молдино и Дугино он ведет активную переписку с писателем. После отхода от учения Толстого, он становится ревнителем Православия, занимается изданием религиозной литературы сначала в Вышнем Волочке, а затем в Троице-Сергиевой Лавре. Друг философов В.С.Соловьева, С.Н.Булгакова, о.Павла Флоренского, И.А.Ильина, художника М.В.Нестерова. Обличитель Григория Распутина в начале 1910-х годах и богоборческой власти в 1920-х.

 

В родовом имении Подолец возле с.Котлован родился писатель-натуралист Николай Анатольевич Зворыкин (1873-1937). Здесь, у местных мужиков он брал первые уроки охоты, а в охоте на волков стал признанным авторитетом. Друг С.А.Бутурлина, одного из основателей русской школы охотоведения, писателей И.С.Соколова-Микитова и Е.В.Бианки. Первые три рассказа Зворыкина были опубликованы в декабре 1914 года в литературно-политическом журнале “Русская мысль”. Сам факт публикации в этом журнале, среди имен, составляющих славу и гордость русской культуры, свидетельствовал о высокой оценке его литературного дарования. За 12 лет им было написано 17 книг и брошюр на охотничьи темы, опубликовано более 50 статей, очерков и рассказов.

 

Писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов (1831-1901) посетил в 1880-х годах с.Млево и написал об этом посещении содержательный отзыв, который вошел в очерк “Чесна-вдова”. Николай Константинович Рерих (1874-1947) посетил в 1906 году во Млево с кн. П.А.Путятиным древнейший письменный памятник удомельской земли – надгробную плиту 1498 года, как предполагается Марфы Борецкой (Посадницы).

 

В сентябре 1999 году был прославлен первый удомельский святой о.Дмитрий (Беневоленский) (1883-1937). (По благословению архиепископа Тверского и Кашинского его поминают в молитвах как Димитрий Удомельский).

 

Дмитрий Михайлович Беневоленский родился в 1883 году в Вышнем Волочке в семье священнослужителя. В 1911 году он был рукоположен священником и направлен служить в храм Великомученика Дмитрия Солунского в с.Островно, а в 1919 году в с.Паношино, которое сегодня стало частью города Удомля. За свою верность пастырскому служению был несколько раз арестован и в 1937 году расстрелян.

 

На территории района действует шесть православных храмов: в с.Млево, в с.Сельцо (Карельское), в с.Котлован, в с.Троица, в с.Дубровское (Венецианово), в г.Удомля. Строится новый храм в Удомле, восстанавливаются в с.Перхово и с.Молдино. В м.Деревяжиха – две часовни и камень следовик.

 

 

Памятники и памятные знаки:

 

с.Дубровское (Венецианово) – на могиле А.Г.Венецианова,

 

у с.Поддубье – памятный крест на месте гибели А.Г.Венецианова,

 

Красильникова горка (между с.Гарусово и дачей “Чайка” на берегу оз. Удомля – “В память художников творивших на удомельской земле…”

 

д.Тараки – на месте ус. В.И.Роборовского,

 

д.Покровское – мемориальная доска в память о Г.В.Сороке,

 

д.Касково (пог.Покровский-Тихомандрицкий) – в память о П.М.Соколове, деде Д.И.Менделееве,

 

с.Млево – надгробная плита 1498 года, на доме, который посещал в 1852 году Д.И.Менделеев,

 

с.Троица – надгробная плита М.В.Храповицкому,

 

г.Удомля – А.С.Попову, бюст космонавту О.Г.Макарову.

 

Во Млево, Котловане, Троице, Поддубье, Перхово сохранились дореволюционные некрополи.

...

 

Д.Л.Подушков

http://starina.tverlib.ru/us-000.htm

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Герой_.jpg

Makarov_OG.jpg

Макаров Олег Григорьевич - бортинженер космических кораблей: "Союз-12", "Союз-18-1", "Союз-27" и орбитального научно-исследовательского комплекса "Салют-6"-"Союз-26"-"Союз-27", "Союз Т-3" и орбитального научно-исследовательского комплекса "Салют-6"-"Союз Т-3"-"Прогресс-11", летчик-космонавт СССР № 27.

