Jump to content

Стихи и проза


Recommended Posts

Пару лет назад я никак не мог избавиться от привычки сочинять рифмой. Сочинительство рифмой (рифмоплетство), в отличие от сочинительства стихов имеет свои преимущества. Но об этих преимуществах я говорить здесь не стану. С течением времени рифмование строчек мне постепенно надоело и я занялся другими делами. И вдруг, после предновогодней поездку в Москву в декабре 2018г., я  опять взялся за старое. Возможно, Москва впечатлила и захотелось высказаться как можно короче, возможно еще что-то... Ну, в общем строчки о Москве привожу чуть ниже.

Москва хорошеет под Новый год,

Вечером огни, гирлянды, елки,

Гуляет по улицам народ,

Открыты катки и горки.

 

Круги по Манежной — один, другой,

Нулевой километр России,

Звезда на гранитной мостовой,

Приятные экскурсии.

 

Снег кружится мягко и мороз

Не удивляет в целом,

Градус веселья слегка подрос,

На память  фото «Кэнон».

 

В бронзе история, на коне

Маршал Георгий Жуков,

Башня кремлевская в вышине,

Новогодний набор слухов.

 

Красная площадь в зимнем наряде,

Карусели и Дед Мороз,

Точно в старом советском детсаде

Чудеса наступают всерьез.

 

Не парады и демонстрации,

С пением гимна и лозунгами «За мир!»,

Новогодние иллюстрации,

Европу мы точно затмим!

 

Здесь можно желание загадать,

Обозревая полмира,

И мыслью закинуть желание в гладь

Незримого нам эфира.

 

Эпицентр ожидания чуда,

Погружение без остатка,

В чем секрет новогоднего блюда?

Для меня до сих пор загадка.

 

Финальный аккорд — бой курантов,

Время стремится к новому кругу,

Чтобы немного согреться я готов

На 3-й Ямской исполнить фугу.

 

Москва перед Новым годом прекрасна!  В мире есть очень много прекрасных мест. Скажем в Италии. Самое прекрасное место на юге Италии - остров Капри. Мне довелось провести там несколько дней и полюбоваться тамошними красотами. Расслабляет. И вспоминается, что Владимир Ильич дважды приезжал на Капри вправлять мозги ученикам рабочей партийной школы,. Те никак не могли усвоить базовых основ марксизма, тянуло к красоте... У меня от Капри остались приятные воспоминания и (конечно же) рифмованные строчки.

                Капри.

Поверхность рыбьих зеркал

Сегодня, как и вчера,

Ветер замер или совсем пропал

И так до вечера.

 

Яхты бороздят пространство

Вокруг клочка суши,

Мы проникаем в царство,

Где перманируют души.

Не обремененные ничем,

Ну, разве только идеей общего братства,

Их не интересуют вопросы: где? и почём?

И степень вашего итальянства.

 

Родственники императора Тиберия

Сохраняют привязанность к этому острову,

Что здесь происходило на самом деле я

Понятия не имею, перейдем к апострофу.

 

Слова, если поставить их в ряд,

Окажутся не настолько крепки,

И только камни долго хранят

Чьи-то отпечатки и слепки.

 

Наверху руины, внизу море,

Лихие времена сменялись

Временами относительного застоя,

Но, человек иногда стремился и ввысь…

 

На Монте Соларо многолюдно,

Прекрасные виды окрест,

В ресторане  наверху дежурное блюдо,

Его необходимо съесть.

 

Финикийская лестница

Креативна до сих пор,

Мелькают бронзовые лица,

Опоздавшие  куда-то  несутся во весь опор.

 

Взгляд останавливается

И замирает – перед нами Везувий,

Если не знать, чем заняться,

Наступает время для долгих раздумий.

 

Геометрия горизонта – дуга,

И в плоскости ума и на самом деле

Земля шарообразна и кругла,

Надеюсь, что вы не очень вспотели?

Бегая туда и сюда

По лестницам и улочкам Капри,

Ведь вся эта чехарда,

Имеет свое значение, не так ли?

 

Марина Пиккола, Марина Гранде,

Фуникулёр, andante,

Вилла Акселя Мюнте,

На подошвах остатки грунта.

 

Может, вернемся сюда, как знать?

Набережная, теплоход, берег…

Горький, не надо было давать

На революцию денег.

  • Like 13
Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

      Чувство такое, что проза олицетворяет течение времени, событийное, вечное, никому не нужное, или наоборот, очень нужное и важное. Строчки текут, мысли кристаллизуются, песок ли, гранит, двумя словами - стихия земли. Стих же, это сгусток энергии, который тоже приходит в свое время, в своем месте, как всплеск энергии, как заряд эмоций. Это стихия воды. На Комо особенно остро ощущаешь степень своего неитальянства, ты здесь чужой, и по фамилии, и по произношению, и по душевному укладу. Здесь нет русской тоски, вернее ее иногда бывает чуток, это когда вдруг навалится непогода и дождь с ветром лихорадят окрестности. Самое лучшее, что можно делать на Комо, причем в любую погоду, это не делать ничего. Просто сидеть и наблюдать, или ходить и наблюдать. Первое намного проще и удобнее, поскольку не отвлекает от самого главного в жизни - наблюдения. В итальянском саду медитаций не хватает только одного - тульского медного самовара, причем он нужен здесь не как объект для чаепития, а как предмет для созерцания. Именно здесь, на Комо, понимаешь, глядя на всю эту красоту, что тебе, по большому счету почти ничего и не надо. Главное, чтобы никто не отвлекал.

Озеро Комо.

 

Несколько шагов вдоль коридора,

Я выхожу на террасу, щелчок,

Блестящая поверхность Комо,

Солнце бьет прямо в зрачок.

 

Я жмурюсь и закрываю глаза,

Это давняя дружба зрачка и света,

В которую заглянуть нельзя

Без положительного ответа.

