Jump to content
Форум Туртранс-Вояж

Альпийское лето (4Авиа+ июль 2013)


Recommended Posts

Путешествие выдалось насыщенным и богатым на впечатления, а рассказать хочется подробнее, так как знаю по себе, когда куда-то собираешься, желательно знать в деталях куда и в каких условиях будет проходить поездка. Так что за один раз всё не выложу, поэтому по частям.

Это было долгожданное летнее путешествие. Будучи вынуждены отказаться от поездки по Швейцарии в прошлом году, в этом мы с семьёй ждали её вдвойне. В турагентстве, видя проявленный интерес к Швейцарии, нас спросили, были ли мы в Норвегии. Да, позапрошлогодняя поездка в Норвегию и по соседним странам была очаровательной и незабываемой. «Ну, тогда Швейцария вас уже так не впечатлит» – был нам ответ. Ну что ж, не беда. «Так» или иначе, но очень хотелось повидать эту страну. В первую очередь её природу: горы и озёра. Это было главное, из-за чего было выбрано это альпийское государство в самом центре Европы.

Туров по Швейцарии достаточно много. Мы выбирали по критерию «больше природы плюс основные города». Так выбор был остановлен на туре «Города, озёра, вершины Швейцарии – Австрия» от «Туртранс Вояж». Кроме знаковых городов (Берн, Женева, Люцерн, Лозанна, Лугано, Монтрё, Цюрих) предусматривался подъём на три вершины (Пилатус, Юнгфрау, Горнерграт) и прогулка по трём озёрам (Четырёх кантонов, Луганскому и Женевскому). Плюс Вадуц в виде вступления и красивая австрийская концовочка (Инсбрук, Зальцбург, Вена). Прилёт в Мюнхен, возвращение из Вены. Достаточно динамичное перемещение по стране не являлось препятствием. Подготовленные скандинавской поездкой, швейцарские расстояния не казались нам утомительными (вся страна с востока на запад 400 км по шоссе).

Забронировали летнюю поездку еще в марте. «Туртранс Вояж» единственная встретившаяся мне крупная турфирма, которая бронирует места в автобусе. Таким образом, можно было на нужное время выбрать удобные места (хотя уже тогда по раннему бронированию была занята почти половина салона). По времени выбрали июль, так как в сентябре у ребёнка школа, а в июне у него же наметился лагерь. Может, больше бы подошёл август, но в последний летний месяц данного тура не было.

Поискал, что пишут про данную поездку в интернете и нашёл её подробное описание с позапрошлого года на этом форуме. Плюс советы по летней экипировке в Швейцарию из множества источников, и вот багаж собран. Ничего особенного. Тройник, небольшой кипятильник с кружкой, футболки, толстовка, лёгкая ветровка и закрытая спортивная обувь, лёгкие джинсы и джинсы поплотнее, аптечка – всё это было знакомо и опробовано ещё в Скандинавии. И на этот раз оказалось нелишним. Наверное, единственным дополнением к одежде, учитывая самый разгар лета, были лёгкие летние брюки себе, юбка жене и бриджи ребёнку, да солнечные очки, которые были обязательны в горах. Взял дополнительный аккумулятор к фотоаппарату, так как на практике одного на активный день «фотоохоты» не хватает. Заранее прикупил как евро, так и швейцарских франков, чтобы не менять в дороге. В принципе, собрались дня за два-три.

Первый день

Путешествие началось в полдень 19 июля с поездки в аэропорт Домодедово, откуда рейс «ЭйрБерлин» должен был доставить нас в Мюнхен. Гид-сопровождающий группы, встречавший нас у стойки «Туртранс Вояжа» в аэропорту, был Олег Пирязев, которого так хвалили в упомянутом мной обзоре (и, как оказалось, не зря!). Он выдавал членам своей туристической группы турпакеты с загранпаспортами, билетами, страховками, картами, прочей нужной в поездке информацией, а также давал необходимые консультации по посадке-высадке. Так как сбор в аэропорту был назначен заблаговременно, оставалось достаточно времени для неспешного времяпрепровождения. Народу прилетало/улетало много, но не такие безумные толпы, как тут порой бывает. Видимо, час-пик еще не наступил. Сдав вещи в багаж, мы успели без спешки и суеты перекусить в одном из кафе, после чего пошли на посадку.

Борт B-737 был чист, аккуратен и свеж, стюардессы приветливы и внимательны. Кресла в самолёте удобные, ряды не тесные, бизнес-класс отсутствовал как класс – только эконом. Обед, правда, ограничивался сэндвичами с напитками, но за отдельную плату можно было заказать как горячее, так и горячительное. Три часа полёта прошли без напряга. Учитывая двухчасовую разницу с Москвой, чистая потеря времени составила лишь час.

Аэропорт Мюнхена встретил нас солнцем, трапом и автобусом до терминала. В этот пятничный вечер залы аэропорта выглядели довольно малолюдными, даже пустыми. Все остальные пассажиры самолета как-то быстро рассеялись и наша собравшаяся тургруппа в 45 человек оказалась единственной, во всяком случае, в этой части аэропорта. После непродолжительных пограничных процедур и получения вещей мы во главе с гидом пошли к своему туристическому автобусу, который становился нашим основным транспортным средством на ближайшие 11 дней.