 

Родился 6 января 1933 года в селе Удомля (ныне город Тверской области) в семье военнослужащего. Русский. Член КПСС с 1961 года. В 1957 году окончил Московское высшее техническое училище имени Н.Э. Баумана, работал в легендарном "Конструкторском бюро Королёва" - ОКБ-1, участвуя в разработке первых пилотируемых космических кораблей.

 

С 1966 года - в Отряде космонавтов, где прошёл полный курс общекосмической подготовки, подготовки к полётам на космических кораблях типа "Союз", а также для полёта на Луну.

 

Совершил четыре космических полёта, один из которых - суборбитальный (то есть полёт КК по баллистической траектории без выхода на орбиту искусственного спутника Земли).

 

Первый - 27-29 сентября 1973 года в качестве бортинженера на космическом корабле (КК) "Союз-12" (командир КК - Лазарев Василий Григорьевич). Во время полёта была выполнена программа научно-технических исследований и испытаний систем корабля и скафандров, как элементов системы индивидуальных средств защиты космонавтов.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1973 года "за успешное выполнение заданий и проявленные при этом мужество и героизм" Макарову Олегу Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 10738).

 

5 апреля 1975 года лётчики-космонавты СССР полковник В.Г. Лазарев (командир) и О.Г. Макаров (бортинженер) стартовали на КК "Союз-18/1", но на участке выведения на орбиту произошла авария 3-й ступени ракеты-носителя. Отделившийся спускаемый аппарат совершил суборбитальный полёт, приземлившись в труднодоступном районе Алтая...

 

Третий полёт совершил 10-16 января 1978 года на КК "Союз-27" (командир - Джанибеков Владимир Александрович) и орбитальном научно-исследовательском комплексе "Салют-6"-"Союз-26"-"Союз-27", в ходе которого впервые в мировой практике на борту орбитальной станции одновременно работали экипажи двух космических кораблей. Полностью выполнив программу полёта, космонавты Джанибеков В.А. и Макаров О.Г. возвратились на Землю на КК "Союз-26".

 

За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 марта 1978 года Макаров Олег Григорьевич награждён второй медалью "Золотая Звезда".

 

Четвёртый полёт совершил 27 ноября - 10 декабря 1980 года на корабле "Союз Т-3" (командир КК - Кизим Леонид Денисович, космонавт-исследователь - Стрекалов Геннадий Михайлович) и орбитальном научно-исследовательском комплексе "Салют-6"-"Союз Т-3"-"Прогресс-11". Это был первый полёт КК серии "Союз Т" в трёхместном варианте.

 

После завершения полётов в космос, оставаясь в Отряде космонавтов до 1987 года, О.Г. Макаров продолжил работу в конструкторском бюро, участвовал в программах орбитальных комплексов "Мир", "Энергия-Буран", внёс весомый вклад в проектирование и развитие наземных комплексов управления. В 1980 году он защитил диссертацию, получил звание профессора. Занимался преподавательской деятельностью, передавая новому поколению инженерных и научных кадров приобретённый опыт проектирования и испытаний космической техники. Являлся председателем Советского комитета Международной ассоциации участников космических полётов. Творческий подход к делу, инициатива, высокая личная ответственность, неординарное мышление, чуткость и внимательность к людям снискали О.Г. Макарову заслуженный авторитет и уважение.

 

Лётчик-космонавт СССР О.Г. Макаров скоропостижно скончался 28 мая 2003 года. Похоронен в Москве на Останкинском кладбище.

 

Награждён 3 орденами Ленина, медалями и эфиопским орденом "Голубой Нил".

 

Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Макарова О.Г. установлен на его родине - в городе Удомля. Почётный гражданин городов: Джезказган (Казахстан), Ровно (Украина), Якутска (Россия).

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1302

 

Почитать дополнительно о Макарове О.Г. и посмотреть фотографии можно здесь:

http://space-memorial.narod.ru/cosmonauts/makarov.html

Дважды Герои Советского Союза http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B2%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D1%8B_%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B8_%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%A1%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%B0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

АРАКЧЕЕВ, КОТОРОГО МЫ НЕ ЗНАЕМ...