 

Конечно, да, Теодора, это не Милан, а Комо,

И имя твое - «Дар Бога»,

Ну, не надо смотреть так строго...

 

Это место изящных форм и изгибов линий,

Поэтического вдохновения и просто любви,

Место, которое обожал младший Плиний,

Короче, открывай глаза и смотри.

 

Красота класса земля-воздух,

Бесконечные сады и виллы, сколько их тут?

В перспективе кажется, цепи молекул

Образовали неприступный редут.

 

Эволюция форм застигнута врасплох

Вмешательством человека,

Легкие тени облаков,

Шедевров Мекка.

 

Ощущение такое, что время слегка размыто

Оттенками зелени и цветов,

И прошлое из мрамора и гранита

Выглядит, как решето.

 

Метод достижения счастья в простом

Созерцании красоты и света,

Надо оставить в графе «на потом»

Бог весть что, без ответа.

 

Здесь люди проводят свои отпуска,

Или просто живут, в заботах старясь,

Пока не пробудится в них тоска,

Глубоко внутри оставляя завязь.

 

На Комо я все пробовал понемногу,

В тихую погоду пускал мыльные пузыри,

А переходя к внутреннему монологу,

Изучал, что у меня там – внутри.

 

Ореол славы этого озера

Разбавлял мыслями на родном,

На память делал фото в режиме RAW,

Под сенью рощ и колонн.

 

Наблюдая за стрелкой циферблата,

Заключил, что самое полезное в мире – круг,

А не какая-нибудь древняя балюстрада,

Встающая, посреди пейзажа вдруг.

 

Да, это озеро вполне подходит

Для поисков смысла Бытия,

Единственно, что здесь не хватает –

Уединения…

 

 

 

 

  • Like 12
Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

Тоскана.

 

Знакомая всем осенью тоска,

Немного меланхолии, желтой краски,

Всадник, возникающий вдруг из песка,

Следует на лошади цвета хаски.

 

Подернутые дымкой холмы,

Дорога, петляющая, где только можно,

Наблюдающий все это со стороны,

Спрашивает: такое вообще возможно?

 

Должно быть, все это только мираж,

Или искривление пространства,

Где уже трудно различить купаж,

И уже не жалко полцарства.

 

Здесь можно долго смотреть в облака,

В оба глаза, или сощурив один.

Представив образ небесного потолка,

Как растекшийся на сковороде блин.

 

Пасторальные пейзажи – это сбой,

И вообще, само отношение к пейзажу,

Кажется, если его унести с собой,

Могут привлечь за кражу.

 

Оливковые рощи, виноградники, сады,

Отдельно тополя, кипарисы, пинии,

Уходящие под горизонт ряды –

Разрушители параллельных линий.

 

Здесь есть основание быть спокойным,

И вопросы ставить просто – вглубь или вширь,

И естественно, не отдавать команды : «По коням!»,

А заняться философией, или уйти в монастырь.

 

Дорога упорно не хочет идти только прямо,

Но, подбирая какой-нибудь отдельно стоящий дом,

Все равно упрется в Сан-Джиминьяно,

Через пару часов... или потом.

 

В хорошем самочувствии проверить ногу

Не главное. То, что увидишь с тропы,

Не заменишь и, слава Богу!

Рассуждениями на тему: «Пора бы».

 

Башни города заметны издалека,

Сколько же их сохранилось в округе?

Аура осени изысканно тонка,

Все возвращается на свои круги.

 

Ну, вот и город, застава Сан Джованни,

Площади, дворцы, кафедральный собор,

Ущелья улиц, выполненных в камне,

И башни, исполняющие свой дозор.

 

Теснейшая связь времен,

Башни по праву капитаны неба,

Без упоминания событий, дат, имен,

И всего прочего, во что порой, верят слепо.

 

Самоуглубление внутрь – шаг назад,

От увиденного в течение дня,

Это усталость ставит мысли в ряд,

Все более размышления для.

 

Что-то лежит на поверхности,

Что-то давно исчезло внутри,

Все мы путники неизвестности,

Что тут ни говори...

 

Аллегория жизни, сошедшая в камень,

Пробуждает порой интерес,

Но, пока не опустилась темень,

Надо завершать сей процесс.

 

Камни дольше всего сохраняют историю

Взаимоотношений и собственного роста,

Но думаю, что их аллегорию

Понять не так уж и просто…

 

По случаю, погода без изменений,

И воздух, по случаю невесом,

Лишь сумрак держит печать сомнений

Всего погружаемое нынче в сон.

 

Подернутые дымкой холмы,

Дорога, петляющая, где только можно,

Дома, едва отбеленные светом Луны,

Все исчезает, что б храниться в прошлом.


 

s1200.jpeg

  • Like 8
Link to comment
Share on other sites

  • 2 years later...

Да, Сергей, как живо Ваши замечательные стихи в стиле Бродскогого, напомнили наше совместное путешествие в далеком, кажется 2012 году (я - дама, которая потерялась и "не смогла соединить две точки в Палермо"). Главное, не боритесь с Вашим даром. Удивительные стихи, умные и остроумные.

 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

19 часов назад, TatianaTV сказал:

(я - дама, которая потерялась и "не смогла соединить две точки в Палермо")

Да, интересная была та поездка по Италии, конечно, я Вас помню, я помню все нюансы того случая в Палермо. Как тесен мир, однако... Спасибо, Вам.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Философия путешествия.

 

Если ты на фото очень стройный,

И с улыбкой дружит твой портрет,

Значит жизнью ты в тот час довольный,

Что бывает, как сказал поэт.

 

Брызги океана убеждений,

Мысли, бороздящие нам слух,

Не случайно, перископом мнений,

Разделяют камерность и звук.

 

Вот и я, задумавшись над этим,

Больше часа, что совсем пустяк,

Перейду от пафосных отметин

К легкой философии бродяг.

 

В дальний путь, собравшись не случайно,

На вопрос куда? И почему?