Автобус был Bova Futura ярко-жёлтого цвета польской транспортной компании с поляками же водителями Рафалем и Томеком. Ребята отлично знали своё дело, держали механику в исправности, а салон в чистоте. Всегда сами грузили-выгружали багаж, для пассажиров всегда была вода, кондиционер работал как часы, короче передвигаться в автобусе было комфортно. А за счёт такого яркого цветового решения найти своё транспортное средство среди, порой, десятка подобных, было достаточно легко.

Первый маршрут пролегал от аэропорта Мюнхена в объезд самого города, через Куфштайн и Инсбрук до австрийского городка Имст, где мы должны были провести ночь в отеле. 265 км по автострадам мы преодолели за 3 часа чистого времени. Останавливались в дороге минут на 45 для лёгкого перекуса и пополнения дорожных запасов в кафе самообслуживания. Автотрасса по Австрии шла меж горных перевалов и мы, дети лесов и полей, любовались на окрестности.

В дороге Олег рассказал группе об основных моментах по ходу поездки, денежных расходах, питании и проживании, особенностях подъёмов в горы, а затем более подробно остановился на ближайших двух днях. Вообще очень понравилась его черта подробно давать план перемещений на следующий день, с ориентировочным временем, обозначением важных организационных моментов, ориентированием по предстоящим погодным условиям и вариативности выбора программы. Он оказался очень толковым организатором. А организовывать было что.

Плюс к основной программе тура предлагался список дополнительных мероприятий, аж на двух листах: с кратким описанием и стоимостью. Этот перечень был роздан каждому туристу и каждый отмечал то, что ему по нраву и по кошельку. Если набиралась группа, организовывалось мероприятие (за счет свободного времени его участников). О востребованности такого подхода говорит то, что в итоге из 26 допмероприятий только на одно не набралось достаточного количества желающих.

Перечень этих мероприятий, выстроенный в календарном порядке, включал дополнительное к основной программе посещение музеев и крепостей, плавание по озёрам и подъём в горы, дегустационный обед и национальные ужины, концертную программу, полноценные экскурсии там, где планировался только краткий обзор. Часть из них присутствовали в описании программы тура на сайте «Туртранс Вояжа», будучи обозначены как дополнительные, и некоторые из них можно было оплатить при его покупке. Другая часть оказалась приятной неожиданностью. Конечно, дело не из дешёвых: если посчитать всю дополнительную программу, то выходило по 830 евро на человека. Так что запас наличных никогда не был лишним. Благо, средства собирали поэтапно, на ближайшие 2-3 дня, и оплатить можно было также во франках. За это время что-то менялось: кто-то из ранее записавшихся отказывался, кто-то наоборот, проявлял желание принять участие. Все это оперативно решалось гидом к выгоде каждой из сторон.

Приехали в Имст уже затемно. Разместились в небольшом частном отельчике «Eggerbrau». Хотя отель позиционировался на три звезды, больше двух с половиной я бы не дал. Сами по себе номера стандартные, хоть и староватые, но это можно было списать как на возраст самого здания, так и на его антураж. Но часть полотенец выглядела желтовато-застиранными, фен староват, мебели немного. Кондиционер отсутствовал как класс – эта проблема преследовала нас во всех трёхзвёздочных отелях по пути следования, тогда как погода выдалась аномально жаркой. Тем не менее, постель была свежей, комнатка чистенькой. Свободная розетка была только одна, и тут помог взятый с собой тройник: все телефоны сигнализировали о том, что хотят есть.

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Имст

 

Утро встретило нас солнцем и деревенской тишиной. Встав пораньше, пока мои ещё спали, я прогулялся по ближайшим улочкам этого тихого провинциального городка. Как сошедшие с картинки 2-3 этажные дома (первая линия в центре – почти сплошь частные отели). Пустые поутру улочки. Редкие люди, спеша в этот ранний час по своим делам, проходя мимо, желают доброго утра. Стараешься успеть доброжелательно ответить. Фонтаны с прозрачной водой. Кстати, о воде. В Швейцарии и Австрии воду можно спокойно пить из-под крана или из фонтана (как в Скандинавии). Если вдруг в фонтане вода окажется не питьевая, об этом будет сигнализировать специальная табличка. Вода прохладная, чистейшая, без цвета и запаха, так что с пополнением запаса на день проблем никогда не возникало (носили с собой в рюкзаке две бутылочки 0,5 л, доливали из фонтанчиков). Показалось интересным, что если в Швейцарии вода считается одинаково чистой и вкусной повсеместно, то в Австрии наиболее «питьевой» из всех питьевых, почему-то признаётся вода в Вене.

 

Пока гулял по Имсту, отель немного ожил, хозяин загремел посудой на кухне и начал готовить «шведский стол» для постояльцев. Надо сказать, стол он хотя и стол, но не такой уж «шведский». Выбор маловат. В течение всей поездки частные отельчики предлагали на завтрак стандартный набор: нарезка сыра, мяса, овощей, иногда сосиски, два вида домашних йогуртов (один немного с кислинкой, другой сладкий), яйца, омлет, кофе/молоко/чай с круассанами. Не бог весть что, но для легкого раннего завтрака (а завтракали в основном в 7:15 - 7:30) вполне приемлемо.