 

«О смерти Аракчеева во всей России жалею я один…»

А.С. ПУШКИН.

 

Для многих известное из истории имя Александра Андреевича Аракчеева связано с мракобесием, лицемерием и созданием военных поселений по всей территории России. Он был врагом А.В. Суворова, поддерживал в армии введение прусских порядков и палочной дисциплины.

 

arakcheev2.jpg

 

Энциклопедии отводят А.А. Аракчееву несколько строк: «Русский государственный деятель, граф (1799 год), генерал, всесильный временщик при Александре-I. С1808 года – военный министр. В 1815-1825 г.г. фактический руководитель государства, организатор и главный начальник военных поселений». И всё…. Ни слова о заслугах этого незаурядного человека перед отечеством и историей. А ведь они были. И немалые.

 

Родился этот, не лишённый многих талантов человек, в Тверской губернии, в далёком 1769 году, в мелкопоместной дворянской семье. Дома был приучен к аккуратности и практичности. Уже в детстве отличался замкнутостью и серьёзностью. Грамоте и основам арифметики обучался у сельского дьячка. Увидев как-то на помещиках-соседях мундиры, упросил отца отправиться в Петербург для поступления на военную службу.

 

Полгода, не имевшие ни знакомых, ни денег, они с отцом ходили по многочисленным кабинетам столичных сановников, и, наконец, были приняты начальником артиллерийского инженерного корпуса П.И. Мелиссино.

 

В корпусе способности будущего правителя были полностью раскрыты. Он занимался иностранными языками и военно-математическими науками, в чём показал большие успехи. По окончании корпуса в 1787 году, куда он поступил пятью годами раньше, Аракчеев был оставлен преподавателем, где написал довольно грамотное пособие по обучению артиллеристов, одновременно заведовал корпусной библиотекой.

 

Круто изменилась судьба молодого офицера-артиллериста после того, как в 1792 году он был представлен П.И. Мелиссино Великому князю Павлу Петровичу, бедующему императору Всероссийскому. Будущий самодержец высоко оценил способности талантливого артиллериста, обласкал, а главное, - запомнил.

 

Император Павел-IПолным доверием Павел-I проникся к Аракчееву после очередного парада, когда его часть, единственная, осталась на плацу, в то время как остальные ушли без приказа. Дело в том, что Павел Петрович просто отдать соответствующий приказ, покидая плац. Аракчеев получает чин генерал-майора, Анненскую ленту и вотчину Грузино (Новгородская губерния).

 

Педантично требовательный, суровый, жестокий и при этом абсолютно бескорыстный, Аракчеев занимал сразу три должности: коменданта Петербурга, командира Преображенского полка и генерал-квартирмейстера всей армии, в которой он насаждал ненавистный русскому солдату прусский порядок.

 

За заслуги перед монархией и армией Павел-I пожаловал Аракчееву графский титул и сам вписал девиз в его герб: «Без лести предан».

 

Дважды Аракчеев увольнялся со службы. В первый раз из-за доведения до самоубийства Георгиевского кавалера Лена, а во второй раз – за попытку путём подлога избавить от наказания своего брата.

 

С 1799 и по 1803 годы он провёл в своём имении Грузино. После восшествия на престол императора Александра-I, об Аракчееве неожиданно вспомнили. После встречи с царём, Аракчеев назначается инспектором всей артиллерии Русской армии.

 

Аракчеев никогда не считал себя выдающимся полководцем, потому старался не принимать на себя командование войсками в битвах, на которых находился в качестве представителя императора. Более того, он практически не вмешивался в решения, принятые полководцами, справедливо полагая, что каждый должен заниматься своими делами. Известен случай, когда в 1805 году при Аустерлице находившийся в свите Александра-I Аракчеев отказался от предложения императора возглавить одну из колон и стать героем, разбившим Наполеона. Аракчеев высказался в том смысле, что руководитель боем должна профессионалы. Этот факт не повредил карьере Аракчеева, более того, Александр-I увидел в нём не придворного льстеца, а человека, имеющего мужество говорить императору правду, какой бы горькой она ни была.