Ты, конечно, не воздвигнешь тайну,

Все расскажешь, я тебя пойму.

 

Разложив в уме бином Ньютона,

Важен в результате сам процесс,

Я в тот день сидел привычно дома,

К теме проявляя интерес.

 

Мой сосед напротив, выгнув спину,

На площадку выставил рюкзак

И его усилием единым,

Взгромоздил на плечи кое-как.

 

Мой сосед Андрюша был в ударе,

С повседневной скуки сбросив тень,

Он ее оставил на диване,

Утешаться чувствами потерь.

 

И пошел по улице Кузнечной

Вдоль садов, берез и тополей,

В подражание юности беспечной,

Свистнув пару раз от фонарей.

 

На вопрос разумного ответа

Я пытался для себя найти,

Почему так важно для соседа

Притяжение дальнего пути?

 

Я себя привычно утешаю,

Что мне реки, горы и леса?

Что мне тяга чувственно большая

Наблюдать в природе чудеса?

 

Но однажды, породив сомнение,

Мысль не исчезает просто так,

Не само собой пришло решение –

Оторваться от пустых бумаг.

 

Если ты по жизни как философ,

Понимаешь, что нацелив путь,

Надо избегать пустых вопросов,

А всецело углубиться в суть.

 

Направление взяв, вдоль красных стрелок,

Отмечая вскользь, без лишних слов,

Диски от летающих тарелок,

Тени Геркулесовых столбов.

 

Не хотелось мне искать отсрочки,

И я вышел, накрайняк, взглянуть...

Бесполезно, братцы, двигать строчки,

Коль всецело не измеришь путь.

 

Мир открытий, рано или поздно,

Непременно встретится с судьбой,

С удивлением обнаружишь звезды,

Те, что у тебя над головой.

 

Не в размер походные ботинки,

Давят плечи лямки рюкзака,

И крошатся с громким хрустом льдинки,

Точно в след, придавленный слегка...

 

Я измерил тропы и тропинки,

Прошагал болотом и тайгой

И теперь отвечу без запинки,

Почему неведом мне покой.

 

Это, как инфекция снаружи –

Чуть заденет, так тревожно – жуть.

График эволюции нарушен,

И кого и в чем здесь упрекнуть?

 

С жаждою все новых впечатлений,

Мир откроешь – это не пустяк,

Граждане, гражданки, больше мнений,

Делимся – что было, где и как?

 

Если есть в природе ген движения,

Лучше объяснений не найдешь,

Новое достойно удивления,

Но ты ищешь то, чего не ждешь.

 

Здесь иная ставится прописка,

Что доходит не ко времени, спустя,

После впечатлений, полных риска,

Вдруг откроешь, что искал себя.

02.04.2015г.

  • Like 13
Link to comment
Share on other sites

     Большое спасибо, Сергей, за умные стихи. Предполагаю, что именно поэтический дар помогает так ясно сформулировать мысли, которые тревожат и других, но так и остаются невысказанными внятно.

     Интересно, стоит погрузиться в воспоминания, как возникают давно забытые детали, ощущения и эмоции. Вспомнился человек, который открывал нам Италию - Николай Пилипчик, как он говорил нам на прощание "Вы только путешествуйте, не обязательно с ТТВ, главное путешествуйте" (как то так). Мы путешествуем, а его нет. Как все относительно. Будем путешествовать, пока сможем. 

    Большой привет Вашей супруге.

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Вам Большой привет от моей супруги. После того итальянского путешествия с Николаем Пилипчиком мы ездили в основном в Италию. Не спеша - Капри, Искья, Амальфитана, Генуя, Рим, Неаполь, Венеция, Верона, Рапалло, Южный Тироль, Гарда, Мольвено.

Да, Николай Пилипчик был прекрасным гидом, с ним было легко и интересно путешествовать. И еще добавлю - Человек не уходит, а переходит - в этом мое глубочайшее убеждение. Так что, Николай всегда с нами. 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

  • 8 months later...

  Эпоха Перемен, в интересное время мы живем. Это время не Перестройка какая-то, события сейчас более значительнее, масштабнее и трагичнее. У кого мозги набекрень, у кого чувства вразнос. Многое меняется и становится понятным. Какие нас ждут перемены, что там за горизонтом, время покажет. Эти строчки не о путешествиях, не о маршрутах, не о впечатлениях.

   Поскольку наша эпоха - это эпоха репортажей, а не произведений искусства, то это, можно сказать,  просто записки на манжетах. 

 

      Не так давно посмотрел фильм «Корабль дураков» (1965г.), режиссера С.Крамера, снятый по одноименной книге писательницы К.Портер. Сюжет простой — корабль «Вера» (от слова «veritas» - истина) следует из Мексики в Северную Германию, время действия август-сентябрь 1931г. Персонажи, коих в книге показано несколько десятков (здесь немцы, швейцарцы, американцы, евреи, испанцы, мексиканцы, кубинцы) заняты экзистенциальной проблематикой «удела человеческого», пребывая в любви, заботе, маете, широковещательных утопиях, порой в неврозах и озлоблении, которые нередко завершаются порядочным кипением страстей. У каждого свои проблемы, ожидания и прочая нелегкая... Личностные взаимоотношения в сюжетном построении доминируют, но постепенно на поверхность начинают всплывать иные, более масштабные форматы— это идеи тоталитаризма и национализма. И тут начинаешь понимать, главное, не то что происходит сейчас между ними отдельно взятыми, а то, что назревает и вскоре произойдет между ними вместе взятыми. Вот то самое начало, которое в итоге сформирует и захватит своим невиданным угаром гигантские массы народа. 

     Покуда еще не все схвачено и выверено так, как будет через несколько лет, многое кажется еще довольно легковесным и сомнительным. Но вскоре проблемы обозначатся глубже и коснутся не только пассажиров и экипажа корабля «Вера», а затронут большую часть мирового сообщества. «Скромное» обаяние фашизма и стремление к установлению рейха все сильнее проявляться в речах некоторых пассажиров и членов экипажа. Мир еще не на грани конфликта, но контуры его начали постепенно вырисовываться.