 

После завтрака загрузили вещи обратно в автобус и двинулись в путь. На сегодня по программе был Вадуц, Люцерн и подъём на гору. Правда, не на Пилатус, как было изначально в программе. Каждый тур живёт своей жизнью, год от года меняясь в деталях, улучшаясь, подстраиваясь под пожелания туристов и возможности турфирмы. На этот раз вместо «домашнего» для Люцерна Пилатуса был запланирован подъём на соседнюю гору Штансерхорн, расположенную у местечка Штанс в 10 км от Люцерна. График был достаточно плотный, так как на вечер был запланирован ужин и катание на кораблике по озеру Четырёх кантонов (оба мероприятия из той самой доппрограммы).

 

Вадуц

 

После короткой, буквально на 15 минут, остановки у городка Фельдкирх, мы покинули Австрию и переместились в княжество Лихтенштейн. Это карликовое государство (160 кв. км, чуть больше Восточного округа Москвы) расположено в красивой зелёной долине, обрамленной такими же зелёными горами. Расположенные у дороги и в отдалении виллы создают двойственное впечатление: то ли бесконечно лениво тянущегося городка, то ли застроенной сельской местности. Вскоре мы въехали в столицу этого гордого княжества – Вадуц (дорога от Имста 110 км, 1:40 в пути).

 

Вадуц представляет собой небольшой городок с удобной туристической инфраструктурой, городской ратушей, пешеходным проспектом, целым рядом музеев и, возвышающемся над всем этим на горе, княжеским замком. Туристический паровозик (электрокар с вагончиками) минут 40 катал нас по городу и окрестностям с аудиогидом на русском (в качестве доппрограммы, 10 евро с человека). Проехали по улочкам вдоль вилл с красивыми лужайками, огибая сочно-зелёные ряды виноградников и у подножия холма, через прорезающие долину ручьи, мимо полей с коровками, школы, церквушки, здания местного парламента. Видели и местную спортивную достопримечательность – стадион на 7 тыс. мест (при населении столицы 5 тыс.), построенный для футбольной команды Лихтенштейна. Остановились сделать фото у Красного Дома (Rotes Haus), одного из символов Вадуца.

 

После поезда осталось около часа времени побродить по центру города (центральной пешеходной улице Штадтле с прилегающими кварталами, вот и весь центр): пройти от ратуши до церкви Св. Флорина и обратно. Центр Вадуца сочетает в себе черты смелого нового и бережно сохранённого старого. Колокольня церкви Св. Флорина была закрыта лесами. Рядом со старым зданием администрации построен «спичечный домик» парламента. На фоне чёрного куба Музея искусств лежит изрядно располневшая бронзовая «Отдыхающая женщина» метров пяти ростом. Поблизости расположен необычный фонтан: между двух металлических стен с дверным проёмом бьёт струя воды. Со стороны её не видно, но хорошо слышно. Вернувшись к ратуше и спустившись по ступеням, обнаруживаешь макет замка Вадуц, выполненного в камне в небрежно-детской манере. У здания ратуши красные цветы и необычная скульптурная композиция из трёх лошадей – "Tre Cavalli", выполненные в оригинальном сочетании полированного и необработанного металла (скульптор Наг Арнольди, мы позже и в Швейцарии встречали его работы). Можно посмотреть и на другие многочисленные необычные монументы и скульптурные композиции, разбросанные тут и там: «Охотничья вышка» с сидящим на постаменте мужчиной, «Феникс» с фигурой, похожей на пловца. По всей улице на плитку нанесены наклейки с местными марками соответствующего размера. Жаль, не подняться в нависающий над городом замок. Там живёт князь с семейством и их покои открываются для посетителей только раз в год, на местный праздник обретения суверенитета 15 августа.

 

На память о Лихтенштейне в качестве подарка можно купить местного вина, которое почти никуда не экспортируется, но, по мнению знатоков, достаточно высоко ценится. А в качестве сувенира – открытки или почтовые марки Лихтенштейна (одна из немалых статей дохода княжества) и тут же их проштамповать. Город оставил приятное впечатление. Несмотря на всю свою миниатюрность, в Вадуце есть на что посмотреть, чему поудивляться и чем полюбоваться.

 

После приятного променада группа вернулась в автобус. Не успели мы, как нам казалось, выехать из центра города, как уже пересекли по небольшому мосту Рейн, который тут не шире горной речки, и оказались собственно в Швейцарии.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

После завтрака загрузили вещи обратно в автобус и двинулись в путь. На сегодня по программе был Вадуц, Люцерн и подъём на гору. Правда, не на Пилатус, как было изначально в программе. Каждый тур живёт своей жизнью, год от года меняясь в деталях, улучшаясь, подстраиваясь под пожелания туристов и возможности турфирмы. На этот раз вместо «домашнего» для Люцерна Пилатуса был запланирован подъём на соседнюю гору Штансерхорн, расположенную у местечка Штанс в 10 км от Люцерна. График был достаточно плотный, так как на вечер был запланирован ужин и катание на кораблике по озеру Четырёх кантонов (оба мероприятия из той самой доппрограммы).

 

Вадуц

 

Вадуц представляет собой небольшой городок с удобной туристической инфраструктурой, городской ратушей, пешеходным проспектом, целым рядом музеев и, возвышающемся над всем этим на горе, княжеским замком. Туристический паровозик (электрокар с вагончиками) минут 40 катал нас по городу и окрестностям с аудиогидом на русском (в качестве доппрограммы, 10 евро с человека).

У нас летом 2013 паровозик стоил 8 евро. Цены растут?