 

Император Александр-I (Павлович)С 1806 по 1810 годы Аракчеев возглавляет военное министерство. Как военный министр, много сделал для комплектации и обучения строевого состава армии, по введению новинок, в том числе и технических, в артиллерию. Результат не замедлил себя долго ждать. Война с Наполеоном 1812 года показала, что русская армия ничем не хуже наполеоновской, а её артиллерия даже превосходить французскую.

 

Будучи военным министром, он неоднократно выезжал на театры боевых действий, которые вела тогда Россия. Во время русско-шведской войны (1808-1809 годов), он выезжал в Финляндию, и лишь благодаря его настойчивости русские войска перешли лёд Ботнического залива, чем благополучно решили исход всей компании. За это Аракчееву была пожалована высшая награда Российской империи – Орден Андрея Первозванного. Однако, Алексей Андреевич отказался от награды. Он считал, что если и нужно награждать, то не его – не принимавшего непосредственного участия в военных действиях, а тех, кто этого действительно заслуживает.

 

После окончания войны с Наполеоном, Александр-I подолгу жил за границей, и Аракчеев стал играть особую роль в управлении империей. Он безукоризненно выполнял все решения императора, касались ли они военных поселений или разработок проектов освобождения крестьян. Именно это время его правления получило название «Аракчеевщина».

dawe_george_tthe_portrait_of_emperor_alexander_i_giclee_b.jpg

Как это часто бывает с честными людьми, Аракчеев пал жертвой дворцовых интриг. Не бравший взяток, он был обречён на на забвение при жизни и оболган перед глазами потомков.

 

В 1826 году он подал в отставку и до конца жизни жил в Грузино. О себе он писал: «В жизни моей я руководствовался одними правилами – никогда не рассуждал по службе и исполнял приказания буквально, посвящая всё время и силы мои службе царской. Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, да что делать? Таким меня Бог создал».

 

После смерти он завещал 50 тысяч рублей и проценты с них на написание и издание истории императора Александра-I к столетней годовщине его смерти, т.е. к 1925 году.

 

Узнав о кончине Аракчеева А.С. Пушкин написал: «Об одном во всей России жалею я один – не удалось мне с ним свидеться и наговориться».

 

Николай Мордиков

http://mordikov.fatal.ru/arakcheev.html

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В. РАЗУМНЕВИЧ

Фрегат «Паллада»

57.jpg

Сегодня ветер бьет в бронзовые паруса памятника, поставленного советскими моряками на берегах, где закончился путь прославленного фрегата.

 

Судьба военного фрегата «Паллада» с самого рождения складывалась необычно и удивительно. Достаточно сказать, что первым командиром корабля был замечательный русский флотоводец Павел Степанович Нахимов, плававший до этого вокруг света на фрегате «Крейсер».

 

Когда в Охтинской верфи было спущено на воду новое парусное судно, названное «Палладой», начальную запись в шканечном журнале сделал он, капитан-лейтенант Нахимов: «В девять часов полудня вошли в военную гавань для постановки мачт». Строился фрегат по лучшим образцам своего времени, из первоклассных материалов и отличался от большинства других кораблей подчеркнутой строгостью линий, изящной отделкой. И это не удивительно: ведь его постройкой руководил опытнейший мастер кораблестроения полковник Стоке, а непосредственные наблюдения за работами на верфи осуществлял Нахимов. Сооружался парусник чуть меньше года, и 1 сентября 1832 года он сошел со стапелей.

 

Вот некоторые данные о фрегате: длина его — 52,7 метра, ширина — 13,3 метра, скорость — 12 узлов. На корабле было установлено 52 орудия. В первый же год своего плавания «Паллада» отличилась. Случилось это на Балтике. Фрегат шел замыкающим в кильватерной колонне эскадры адмирала Ф. Ф. Беллинсгаузена, известного антарктического исследователя. Эскадра подходила к Дагерорту, когда поднялся шторм. Нахимов зорко всматривался в ночь. Приближались к опасному месту, где на каждом шагу подкарауливали коварные рифы. Неподалеку сквозь мрак просачивался свет маяка. Огонь мерцал все ярче, тревожнее. Нахимов забеспокоился, измерил видимое расстояние до маяка и пришел в ужас — по его расчетам корабли шли прямиком на камни. Если курс и дальше не будет изменен, беды не миновать.