   Теперь взглянем на наш двадцать первый век - «Корабль дураков» продолжает свое неспешное плавание, да, новый экипаж, новые пассажиры. Многое уже изменилось, люди стали более грамотными, их жизненные устремления - целеустремленней и богаче. Хочется в это верить...Многое изменилось в информационном плане. Да, мир продолжает кипеть событиями, но эти события внедряются в умы с гораздо большей скоростью, чем это происходило в первой половине двадцатого века. 

   Манипуляция фактами, напор лжи, подтасовки были всегда, но сейчас не это главное. Главное не дать возможности обывателю самостоятельно все обдумать, отстранить его от попыток разобраться на чьей стороне ложь, и на чьей стороне правда. Отсюда тотальное информационное насилие над умами. 

   Западная журналистика обращает свое внимание к большинству, играет на эмоциях, определенно не дает возможности рядовому человеку включить рассудок. Характер действий средств массовой информации - как можно быстрая сменяемость сообщений, причем в нужном контексте, формирование страшненькой картинки, подача безусловного комментария, объективация виртуальной действительности и т.д. Безудержная агитация мелких, однако сообразительных членов общества, их планов, целей, акцент на их личной жизни, навязанная морализация. Идеи здесь легко подменяются целями и далее следуют в бесконечность информационного пространства.

   Общество потребления, которое цивилизация запада обозначила контурами глобализма, продолжает навязывать миру свою логику поведения. Эти цивилизационные установки, формы поведения, выражаются, как на государственном уровне, в отдельных группах населения, так и каждым отдельно взятым индивидом. Все пребывают в плену некоего оптического обмана, причем всякий друг от друга пытается что-то требовать. Ты должен, они должны, государство должно, общество должно. Это долженствование представляется в форме морали, единственно верной для групп, которые эту «мораль» формируют. Общественная «мораль» подкрепляется инсинуациями на тему свободного общества и свободы отдельного индивида. Единственный и подлинный смысл морали западной цивилизации — ее кажущаяся непоколебимость, по сути это власть денег, денежной морали, частной собственности, культ пользы. Говорящие о демократии в западной цивилизации, не понимают главного — с помощью денег демократия давно уничтожила саму себя. Мышление деньгами затмило все прочее.

   Освальд Шпенглер - автор «Заката Европы», первый том его книги был опубликован в 1918г., второй том в 1923г. Название книги «Der Untergang des Abendlandes», что в переводе с немецкого означает буквально «Закат Запада». Это словосочетание слегка отдает тавтологией, поэтому в русском издании книга была представлена как «Закат Европы». 

   Шпенглер в своем, ставшем знаменитом труде, рассматривал идею судьбы и причинно-следственные принципы развития западной цивилизации. В ней он делает вывод, который многим покажется немыслимым — то, что запад подошел к своей заключительной фазе развития — закату. Аргументаций этому в книге предостаточно, но рассматривать их все здесь не имеет смысла. Отметим лишь некоторые.

   Поверхностность и глупость, нигилизм, погоня за иллюзиями, навязанная ложь, тщеславие, и как следствие - ментальный упадок и деградация элит. Приведу некоторые выдержки из второго тома книги Шпенглера, которые касаются свободы слова: «Всяк желает думать лишь то, что должен думать, и воспринимать это как свободу. Всякому позволено говорить что он хочет, однако пресса также свободна выбирать обращать ей на это внимание или нет... С помощью денег делаются попытки вырвать читателя из-под чужого влияния и подчинить их собственной идейной муштре... Читатель не знает и не должен знать, что с ним проделывают. Мышление, а тем самым и действия массы удерживаются в железных тисках... Диктатура партийных лидеров опирается на диктатуру прессы. На место костров приходит великое молчание (!).Более чудовищной сатиры на свободу мысли нельзя себе представить. Это конец демократии». Сказано это было сто лет назад. А что теперь?

   Великое молчание «демократии» продолжается и в нашем столетии. Моммзен как-то сформулировал западноевропейскую точку зрения, когда назвал римских историков людьми, «говорившими то, что можно было бы и умолчать, и замалчивающими то, что было необходимо сказать». Современные политики хорошо усвоили игру в слова римских историков, и тянут свою волынку. Времена идут, и ничего по сути не меняется. Да, базовый элемент картины мира западной цивилизации — ее лживая позиция, подкрепленная соответствующими процессами и стремлением уберечь модель единого мира лжи под единым управлением. А но, как получится? На «Корабле дураков» это вполне могло и сойти, но этот корабль (увы и ах!) уже налетел по ходу на невидимый айсберг, дал течь и начал заваливаться на бок. Пассажиры и экипаж в это никак не могут поверить. Как же так? Мы еще в состоянии выровнять крен, мы еще в состоянии двигаться, мы еще на плаву. Ну-ну. Блажен, кто верует... в свои «истины».

   Выработанная копь, и «вечная» жизнь сформировавшихся идей, это невозможно. Мир развивается и на смену одному приходит другое. Они, западные политики этого, похоже, не понимают. Или делают вид, что не понимают? Продолжают тянуть мантру о устоявшихся западных ценностях и непоколебимой западной демократии.

   Посмотрим, что писал по поводу демократии Ж.-Ж. Руссо в известном трактате «Об общественном договоре, или Принципах политического Права», вот его слова: «Нет Правления, столь подверженного гражданским войнам и внутренним волнениям, как демократическое, или народное, потому что нет никакого другого Правления, которое столь сильно и постоянно стремилось бы к изменению формы или требовало больше бдительности и мужества, чтобы сохранять свою собственную. Более, чем при любом другом, при таком государственном устройстве должен гражданин вооружиться силою и твердостью и повторять всю свою жизнь ежедневно в глубине души то, что говорил один доблестный Воевода на Польском Сейме "Malo periculosam libertatem quam quietum servitium" (Предпочитаю волнения свободы покою рабства (лат.))».