Link to comment
Share on other sites

Штансерхорн

 

Насколько же это необычная страна! Её называют страной гор и озёр, хотя местами можно часами ехать вдоль лугов и полей. Мы называем её Швейцарией, хотя формально она Гельвеция (Гельветическая конфедерация, Confoederatio Helvetica – отсюда в валюте, на автомобильных номерах и в домене сокращение «ch»). Страна, состоящая из 26 кантонов, хотя 6 из них являются полукантонами. Каждый из 26 кантонов (буду так их все называть для простоты) считает себя отдельным государством, и то, что столицей является город Берн, вы услышите только от жителей кантона Берн. Фактически же, единой столицы нет. Страна, официально говорящая на четырёх языках (немецком, французском, итальянском и ретороманском), хотя из 8 млн. населения на последнем говорят от силы 50 тыс., а швейцарский немецкий (швицердюч) отличается от того немецкого, на котором общаются в Германии и Австрии. Страна контрастов!

 

До следующего пункта назначения, городка Штанс, было около 150 км и мы преодолели их без остановки за 2 часа, проехав вдоль красивого озера Валензее, захватив взглядом кусочки Цюрихского и Цугского озёр. Свернув с автобана от Цюрихского озера в сторону Цуга, чтобы срезать путь, перемахнули невысокий горный перевал, утопающий в лесу, мимо небольшого озерца с живописным лесистым холмом, поднимающимся прямо из водной глади. Так сказать, получили первую прививку швейцарских красот. Скоро последовала и вторая.

 

Что такое швейцарский городок? Деревней не назовёшь, всё ж домишки основательные, да и в тех поселениях, что чуть покрупнее, присутствует вездесущий местный супермаркет «Coop» («Кооп», от термина «кооператив»). А если совсем несколько домиков? В ходе поездки видели такой, где среди 5-7-8 домов фасадом к трассе располагался дилерский центр Мерседеса размером с добрую половину этого посёлка. Чтобы не путаться в терминах, швейцарцы все населённые пункты называют «коммунами». Вот к одной такой мы в итоге и подъехали. Город Штанс, немаленький по местным меркам (население около 8 тыс.), центр кантона Нидвальден.

 

Автобус сразу же подрулил к главной достопримечательности – фуникулёрной станции на гору Штансерхорн. Тут группа разделилась на две части. Кто не захотел подниматься на гору, остались гулять по городу. От места стоянки можно было минут за 15-20 дойти до озера, так как город расположен не на берегу, а ближе к горе. Остальные (большинство) воспользовались доппрограммой (48 евро с человека, но у нас это мероприятие было оплачено при покупке тура) и с удовольствием поспешили к крохотному вокзальчику.

 

Сама гора не отличается особенной высотой, всего 1898 м. Ни тебе ледников, ни снегов, ни даже альпийских лугов. Но особенность этого места в другом. Расположенная на северном краю альпийской гряды в седловине озера Четырёх кантонов, с неё открываются изумительные виды как на расположенные на севере равнины и озёра, так и на альпийский вершины на юге. Если правы путеводители, то в ясную погоду с вершины вид простирается более чем на 100 километров, видно 10 швейцарских озёр и даже горный массив Шварцвальд в Германии. На вершину этой горы мы и должны были подняться.

 

Олег заранее рассказал группе о превратностях погоды в горах, что нужно взять с собой кофты/ветровки, одеть закрытую обувь (основной багаж с утра оставался в утробе автобуса). Мы с собой всегда носили помимо мелочи, умещавшейся в дамской сумке жены, небольшой рюкзак с минимумом необходимого (вода, кепки, зонт, фотоаппараты когда не нужны). На этот раз кинули в него пару толстовок, а переобуваться в плотную обувь не стали.

 

Фуникулёр представлял собой деревянный вагончик со скамеечками для пассажиров, медленно прямолинейно ползущий по зубчатой узкоколейке по склону горы. На кажущемся игрушечным вокзальчике гид выкупил билеты, раздал их группе и мы дружно загрузились в прибывший вагончик (их всего два и они курсируют вверх-вниз каждые 15 минут). Вскоре тот уже неспешно полз по склону, поля всё больше обступал лес, прорезанный дорожками и тропами. Поднявшись где-то до 700 м (с 450-ти – высоты, на которой расположен город), мы въехали в металлическую конструкцию, где пересели уже в кабину подвесного фуникулёра. Кабина имела два этажа: нижний застеклённый со скамеечками и верхний открытый. Конечно, пошли на верхний, с него можно было вволю поснимать. И было что. Город был уже достаточно далеко, открылся вид на озеро, на окрестности. Внизу редколесье окончательно превратилось в единый лесной массив. Подул ветерок и все сразу вспомнили про тёплые вещи. А кабинка всё поднималась и поднималась и минут через 10 вывезла нас на верхнюю станцию, на высоту 1850 м.

 

Базовая станция оформлена в виде широкой смотровой площадки, обращенной на горный юг, со столиками, за которыми можно посидеть-перекусить, взяв понравившиеся блюда в кафе самообслуживания. Само кафе со всей инфраструктурой (туалеты, сувенирные магазины) и собственно фуникулёрной станцией занимает северную сторону. По всему периметру можно пройти по специальному балкончику. Предусмотрено несколько маршрутов различных по протяжённости (и времени) по тропам, отходящим от базы. Конечно, основной (и самый короткий) маршрут – к вершине, где сооружена меньшая по размерам площадка с платным биноклем. Всё безопасно, с перилами, местами для отдыха, указателями и пояснениями. На основной базе над южным склоном выдвигается круглый балкончик, идеальное место для видовых фото и фото с видами.