 

Не мешкая ни секунды, он повернул фрегат в сторону и, чтобы предупредить впереди идущие суда, приказал стрелять из пушек, подал сигнал тревоги: «Курс ведет к опасности». Матросы на палубе замерли, напряженно смотрели на флагманский корабль — заметят ли там сигнал об опасности, прислушаются ли к нему?

 

58.jpg

Последний рейд «Паллады» бухта Постовая.

 

59.jpg

Музеи бережно хранят модели «Паллады».

 

Заметили! Адмирал сразу же разгадал, в чем дело, и отдал приказ по всей эскадре: «Поворот оверштаг, всем вдруг, идти за «Палладой»! Корабли круто изменили курс, последовали за фрегатом Нахимова. Рифы обойдены. И только «Арсис», корабль, шедший первым, не успел свернуть, налетел на подводную скалу.

 

По окончании плавания адмирал, подводя итоги, особо отметил находчивость и инициативу командира Паллады», который, по сути дела, спас эскадру от верной гибели.

 

Фрегат доблестно нес воинскую службу, бороздил моря и океаны, пока в 1846 году не подошла пора стать на капитальный ремонт, во время которого обновили надводную и подводную части корпуса.

 

Когда команде поручили совершить кругосветное плавание, «Паллада» отмечала уже свое двадцатилетие. К тому времени появились другие, более совершенные, оснащенные новейшей техникой корабли, и тягаться с ними было не просто. Матросы с воодушевлением восприняли весть о предстоящем путешествии, гордились доверием, которое оказало старому паруснику руководство русского Военно- Морского Флота, и стали тщательно готовиться к дальним странствиям.

 

Из порта Кронштадт к чужим берегам фрегат отчалил в ненастный осенний день 1852 года. Командовал «Палладой» капитан-лейтенант И. С. Унковский, воспитанник адмирала Лазарева, прекрасный мореплаватель, волевой и толковый командир.

 

В его команду вошли капитан-лейтенант К. Посьет, лейтенанты — В. Римский- Корсаков, И. Бутаков, П. Тихменев, Н. Криднер, С. Тырков, Н. Савич, С. Шварц, И. Белавенец, А. Шлипенбах, мичманы — П. Анжу, А. Болотин. П. Зеленый, А. Колокольцев, морской артиллерии капитан К. Лосев, унтер- цейхватер В. Плюшкин, корпуса флотских штурманов штабс-капитан А. Халезов, поручик Л. Попов 1-й, подпоручик И. Моисеев 3-й, содержатель по шкиперской части подпоручик Я. Истомин, старший врач штаб-лекарь А. Арефьев, младший врач Г. Вейрих, корпуса корабельных инженеров подпоручик И. Зарубин, архимандрит Аввакум, коллежский асессор О. Гошкевич, гардемаринов — 4, юнкер — 1, унтер- офицеров — 32, рядовых — 365, нестроевых — 30, музыкантов — 26. Главная цель экспедиции, во главе которой был поставлен адмирал Е. В. Путятин,— заключить торговый трактат с Японией.

 

Для составления летописи плавания и ведения протоколов во время переговоров с японскими представителями адмирал включил в состав команды еще одного человека и в связи с этим издан специальный приказ «О назначении занимающего должность столоначальника департамента внешней торговли коллежского асессора Гончарова секретарем при генерал-адъютанте Путятине на время дальнего плавания фрегата «Паллада», о денежном довольствии этого чиновника».

 

Этим чиновником был Иван Александрович Гончаров. Он действительно служил тогда коллежским асессором, но был широко известен читающей России как замечательный писатель, автор популярного романа «Обыкновенная история», которым восхищался сам Белинский. Отправиться в дальнее морское путешествие с детских лет было его заветным желанием.

 

«Я все мечтал — и давно мечтал — об этом вояже,— писал он, ступив на палубу фрегата «Паллада»,— может быть, с той минуты, когда учитель сказал мне, что если ехать от какой- нибудь точки безостановочно, то воротишься к ней с другой стороны...