   Вот такие слова. По мнению Руссо, демократия неминуемо должна стремиться к изменению своей формы, поскольку свобода гражданина при такой форме правлении напрямую зависит от внутренней свободы личности. А поскольку каждый человек обладает разной степенью внутренней свободы, конфликты, трения, волнения при демократическом правлении будут неизбежны. Если же загонять свободы граждан в прокрустово ложе единого устоявшегося «демократического» самодовольства и политического диктата, то революции и гражданские войны при таком раскладе будут иметь место. 

   В эпоху нашей перестройки 90-х годов прошлого века такие слова, как «демократия» и «свобода» приняли вполне определенный гипостазированный образ существования, как образ некой абсолютной демократии и абсолютной свободы. Все это моментально привело к искаженным процессам в поведении отдельных политических деятелей, представителей СМИ, стихийному брожению больших групп населения. В России все это было незнакомо и показалось таким привлекательным, однако со временем мы все к этому как-то под-остыли. России с течением времени удалось самостоятельно переварить эти элитарные эксцессы. Оно и к лучшему.

   Вообще, если глубже заглянуть в реальность того, что представляет собой суть демократии, то можно и напрочь в ней усомниться. Тут впору привести слова из того же трактата Ж.-Ж. Руссо о демократической форме правления: «Если бы существовал народ, состоящий из богов, то он управлял бы собою демократически. Но Правление столь совершенное не подходит людям». Однако, здесь есть над чем задуматься. И что же такое демократия на самом деле? И вообще существует ли она? 

   Один из основателей идеологии либерализма эпохи Просвещения барон Шарль де Монтескье писал: «Любовь к демократии есть любовь к равенству и любовь к умеренности. Там все должны пользоваться одинаковым благополучием и выгодами». Как поборник свободы Монтескье был очень популярен в британских колониях и в Северной Америке, основатели США цитировали его больше, чем любой источник, за исключением Библии. Где мы их видим эту любовь к демократи, и в чем она выражается? 

   Люди таковы, какие они есть, законы таковы, какими они могут быть. И даже выбор по жребию кажется нам более демократичным, по отношению к выбору голосованием. Но все это лишь слова. Игра слов, набор слов, которые можно продолжать - гуманизм, господство разума, прогресс, мир во всем мире, счастье большинства, просвещение, покорение природы. Этими благими намерениями можно жонглировать. бесконечно. Как убедиться в реальной возможности осуществления всего этого?

  • Thanks 1
Link to comment
Share on other sites

  • 5 weeks later...

Целую неделю мы изучали достопримечательности Казани. Были в местных музеях, ходили по улицам и площадям, съездили на автобусно-теплоходную экскурсию в Свияжск, посетили Раифский мужской монастырь. Короче набрались впечатлений и не только зрительно-эмоциональных, но и кулинарных. Изучили меню в «Доброй столовой» и в ресторане татарской кухни «Тюбетей», также отоварились продуктами в магазине изысков пищевой и кулинарной индустрии «Бахетле». Понравились казанские пироги — эчпочмак, элеш, губадья, и еще кыстыбургеры. Вообще выпечка в Казани на высшем уровне, все самое свежее и вкусное. 

Из музеев, а их было всего шесть, выделю пару — музей художника Константина Васильева и Национальный музей Татарстана. В Казани очень много интересного и с сточки зрения архитектуры, много нового жилья со своеобразным колоритом и эклектикой фасадов, к примеру - дворец Земледельцев или элитные дома на набережной. Ну, и конечно много старого отреставрированного фонда, к примеру - в Татарской слободе. Прогулка по набережной реки Казанки доставила особое удовольствие, несмотря на жаркую погоду — здесь и простор и великолепные виды, рекомендую прогуляться здесь вечерком. А Казанский кремль с мечетью Кул Шариф рекомендую к посещению в первую очередь.

В день отъезда я начал подумывать, что же мне такое сочинить о Казани. Первая строчка, а с нее все и начинается, никак не шла. Наконец, уже вечером, на железнодорожном вокзале, где было душно и жарко, за три часа до отправления поезда, процесс пошел в развитие и появилось первое четверостишье. Начало стихотворения было таким.

Памятник поэту Державину стоит у входа в «Лядской сад», мэтр держит в руке перо, взгляд его устремлен в бесконечность. Впрочем, перед самым началом этой бесконечности стоит музей поэта Баратынского, в который мы хотели зайти, но так и не зашли. Так вот, решил я, с того и начнем. Не скажу, что получилось в итоге то, что выражал мой эмоциональный настрой после поездки. Скорее наоборот. Но что получилось, то и получилось, и это не зависит ни от каких эмоций.

 

                                                      Казанская обзорная.

                                                                                                                                           Диск относится к циферблату,

                                                                                                                                           Как сестра относится к брату,

                                                                                                                                           По сути время неумолимо,

                                                                                                                                           И то, что рядом, увы, незримо.

 

                                         Державин на пьедестале,

                                         Взгляд на Баратынского,

                                        Скульптуры из бронзы и стали,

                                        Чертежи не весть кого.

 

                                        Расклад жизни имеет к вечеру

                                        Возбуждение безликих масс,

                                        Когда делать нечего

                                        Пьют пиво, а в жару квас.

 

                                       Казань состоит из улиц,

                                       И Шаляпин во весь рост

                                       Изучает эпоху мидий и устриц,

                                       Как бывало Марсель Пруст.

 

                                       Двести метров налево -

                                       Стальной конь в пальто.

                                       Поздороваться с ним будет клево,

                                       Есть понимание? А то...

 

                                       Рядом дегустация самогона

                                       И антиалкогольный музей,

                                       Лучшие аппараты для возгона,

                                       Приходи сам, приводи друзей.