 

Увы, его нам использовать по прямому назначению не пришлось. Вся южная сторона Штансерхорна была закрыта облаками, лишь изредка открывающими зелёную долину внизу. И всё же дельтапланеристы ухитрялись выбрать момент и отправиться в полёт. Их «место сброса» находилось как раз на полдороги к вершине. Зато северная сторона была чиста, мелкие облачка пролетали чуть выше и не мешали наслаждаться грандиозным видом на озеро Четырёх кантонов во всей его красе, гору Пилатус, высившуюся левее, на западе, и кажущимися бескрайними просторы гор и равнин, теряющихся в дымке.

 

На горе у группы было почти 2 часа свободного времени. Так как дело шло к полудню, мы для начала хорошенько перекусили, сев за столик у края платформы и наблюдая, как высокие тёмные ели на склоне горы то выплывают из тумана, то вновь в него погружаются. Очень предусмотрительно в кафе имелись тёплые подстилки на кресла, иначе сидеть было бы некомфортно. По стоимости такие обеды в Швейцарии в ресторанах самообслуживания обходились нам на троих в 70-80 франков (без алкоголя). По возможности в такие ресторанчики нас гид и приводил перекусить в ходе дневной поездки. Самое большее, что выходило пару раз по деньгам на еду – 130-150 франков на троих при очень сытном «от пуза» ужине в ресторанчике при отеле.

 

Закончив обед и закупив сувениры, отправились на вершину. Там с высоты 1890 м сделали самые красивые на Штансерхорне видовые фото, вдоволь насладились пейзажами, после чего посидели за установленным рядом бревенчатым столиком. Всё же по горам скакать, пусть и крайне окультуренным, непросто. На пути с вершины заглянули в ещё одно забавное местечко: ферму сурков. Очень просторный, обнесённый каменной стеной загончик, в котором обитают несколько сурков. Посреди площадки им выстроен деревянный домишко, куда кладут корм, а так они предоставлены сами себе. Вырыли кучу нор, деловито ходят (не бегают, нет) и подозрительно смотрят на туристов, встав в мёртвую стойку.

 

Преисполненные впечатлений, начали спуск. В этот раз остались на нижнем этаже фуникулёра, наблюдая удаляющуюся вершину на фоне облаков с одной стороны и приближающуюся солнечную долину с другой. Пересев в железнодорожный вагончик, сняли с себя ставшие ненужными тёплые вещи и, достигнув подножия, переместились в удобные кресла автобуса. Не прошло и получаса (расстояние всего 15 км), как оказались в центре Люцерна.

 

Фото тут.

 

Link to comment
Share on other sites

Люцерн

 

Этот красивый город расположен у северо-западной оконечности крестообразного озера Четырёх кантонов, в месте, где из озера вытекает река Ройс. Недалеко к югу высится громада Пилатуса (2128 м), «домашняя» гора Люцерна. Город с населением всего 80 тыс. является центром одноименного кантона и, как и Штанс, и вся центральная, восточная и западная области Швейцарии (64% населения), принадлежит к немецкоговорящей части страны.

 

Выглядит город очень самобытно. Прекрасно сохранившиеся старые здания, улочки, площади и фонтаны. Визитной карточкой города и его символом, конечно, являются старые деревянные мосты через реку. Первый из них, и самый знаменитый, – мост Капельбрюкке (Часовенный мост) с башней Вассертурм (Водяная башня). Это самый старый из сохранившихся в Европе крытых деревянных мостов (построен в 1365 г.). Он тянется не поперёк реки, а наискосок, поэтому его длина (200 м) почти в два раза больше ширины реки в этом месте. Мост украшен цветами, рядом с ним, по обоим берегам, плавают лебеди и утки, наперебой подхватывая корм, который им бросают туристы.

 

Второй подобный мост, Шпройербрюкке (Мякинный. Мельничный мост, построенный в 1408 г.), расположен чуть ниже по течению над первым порогом реки Ройс. Но он уже не столь эффектен, будучи оттенён, отгорожен новыми пешеходными и автомобильными мостами.

 

Говоря о реках Швейцарии, следует понимать, что страна горная. Большинство рек берут в начало в Альпах и узкими и мелкими ручьями и потоками катятся с гор в долины. Часть из них впадают в озера, из которых текут дальше под тем же или другим именем. Но норов свой не оставляют. Течение в основном бурное, с порогами, водопадами. Поэтому о судоходстве речь не идёт и водные артерии страны несут гораздо больше эстетическую, а не экономическую нагрузку. Лишь дойдя до равнин, реки разливаются и успокаиваются, но это происходит, как правило, уже на территории соседних стран.

 

В обязательную программу посещения Люцерна кроме знакомства с мостами входила прогулка по старой части города. Началась она с посещения мемориала «Умирающий лев». Как бы в высеченном в скале 13-метровом гроте (на самом деле искусный переход от естественной породы к мрамору) лежит пронзённый копьём лев, прикрывая собой щит с изображением лилии. Скульпторам (эскиз делал знаменитый датчанин Бертель Торвальдсен, а непосредственно работу выполнял швейцарец Лукас Ахорн) удалось передать в камне сочетание чувств достоинства, силы и неминуемого рока, гибели. Раскинутый под гротом овальный пруд дополняет величия и трагизма создающейся картине. Памятник посвящён и вправду трагической истории. Он воздвигнут в память о швейцарских гвардейцах, защищавших в 1792 г. чужого короля (французского Людовика XVI) от чужой разъярённой толпы (революционных якобинцев) во время штурма дворца Тюильри. Из тысячи воинов две трети погибли. После знакомства с этим мемориалом (и этой историей) фраза «швейцарские гвардейцы» приобрела для меня иное звучание. Сколь высоко ценилась преданность этих наёмных войск, которые Швейцария поставляла в своё время в разные страны. К нашему времени швейцарская гвардия охраняет только Ватикан. Да и то несёт больше церемониальные функции.