 

И вдруг неожиданно суждено было воскресить мечты, расшевелить воспоминания, вспомнить давно забытых мною кругосветных героев. Вдруг и я вслед за ними иду вокруг света! Я радостно содрогнулся при мысли: я буду в Китае, в Индии, переплыву океаны, ступлю ногою на те острова, где гуляет в первобытной простоте дикарь, посмотрю на эти чудеса — и жизнь моя не будет праздным отражением мелких, надоевших явлений. Я обновился; все мечты и надежды юности, сама юность воротилась ко мне. Скорей, скорей в путь!»

 

Штормовая погода преследовала фрегат с самого начала плавания. В пути от Кронштадта до Портсмута шквальный ветер повредил рангоут, потрепал паруса, в днище обнаружилась течь.

 

Одна напасть следовала за другой. У мыса Драго при входе в Зунд фрегат сел на мель. Пришлось вызвать пароход из Копенгагена. С его помощью сдвинулись с места, но идти дальше на поврежденном судне было опасно. Поставили фрегат в док на ремонт.

 

Ремонтные работы задержали «Палладу» в Портсмуте, а шторм на море все не утихал. Недобрые вести приходили на берег — разбушевавшаяся морская стихия потопила сразу несколько кораблей.

 

Отправка из Англии была отсрочена. Адмирал решил вести фрегат не кругом мыса Горн, как предполагалось вначале, а плыть новым курсом — к мысу Доброй Надежды, к Китайскому морю.

 

Сопровождаемая винтовой железной шхуной «Восток», которой командовал капитан-лейтенант В. А. Римский-Корсаков, «Паллада» вошла в Атлантический океан, где в это время бушевала буря. Началась страшная качка, судно получило еще ряд повреждений.

 

Но еще более жестокие испытания выпали на их долю в Тихом океане. Ветер сильный, порывистый, норовил сбросить людей с рей за борт, в пучину волн. Морской шквал чуть было не смыл с нока грот-рея матросов Осипа Каминова и Андрея Шилина, когда они убирали намокшие паруса.

 

На их глазах погиб отважный матрос Ян Люрю, до последнего вздоха боровшийся со стихией. «Какую энергии, сметливость и присутствие духа обнаружили тут многие! — с восхищением писал о бесстрашии команды «Паллады» Гончаров.

 

Каждую милю фрегат брал героическими усилиями всей команды, неустанной борьбой со зловещей стихией безбрежного океана. Из-за штилей «Палладе» пришлось почти месяц простоять на месте. «Хотя ни фрегат, ни шхуна не потерпели повреждений,— докладывал Путятин,— но необходимо было фрегат снова выконопатить внутри и снаружи, и вообще привести суда в состояние совершить как можно надежнее предстоящий им еще значительный переход».

 

Пока шел ремонт корабля, занялись исследованием берега, совершили экскурсию в глубь страны, где ни разу не доводилось бывать русскому путешественнику. Экспедиция, возглавляемая известным естествоиспытателем капитан-лейтенантом Константином Николаевичем Посьетом, провела важную для науки съемку и опись берега, внесла ряд ценных поправок на карты, которыми тогда пользовались мореплаватели разных стран, и, кроме того, были открыты три удобных стоянки для кораблей. Новые якорные стоянки получили русские наименования — бухта Унковского, порт Лазарева и залив Посьета.

 

12 апреля 1853 года фрегат «Пал- лада» покинул мыс Доброй Надежды и взял курс на Японию. Миновав берег Австралии, он повернул на север и 15 мая вошел в Зондский пролив. Здесь старый корабль снова угодил в шторм, но упрямо продолжал двигаться вперед. За 32 дня плавания в Индийском океане фрегат прошел 5700 миль, и как свидетельствует К. Н. Посьет, «быстрее этот переход не совершался еще ни одним парусным судном».

 

Начальник экспедиции, опасаясь продолжать плавание, отправил в Петербург донесение, где сообщал, что корабль хотя и отличный по своему устройству и «лучше других соответствовал назначению для предстоящего нам плавания, но выбор этот сделан единственно за недостатком новых фрегатов, а как теперь имеется при Балтийском флоте вновь построенный фрегат «Диана», то я считаю долгом представить, не благородно ли будет испросить разрешение об отправлении в нынешнем же году фрегата «Диана» нам на смену».