 

                                       Флэшмоб по улице Баумана,

                                       Это как проход над бездной,

                                       В унисон самообмана

                                       И котов сугубо местных.

 

                                       Столики в тени кафе,

                                       В меню гаджеты и пиццы,

                                      Слегка и в меру под шафе

                                      Рассеянные в жизни лица.

 

                                      Всеобщий обмен всего,

                                      Впечатления — гроссе синус,

                                      Но, как же мало им всем дано,

                                      И то на вынос...

 

                                      Все пронизано этил-моралью,

                                      Даже шатание и разброд,

                                      Мысль завернутая спиралью,

                                      Фото на память — Казанский кот.

 

                                      Нулевой километр в центре, 

                                      В самом, что ни на есть!

                                      Ты стоишь от него в метре,

                                      Ну, прям жесть!

 

                                      Здесь можно мечтать обо всем

                                      Загадывать не опосля, а сразу

                                      На миллион каких-нибудь дирхем,

                                      Или на кило алмазу.

 

                                      Копия кареты императрицы,

                                      Чугун, метр восемьдесят колесо

                                      Озорники и озорницы

                                      Для вас физо.

 

                                      Далее Казанский Кремль,

                                      Набережная реки, простор,

                                      Внимательно смотри и внемли

                                      Экскурсоводов вздор...

 

                                      Дворец Земледельцев, Бог ты мой!

                                      Как торт на блюде,

                                      Элитный комплекс со смотровой,

                                      Живут же люди...

 

                                      Отклонение от вертикали

                                      Башни Сююмбике...

 

                                      О, как же ноги мои устали!

                                      Скорей бы в штопор или пике

                                      В район дивана или тахты,

                                      Похоже склонен к тому и ты...

 

                                      История Казани за бортом,

                                      Ночь в отеле,

                                      О всех деталях скажу потом,

                                      В меню — пельмени.

 

                                      P. S. По сути прошлое — это миф,

                                              Шум времени, где нет звука,

                                              В своем величии Кул Шариф,

                                              Вся жизнь по кругу.

IMG_0003 1.JPG

IMG_0015 1.JPG

IMG_0017 1.JPG

IMG_0027 1.JPG

IMG_0032 1.JPG

IMG_0070 1.JPG

IMG_0074 1.JPG

IMG_0105 1.JPG

IMG_0110 1.JPG

IMG_0212.JPG

 

 

  • Like 9
Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Дигорское ущелье, Северная Осетия, пару лет назад здесь проложили асфальт в верховья ущелья до турбазы «Порог неба», добираться из Владикавказа стало гораздо быстрее и удобней. 

После Мацуты поворот налево в долину Сонгутидона, основная же дорога продолжает идти в сторону Дзинаги и далее. От Мацуты начинается грунтовка, проезжаем Махческ, Фаснал, дорога поднимается все выше, появляется небольшое селение Дунта, дорога резко забирает влево и карабкается на отрог, мы направляемся к Галиату, который расположен почти на двухкилометровой высоте над уровнем моря. Заезжаем по пути в Комунту, разминаем ноги, какая красота! Простор, на многие километры вдаль, справа Скалистый хребет, слева отроги хребта Соудор, за ним Главный Кавказский хребет. Галиат лежит чуть ниже Комунты, в широкой котловине, развалины его хорошо отсюда видны. 

Средневековый город, по некоторым источникам, существовал здесь с начала 5 века, четырежды люди полностью покидали его и вновь возвращались. Когда-то здесь была крепость, развалины стены еще кое-где виднеются. В начале 15 века в город в очередной раз вернулись люди и он становится довольно крупным поселением, здесь в те времена проживало порядка полутора тысяч человек. Но к середине 19 века поселение постепенно приходит в упадок, люди переселяются из этих суровых мест вниз, в 1864 году в Галиате был 61 двор и проживали 429 человек. Но в начале 20 века в 1914 году количество жителей вновь увеличилось до 1700 человек. Сейчас в Галиате проживает всего несколько человек, сохранились стены домов, три целых родовых башни и несколько полуразрушенных. Наверху слышится лай собак, там расположен кош, пасут овец. Еще кто-то занимается здесь хозяйственной деятельностью. Да, еще в Галиате берет сотовая связь, есть электричество и прекрасные возможности для занятий горнолыжным спортом. Однако, для этого много, очень много надо сделать - проложить дороги, построить отели, подъемники и т. д. Будет ли это когда-нибудь осуществлено, как знать?

Есть ли будущее у Галиата? Время покажет. Во всяком, случае очевидно, что интерес к этому месту значительно возрос. Казалось бы, остатки средневековых развалин, что тут такого?

Но, нет впечатление от Галиата очень сильное, красота и притяжение этих мест отмечали многие путешественники. Загадочное место, этот осетинский Мачу-Пикчу, он долго от себя не отпускает. И воспоминания о посещении Галиата ложатся на строчки небольшого стихотворения.

 

Галиат.

 

Тень облака, как следствие

Вечной игры света,

Граница пути и шествия,

Где каждый ищет для себя ответа

Зачем он здесь? Присутствие

В рамках времени и пространства

Не суть вещей,

А тема жизненного непостоянства.

Во все вбирающем ощущении

Тема прошедшего, здесь и сейчас,

Держит чувства в смешении

Большой Кавказ.

Обнажение свободы внутри

От всякого хлама,

Для этого надо, на раз, два, три - 

Привстать с дивана. 

Попытка, как горизонт судьбы,

Снег на вершинах,

Чуть замедляется темп ходьбы, 

Эй, там в долинах!

В облачном состоянии Бытия -

Простор, насколько хватает взгляда,

Вместе — горы и небо, ты и я,

Развалины древнего Галиата.

Улицы пустынны, тишина,

Ветер залетает в глазницы окон,

Тут затаилась седина 

У каждого порога.

Сторожевые башни, река Комидон,

Дыхание ледника Сонгути,

Легко ли подняться сюда пешком?