 

От мемориала группа двинулась дальше. Мимо капеллы Св. Петра (одной из старейших церквей города) мы старыми улочками прошли к старой ратуше. Стены близлежащих домов расписаны причудливыми картинами, узорами, фресками. Они поднимаются от фундамента, оплетают окна и балконы, поднимаются к крышам, покрытым красной черепицей. Здания украшены флагами (национальным и кантона) в различных вариациях. Особенно этим выделялся фасад ратуши, выходящий к реке.

 

Перешли на левый берег и углубились в «новый» город. Здесь доминантой высится Церковь иезуитов с двумя башенками-луковками. Обратил внимание на обилие фонтанов (с неизменно питьевой водой) – черта практически всех швейцарских городов, которые мы посетили. Многие выполнены по единой схеме: колонна посреди чаши, украшенная цветами. На вершине колонны какая-нибудь скульптурная композиция.

 

По окончании знакомства с городом Олег организовал группе поход в магазин швейцарских часов и ножей, договорившись, чтобы нас встретили русскоговорящие продавцы. Часы нас не интересовали, а вот настоящий швейцарский нож мы обещали ребёнку ещё перед поездкой. Выбор был богатый, по цене от 40 до 200 франков в зависимости от набора инструментов (процентов на 30 дешевле, чем в Москве). После магазина оставалось часа три свободного времени. Более чем достаточно для самостоятельного знакомства с другими местными достопримечательностями. В том числе со средневековой стеной Музегмауер длиной немногим менее километра, по которой можно совершенно бесплатно прогуляться и посмотреть на её девять башен. Довольно редкий объект в швейцарских городах, так как обычно при расширении городов старые укрепления срывали и застраивали.

 

Но у нас время было распределено по двум мероприятиям доппрограммы: национальный ужин и катание на корабле по озеру. Так что, немного пройдясь по левому берегу реки между старыми мостами и полюбовавшись, как спокойная водная гладь обрушивается с порога стремительным потоком, мы вернулись к месту сбора. Национальный ужин прошёл на открытой площадке ресторанчика в новой части города недалеко от реки. Угощали нас национальным блюдом рёшти, приготовляемым из тёртого картофеля. Оно было выполнено в виде розетки, наполненной грибами. Бокал вина входил в стоимость ужина (28 евро за место). По окончании ужина пошли пешком до городской пристани на берегу озера Четырёх кантонов.

 

Надо заметить, что и с названиями озёр в Швейцарии не всё так однозначно. «Озеро Четырёх лесных кантонов» – таков буквальный перевод с немецкого географического названия озера – Фирвальдштетское. Именно на его берегах 1 августа 1291 г. возникла Швейцария в виде союза трёх кантонов: Ури, Унтервальден и Швиц (название последнего было перенесено иностранцами на всю страну). Позднее к ним присоединился Люцерн в качестве четвёртого кантона. Сейчас кантонов по берегам озера пять: Унтервальден разделился на Обвальден и Нидвальден, но озеру оставили его историческое имя. В то же время его называют Люцернским озером по расположенному на нём крупному городу. Но и это не всё. Ответвления озера, которое имеет форму косого креста, имеют свои, «местечковые» названия: Кюсснахтерзее, Герзауэрзее, Веггисзее, Урнерзее («зее» – озеро). Вот такие швейцарские особенности.

 

Озёра Швейцарии, пожалуй, единственные водные просторы страны, по которым осуществляется судоходство. Все озёра горные, а значит глубокие. Ледниковая вода поразительно чиста, прозрачна и отливает то зелёным, то бирюзовым, то синим. Кораблики работают и как трамвайчики, развозя пассажиров по городкам, расположенным по берегам озёр, и как туристические развлекательные маршруты. Вот по одному такому маршруту мы и поплыли (стоимость прогулки 26 евро с пассажира).

 

Оставив позади панораму Люцерна с Водяной башней, Часовенный мост и пару острых шпилей церкви Хофкирхе (а также величественный фасад железнодорожного вокзала и модерновую крышу Центра культуры и конгрессов), большая часть группы отправилась в часовую водную прогулку. Корабль был заказан для нашей группы, поэтому на всём пути следования периодически включался русский аудиогид, комментирующий местные достопримечательности, мимо которых мы проплывали.

 

На юге высилась громада Пилатуса, мимо проплывали покрытые зеленью берега, вокруг разливалась водная гладь, сквозь которую виднелись белые проплешины дна (метров на пять в глубину, настолько прозрачная вода). По признанию самих швейцарцев, озеро Четырёх кантонов самое красивое из горных озёр страны. Его высота 437 м над уровнем моря, ширина «рукавов» до 5 км. Оно не замерзает зимой, а летом поверхностные воды прогреваются до комфортных 18-24 градусов, что объясняло наличие встречающихся по берегам пляжей. Корабль доплыл до «перекрестия» озера и отвернул к маленькому островку у северного берега. Там, недалеко от местечка Меггенхорн, на мысе, отделяющем залив озера, тянущийся к Люцерну, стоит 6-метровая статуя Христа-Искупителя. Копия знаменитого бразильского монумента. Медленно обогнув мыс, мы двинулись в обратный путь.