 

327.jpg

Неведомые земли открывались перед глазами русских моряков, выводивших свои фрегаты в далекие, неизведанные моря. Фрегат «Крейсер». С литографии Прохорова.

 

328.jpg

Проводив курьера с донесением, команда фрегата устранила повреждения на судне и двинулась в Гонконг. На тринадцатый день «Паллада» вошла в порт Гонконг.

Здесь адмирал впервые узнал о русско-турецком конфликте. Назревала война с Англией и Францией. Пришлось отводить фрегат подальше от стоянки английских и французских кораблей и спешить на соединение с русской эскадрой, которая уже поджи дала соотечественников на островах Бонин-Сима. Спустя месяц фрегат примкнул к русским кораблям «Меньшиков», «Восток» и «Оливуца», стоявшим в порту Ллойд на острове Пиль.

«Паллада» была наспех починена, перекрашена, подготовлена для рейса в Нагасаки.

Торговые переговоры между адмиралом Путятиным и японскими представителями хотя и затянулись, но привели к положительному результату. «Паллада» взяла курс на острова Рю-кю, побывала в порту Напа на острове Окинава, и 9 февраля адмирал направил фрегат в Манилу, не ведая о том, что именно в этот день Англия и Франция расторгли договор с Россией.

 

Английский адмирал Прайс уже стягивал к берегам Чили эскадру кораблей, чтобы совершить нападение на фрегат «Палладу» и захватить его. Старому, отслужившему свой век паруснику, конечно, не под силу было бы справиться с винтовыми кораблями, но он все же решил «тряхнуть стариной» и начал готовиться к сражению. В случае же окружения в неравном бою решено было взорвать фрегат.

Однако от встречи с английскими кораблями вскоре пришлось отказаться — из Петербурга поступило совершенно другое указание: спрятать «Палладу» в устье Амура.

Более двух месяцев бился Унковский над выполнением этого приказа, пытаясь ввести огромный, массивный фрегат в извилистое и узкое устье реки. Фарватер не имел достаточной глубины, был усеян бесчисленными мелями и подводными камнями. Не добившись успеха, капитан повернул судно обратно, в Императорскую (ныне Советскую) гавань, поставил «Палладу» в дальнюю Константиновскую бухту.

С двух сторон к бухте подступали сопки, надежно защищавшие корабль от ветров и от посторонних глаз. Все орудия и боевые припасы с судна были сняты, перемещены на подоспевший к тому времени фрегат «Диана», на котором адмирал Путятин замыслил продолжить путь в Японию и затем вернуться в Петербург.

Моряки «Паллады» перешли на новый фрегат, а секретарь адмирала писатель Гончаров на шхуне «Восток» отправился в Аян, откуда сухопутным путем через Сибирь — в Европу. Письма, отправленные друзьям, и дневниковые записи, которые он вел во время двухлетнего плавания по южным и восточным морям на фрегате «Паллада», составили обширную книгу путешествий, ставшую классическим образцом путевого очерка.

 

Судьба фрегата, между тем, завершилась трагически.

 

После того как команда ушла с судна, на борту его остались лишь поручик Кузнецов, боцман Синицын и десять матросов. В инструкции, данной Кузнецову, было предписано «в случае входа неприятеля в гавань сжечь фрегат, а самому стараться достигнуть берегом до заселений на Амуре». Матросы заботливо оберегали корабль, откачивали воду из трюма, зорко следили, как бы враг не проник в гавань.

Весной в бухту вошли корвет «Оливуца» и фрегат «Аврора», чтобы увести покинутую «Палладу» в Амурский лиман. Когда моряки на шлюпках приблизились к фрегату, то увидели грустную картину : «При входе на шлюпке в Константиновскую гавань,— вспоминал один из них,— нам открылось небольшое селение из нескольких избушек. По обеим сторонам их виднелись батареи, помещенные на берегу, густо поросшем лесом. Посредине, между батареями, стояла ошвартованная «Паллада». Фрегат был когда-то первым красавцем нашего флота. А теперь? Жал ь смотреть. Тени не осталось от того, чем он был год назад. Лишь одно название сохранилось неприкосновенным. Теперь без балласта это был какой-то короб с тремя мачтами. Если всматриваться, то еще можно было заметить следы красоты, как иногда сквозь старческие черты можно уловить память былого...