Километра два по сути...

Вечность невообразима и оттого легка

В царствии властелина,

Горы взирают высока,

Здесь все едино.

 

21.09.2022г.

IMG_0260.JPG

IMG_0264.JPG

IMG_0255.JPG

IMG_0252.JPG

IMG_0241.JPG

IMG_8097.JPG

IMG_8079.JPG

IMG_0329.JPG

IMG_0317.JPG

IMG_0287.JPG

IMG_8101.JPG

IMG_8116.JPG

IMG_8129.JPG

IMG_8136.JPG

IMG_8138.JPG

 

 

 

  • Like 11
Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Постмодернизм в литературе.

Коан для интеллектуалов. Можно ли отыскать черную точку на черном квадрате? 

Впрочем, над этим вопросом можно особо и не задумываться. Любой коан предназначен для психологического импульса, а не для интеллектуального итого. 

Полагаю, что для ответа «не на вопрос», а скорее для психологического импульса можно попробовать прочитать одну известную книгу — автор которой Джеймс Джойс, книга называется «Улисс». Попытка, не пытка, это всем хорошо известно. Хотя в нашем случае, так и не скажешь. Мучительно, для большинства, без интереса для меньшинства, но в любом случае чтение с напрягом... 

0003_Ulysses.jpg

«Перед читателем — роман века», как выразился в комментариях к роману один из его переводчиков Сергей Сергеевич Хоружий. Роман века двадцатого...

Впрочем, Хоружий участвовал не только в переводе «Улисса» на русский язык, но и написал прекрасную книгу - «Улисс» в русском зазеркалье», которая дает представления читателю о чем, собственно говоря, идет речь. 

Ну, что ж - «Эта книга - лунный камень, заброшенный в нашу литературу», пишет Стефан Цвейг. И с этим мнением, пожалуй, следует согласиться. Но тут, как говорится, не все за. Далеко не все. По всей видимости, даже спустя сотню лет после публикации книги, тех, кто «Улисс» не принял, значительно больше, тех, кто отнесся к этой книге благосклонно. Бернард Шоу, Герберт Уэллс, Вирджиния Вульф, Карл Густав Юнг, Уильям Йейтс книгу отнюдь не приветствовали, и это список можно продолжать и продолжать.

Почему? Да, собственно говоря, начните читать «Улисс» и все поймете сами. Но лучше начинать не с «Улисс», а с подготовки-тренировки. Можно не сомневаться, что с юношеским разрядом ехать на чемпионат мира все-таки не следует. Поэтому, к чтению книги следует подготовиться как следует. И здесь, упомянутая книга С. Хоружего, вполне достойный подготовительный трекинг-ориентир. Но прежде нее, надо познакомиться с отзывом всемирно известного психиатра К. Юнга «Монолог «Улисса», он короче, и по мнению Умберто Эко, «входит в число самых блистательных высказываний о теоретическом значении «Улисса», потому что он чужд всяким литературным исследованиям». 

Приведу здесь одну цитату К.Юнга из «Монолога «Улисса»: «Должно быть существует целое сообщество модернистов, настолько многочисленное, что умудрилось переварить десять переизданий «Улисса», начиная с 1922г. Книга должна была означать многое для них, точнее даже открыла для них нечто до того неведомое. Она не нагоняет на них тоску, а наоборот, помогает, освежает, советует, перевоспитывает, Ясное дело, каким-то образом она оказывается в желанном положении, потому что в противном случае только черная ненависть могла бы заставить читателя пройти весь путь от стр.1 до стр.735 с неотступным вниманием и при полном отсутствии признаков дремоты». Что тут комментировать?

Вот так, во всяком случае, после предварительной подготовки, вы должны ясно осознать, что книга непростая и чтение предстоит отнюдь не захватывающим. Да, вот еще один нюанс, самый главный. «Текст Джойса не — письмо, которое не — для — чтения», - это мнение переводчика книги С. Хоружего. Тогда для чего эта книга? Книга эта, можно сказать, для читательского эксперимента, для проверки коммуникабельности к запутанной текстуальной форме и вообще, для воспитания стойкости восприятия к новому. Как говорил Самюэль Беккет, «здесь форма есть содержание и трекинг восприятия должны быть обращен к зрительной и слуховой стороне текста». Книгу надо слушать и смотреть. 

Да, текст «Улисс» не преследует цели коммуникации, скорее наоборот, он со своим самоускользающим письмом, а стратегия Джойса — это стратегия ускользания и размытое письмо, не способствует увлечению читателя романом. Джойс сознательно порвал своей книгой с двухсотлетней традицией английского романа. И выдал нечто доселе невиданное в литературе: «Творец отдал творчеству все, самоопустошившись до дна», - С. Хоружий. 

Следует отметить, что годы учебы молодого Джойса проходили в иезуитских колледжах, там он вобрал культуру схоластики и его манера письма выразилась в склонность казуистике и запутанности — все это черты иезуитской школы ума. И «Улисс» прекрасный образчик схоластики. Его рассказ о жизни героя — мистера Леопольда Блума, мелкого рекламного агента, еврея по национальности в его Одиссее через город Дублин 16 июня 1904 года, это всего лишь нить, на которую нанизаны многочисленные амплитуды человеческого эгоцентризма и нарциссизма. Открываемый Джойсом мир - это мир литературной формы в своем фрагментарно-фигуральном присутствии, это мир иронии, пародии, комизма, сарказма.

i-2.jpeg

Джойс синхронизировал события, действия героев, предметы, последовательно переводя их из одной части книги в следующую, уплотняя и без того плотное содержание. Чересполосица и свистопляска событий, метафизика относительности, в итоге — разрушение классического образа мира. Мысль скачет, обрывки, связи, короткие предложения. Один день интеллектуальной перепрыжки Леопольда Блума с кочки на кочку в Дублине. 