 

Сойдя с корабля, пересели в автобус и двинулись в отель. Отель «Tellsplatte» находился в 45 км от Люцерна на противоположном от него конце озера Четырёх кантонов, в кантоне Ури, недалеко от городка Зизикон. Вечерело. Погода испортилась, пошёл дождь. Дорога проходила вдоль озера и горных отрогов, изредка ныряя в туннели. Выехав из очередного на обратной стороне горы, мы стали свидетелями необычного явления. Дождевой фронт остался на западе и ярко подсвечивался закатным солнцем. Красно-оранжевое сияние заливало всё небо, озеро и горы. Такое впечатление, что все цвета вокруг сползли в красный спектр. Жаль, на ходу не настроить камеру на такое красивое и завораживающее зрелище.

 

В отель прибыли уже затемно. Выгрузились, заселились. Номер стандартный, мебель в хорошем состоянии, не старая, бельё и полотенца свежие, с горячей/холодной водой никаких проблем. Даже утюг удалось раздобыть (правда, только утром, дежурящий в ночь молодой парень не смог объяснить по-английски, где гладильная комната). Но, опять же, не было кондиционера. Благо в этот раз отель располагался вдали от городов (фактически, отдельно стоящий комплекс), на склоне горы над озером и духоты не ощущалось.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Tellsplatte

 

Утро встретило нас восхитительным видом из окна. Над бирюзовой гладью озера стройной шеренгой высились горы. Это были отроги Бернских Альп с заснеженным пиком горы Ури-Ротшток (2932 м), прячущимся за грядой более низких гор на переднем плане. Вдалеке на севере терялся в утренней дымке городок Бруннен. На склоне под отелем паслись коровы и козы, отгороженные аккуратной проволочной оградой (под небольшим напряжением). От отеля вниз шла прогулочная тропа, терявшаяся в листве. Спустившись по ней, можно было выйти к необычному памятнику – часовне Вильгельма Телля.

 

Вильгельм Телль – легендарный национальный герой Швейцарии. Отдалённый последователь Робин Гуда, если не вождь, то уж точно вдохновитель народного движения, благодаря которому Швейцария получила свою независимость около семисот лет назад. Часовня отмечает место, куда, согласно легенде, сошёл Телль из лодки, когда бежал из плена от местного графа. Внутри часовня украшена четырьмя фресками, связанными с легендой. Недалеко от часовни, выше по берегу – небольшая колокольная башня: металлическая конструкция с подвешенными колоколами разного калибра количеством более тридцати. И всё это в утренней тишине на фоне спокойного озера и молчаливых гор.

 

После непродолжительной утренней прогулки был завтрак «шведский стол» в ресторанчике через дорогу, прямо над склоном горы, с видом на горы, озеро и пасущихся коровок. Выбор блюд был несколько разнообразнее, чем в прошлом отеле. На этот день по плану была поездка в итальянскую часть Швейцарии, кантон Тичино: города Лугано и Беллинцона. В нашем отеле нам предстояло ночевать ещё ночь, так что вещи оставили в номере, с собой взяли только необходимое. И в путь!

 

Лугано

 

Дорога на юг заняла около двух часов. Мы ехали в «итальянскую Швейцарию», по дороге наш гид напомнил нам несколько итальянских фраз. 7% швейцарцев говорят на итальянском и большинство из них проживает в кантоне Тичино. Границу кантонов Ури и Тичино пересекли под знаменитым Сен-Готардским перевалом по самому длинному автомобильному тоннелю в континентальной Европе, протяжённостью 16,9 км. Длиннее только Лаэрдальский тоннель в Норвегии (24,5 км), по которому мы проезжали два года назад, и Чжуннаньшаньский тоннель в Китае (18 км). Знаменит же перевал благодаря А.В. Суворову, перешедшему по нему с русской армией через Альпы во время Швейцарского похода 1799 г. На перевале есть несколько памятников этому переходу и лично Суворову. Увы, эти достопримечательности остались в километре над нами.

 

Мы же въехали в Тичино и, если не ощутили на собственной коже (исправно работал кондиционер), то увидели в окна яркое южное солнце и субтропическую растительность. Отделенный от остальной части страны горными перевалами, сдерживающими северные ветра и холода, этот кантон получил неофициальное название «солнечный балкон Швейцарии». Мы направлялись к самому «краю» этого балкона – городу Лугано.

 

Лугано – самый крупный город кантона, его население 65 тыс. чел. Но не размеры привлекают к нему, а его расположение. Город раскинулся на берегу Луганского озера (оно же озеро Черезио) меж красивых гор Бре и Сан-Сальваторе. С виду чисто курортный средиземноморский город (до Милана каких-то 80 км). С обзорной площадки у кафедрального собора Сан-Лоренцо открывался красивый вид на черепичные крыши домов, спускающиеся к озеру, купола церквей, зелёные массивы гор и синее озеро. От собора с его мраморными статуями началась экскурсия по городу. Было жарко и нас спасали аркады домов, которые тянулись по всему старому городу до самого озера.