В трюме воды было под самую жилую палубу».

Попытка вывести фрегат из бухты и на этот раз закончилась неудачей. И суда двинулись в обратный рейс.

Неприятель, разыскивая русский фрегат, подошел к самому проливу. И тут вдруг поступило нелепейшее, ничем не оправданное распоряжение флотского командования — потопить «Палладу». Вот как пишет об этом в книге своих воспоминаний Г. И. Невельской: «Начальник Константиновского поста подпоручик Кузнецов в письме от 25 ноября сообщил мне : Императорская гавань покрылась льдом, что неприятель не показывался, что вся команда здорова, провианта имеется на 10 месяцев... В то время, когда я получил от Кузнецова это донесение... прибыл мичман Разградский, которого контр-адмирал Завойко командировал в Императорскую гавань с тем, чтобы затопить там фрегат «Палладу», а команду с Кузнецовым возвратить в Николаевское. Я на некоторое время задержал Разградского в Мариинском порту, впредь до ответа от Завойко, которому, препровождая донесение Кузнецова, писал: «...В уничтожении фрегата «Паллада» не предстоит ныне ни малейшей крайности, потому что до вскрытия Императорской гавани, дома я месяца 1856 года может последовать перемирие и даже мир, а поэтому нужно... подтвердить Кузнецову, в случае если мира не последует и неприятель войдет с целью завладеть фрегатом, действовать в точности согласно данным ему инструкциям, то есть взорвать фрегат, а самому с людьми отступить в лес по направлению к Хунгари. Подобное действие будет иметь гораздо большее влияние на неприятеля в нашу пользу, чем затопление безо всякой еще крайности фрегата, который может быть выведен из гавани, в случае наступления мира с весной 1856 года...» На это предложение... Завойко... отвечал мне, что, ввиду данных ему приказаний, он не может принять подобное мое предложение, как противоречащее этим приказаниям, на свою ответственность, а потому строго приказывает Разградскому немедленно отправиться в Императорскую гавань и затопить там фрегат «Паллада». Вследствие этого Разградский, следуя в Императорскую гавань через селение Хунгари, прибыл туда 17 января 1856 года, то есть в 16 дней; он затопил у Константиновского поста фрегат «Паллада» и, забрав бывшую в этом посте с Кузнецовым команду, 20 марта тем же путем возвратился в Николаевский пост».

 

Так нелепо и трагически кончилась жизнь фрегата «Паллада». Из поколения в поколение переходит волнующая повесть о дальних странствиях «Паллады».

 

В бухту, на дне которой лежит потопленный фрегат, много раз наведывались моряки.

Водолазам порой удавалось ступить на его палубу. Первую такую попытку сделали в 1885 году матросы клипера «Джигит». Потом они с гордостью показывали друзьям вещи, поднятые с «Паллады», чугунные детали оказались рыхлыми, как сыр, и их можно было мять в ладони, зато куски дуба обрели неожиданную прочность, стали тверже железа.

Полный обзор затонувшего корабля водолазы сделали лишь в 1888 году. Во время первой мировой войны на дно бухты спустился водолазный офицер Петров. На поверхность он поднялся с куском дерева от «Паллады».

В 1923 году моряками «Красного Октября» был найден и отправлен во Владивостокский порт якорь фрегата, а несколько позже — медный иллюминатор и часть фальш-борта знаменитого парусника.

Перед самой Великой Отечественной войной водолазы-эпроновцы вновь во всех подробностях осмотрели исторический парусник и установили, что лежит он на 20-метровой глубине.

Ни мачт, ни верхних надстроек не было обнаружено — очевидно, их снесло льдом.

Корпус фрегата, изъеденный местами морским червем, облепленный ракушками и водорослями, сохранился сравнительно хорошо. И тогда же в печати появилось сообщение: «В 1941 году советские водолазы поднимут с морского дна столетний «литературный памятник».

Война помешала осуществлению многотрудного замысла.

http://flot.com/publications/books/shelf/heroicships/21.htm?print=Y

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×