Ход мыслей предполагается исследовать под микроскопом. И тут можно провести определеную параллель с Марселем Прустом и его книгой «В поисках утраченного времени», где Пруст исследует мир чувственный. Его аналитика чувств максимально растянута во времени, события почти не развиваются, герой постоянно находится внутри себя. Пруст намеренно дает возможность проследить и изучить проблематику — объекты исследования - наваждения, он «ковыряется» в них, снимает одну оболочку за другой, постепенно избавляясь от влияния чувственного обмана. Такова авторская задумка. Книга прекрасная, но, по мнению Бориса Поплавского: «Между Джойсом и Прустом такая же разница, как между болью от ожога и рассказом о ней». 

Поэтому, несмотря на то, что читать книги Пруста довольно сложно, читать их все же значительно легче, чем читать «Улисс».

Джойс в «Улиссе» отображает движение мыслей — иллюзий в потоке времени, вводя в содержание книги внутренние монологи героев — Стивена, Блума, Молли.... Принцип потока сознания не является открытием Джойса, но в своем романе он воспользовался этим приемом сполна. Прочитав несколько страниц «Улисса» перестаешь понимать какую-либо связь между тем, что читаешь и тем, что читал пять минут назад. Поскольку автор взялся донести до читателя интеллектуальный мир во всей его скачкообразности — то держите! Это внутричерепное путешествие или головоломка? И здесь следует сказать, что фокусировка внимания на тексте для осмысления изложенного автором не помогает. От слова совсем. 

Любой человек мыслит в потоке информационного «облака мыслей»; не он мыслит, а мысль в нем существует, и стоит только внимательно за этим потоком понаблюдать. Одна мысль, другая, третья — мир интересов, привязанностей, озабоченностей.Невозможно даже на короткий срок задержать внимание на чем-то одном. Неважно на чем, хотя бы на отдельном слове или на конкретной цифре. 

i-3.jpeg

То же и у Джойса. Возникновение и исчезновение, хаотичное и обусловленное, насыщенное, плотное, порой, не связанное с тем или иным. Стена слов комбинатора слов. Так и хочется приклеить ярлык - «театр абсурда». «Махабхарата мировой тщеты и мерзости» по Юнгу. Внимание отключается, смысл не улавливается, тема даже если и акцентируется, но в дальнейшем выпадает из общего контекста. Интеллектуальный модернизм и постмодернизм пылающего рассудка, обуза слово-содержания. Тантрическая подпрессовка фокуса внимания в сумбурной многозначности, среди бесконечных отвлечений по пустякам. Джойс намеренно пускается в длительные рассуждения по пустякам и остается краток в чем-либо важном. Это прием контрастного письма, предельно сжатый и предельно растянутый. Джойс ограничивается описанием событий, но очень детально подходит к описанию предметов — гиперописанию вещей, вводит в текст гиперперечни святых, титулов, гильдий, свойств водной стихии и т.д. Тестирование на внимательность и усидчивость читателей. Для исследования интеллекта эта книга вполне подходит. Здесь и спонтанное перемещение внимания, сканирующее, либо увлекающееся, здесь и внешний раздражитель и быстро перемещающееся периферийное осознание, спонтанное движение блуждающего ума.

Процесс чтения любой художественной книги рассчитан на раскрытие сюжета, интересной фабулы, интриги, определенной идеи и истории, заложенного в тексте смысла и содержания, правды и вымысла. Рассчитывать на что-то захватывающее в «Улиссе» не приходится. Нарезка событий, толчея фактов, мысленные шараханья, подражание событийному и эмоциональному, интеллектуальный снобизм. Гигантизм и гипертрофирование ментальной парадигмы, со множеством неологизмов и деформацией языка, зачастую с пренебрежением пунктуацией. Здесь и Фрейд, блуждающий в умах, и Босх с метафорами человеческой алчности, и экстремизм, и пупковедение, и ипохондрия, и страсти-мордасти. Как со всем этим «вжиться»? В «Лекциях о зарубежной литературе», Владимир Набоков дал подробное изложение хода событий в «Улиссе», вживание для студенческой среды, может подойти и для любого читателя.

i.jpeg

«Сдал «Сопромат» - можно жениться», - своеобразная присказка у студентов технического вуза. Что делать, тем, кто прочитает «Улисс» до конца, не ясно. Даже предположить не могу, и в голову никак не идет. Подвох на интеллектуальном плане может показаться сложнее как для технаря, так и для гуманитария. Образование здесь не поможет, якорь внимания, который опускается в пространство мыслетворчества Джойса поднимает слишком мутное облако головоломок... 

Только не подумайте, что я занимался критикой «Улисса», отнюдь, отнюдь. Повседневная жизнь человека в основном имеет разную ступень притупленности и невнимательности, которая прерывается сном. Здесь необходимо еще раз обратиться к Юнгу: «Бытие мира состоит из раз и навсегда заведенной повседневности, шутовской пляски, увлекающей людей на часы, месяцы, недели» («Монолог «Улисса»). «Улисс» это, как раз, та самая шутовская пляска повседневности, только возведенная в квадрат. В квадрат геометрический. В начале нашего рассказа, задавшись вопросом — можно ли отыскать черную точку на черном квадрате, мы предложили прочесть «Улисс». Откуда такая связь? 

У Джойса главное число мироздания — это четверка, и это неспроста, «Улисс» - это авторский взгляд на мир повседневности, и это сообщение автора являет грустную картину. Юнг писал, что «Улисс» заслуживает звание наиболее патологичного явления во всем искусстве модернизма. Он «кубистичен» в самом глубоком смысле, поскольку лишает реальности наиболее сложную картину действительности, делая основным тоном произведения меланхолию абстрактной объективности. И здесь форма значительно глубже по смыслу, чем содержание. Подходит ли для нашего случая микроскоп, чтобы разыскать ту самую черную точку на черном квадрате? Не думаю. Картина в целом говорит сама за себя.

 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
×
×
  • Create New...