 

В городе много зелени, фонтанов, площадей, скульптур различных стилей и форм. Фасады зданий на центральной площади, где расположено здание муниципалитета, красиво украшены красными цветами. Красное на белом смотрится очень ярко и контрастно. Спустившись к набережной, зашли в зажатую между тесных проулков и других зданий церковь Санта-Мария-дельи-Анджели. Она известна своими грандиозными, во всю стену фресками «Распятие Христа» и «Тайная вечеря» работы Бернардо Луини. Вид действительно поражает, когда перед тобой открываются огромные каменные полотна художника. От церкви пошли по набережной, украшенной пальмами и необычным перфомансом – фиолетовыми пластиковыми улитками под три метра в высоту. Прошли мимо величественного фонтана Манцони, бьющего множеством струй как-бы из каменного грота. Чуть далее расположен чисто римский фонтана Антонио Босси.

 

Набережная упирается в парк Чивико, богато украшенный цветниками, разбитыми вдоль озера под огромными платанами. Из парка открывается вид на уходящее вдаль озеро, петляющее между горами. С другой стороны, за ярко-зелёной лужайкой высится вилла Чиани, когда-то резиденция миланских герцогов, а сейчас использующаяся для проведения различных выставок. На самой лужайке из веток был сплетён большой олень, рядом с которым загорали и отдыхали многочисленные посетители. Тут же, рядом с фонтанчиком, располагалась старая метеостанция. Мы не раз встречали подобные и в других городах. Она представляла собой каменную стелу выше человеческого роста со встроенными по граням термометрами со шкалами Цельсия и Реомюра. По Цельсию зашкаливало за 30.

 

В целом Лугано произвёл впечатление средиземноморского итальянского городка, немного непринуждённого, немного ленивого. Недаром его прозвали «маленькая копия Неаполя». Было воскресенье и почти все магазины стояли закрытыми, исключая мелкие лавочки туристической зоны вдоль озера. В одной из таких присмотрели себе майки со швейцарской символикой, в близлежащем кафе попили соки-коктейли, в другом взяли очень вкусное мороженое. Вскоре все собрались у фонтана на набережной. Группе предстояло разделиться на две части. Одна поедет кататься на корабле по озеру (около часа, 26 евро), другая на корабле же отправится в городок Мелиде, на полуторачасовую прогулку по парку «Швейцария в миниатюре» (40 евро). Нам, конечно же, просто кораблика было мало и мы сели на корабль в Мелиде.

 

С наивной итальянской ленцой корабль припоздал минут на 20, сократив нам пребывание в парке. Путь от Лугано до Мелиде занял минут 40. Луганское озеро, как и прочие горные озёра, протяжённое (33 км), но не широкое (максимум 3 км). Поэтому плыть по нему как по полноводной реке. Вода прозрачная, зеленовато-синяя, чистый воздух, живописные берега. Поверхность озера на 271 м выше уровня моря, и если для Швейцарии это само-собой разумеющееся, то для Италии, которой принадлежит четверть озера, этот водоём является самым высокогорным.

 

Отплыли от набережной, проплыли вдоль всей центральной части города, мимо бьющего из озера фонтана в районе Парадизо с его разнокалиберными отелями. Затем, проходя вдоль гор с бурной растительностью на склонах, стали отдаляться от Лугано. Оставили слева итальянский анклав на территории Швейцарии, деревушку Кампионе-де-Италия с аккуратными домиками, пальмами, лодками и грандиозным казино, затмевающим всё остальное. Вскоре, поднырнув под мост и обогнув мыс, причалили в Мелиде у группы отелей со звучным названием «Романтика».

 

Пять-десять минут пути вдоль пальм и цветов, и мы у входа в парк. Честно говоря, не ожидал от парка ничего особенного. А зря. Это был взрыв эмоций. На площади около 1,5 га была построена целая страна в масштабе 1:25. Наиболее известные здания, соборы, замки, дворцы и памятники были довольно плотно разбросаны по территории парка, изрезанной каналами, линиями железных дорог и автомагистралями, перемежаясь с зеленью и цветами. На границе парка возвышались снежные вершины, к которым тянулись нитки фуникулёра. На склоне одной из них был миниатюрный памятник Суворову. В центральной части располагался цюрихский аэропорт. И это всё двигалось! По каналам и пруду (символизирующему озёра старны), разгоняя плавающих по ним рыб, неспешно шли корабли. Многочисленные пассажирские и товарные железнодорожные составы выныривали из тоннелей, подъезжали к железнодорожной станции, сновали тут и там, проезжая по мостам и склонам. Автомобильчики ехали по автомагистрали. Самолёты периодически заводили и глушили двигатели. Фуникулёры поднимались в горы и спускались обратно. Среди всего этого по проложенным дорожкам бегали дети с неописуемым восторгом на мордашках и прогуливались взрослые с таким же выражением на лицах. Ребёнок был просто счастлив, лазил во все щели, снимал на свой фотоаппарат, порой от восторга забывая выключать видеорежим. В тот момент мы ещё мало что могли узнать из экспонатов (если только мосты и ратушу Люцерна), но сейчас, пересматривая фото, находишь множество знакомых видов из разных городов и местечек этой замечательной страны. Парк уже больше 50 лет радует своих посетителей. Помимо известных и узнаваемых сооружений в нём представлены и обычные фермерские домики, а также что-то вроде школы с прозрачной крышей, под которой видна планировка здания с миниатюрными партами. Жаль, было мало времени погулять неспешно по парку. Сюда нужно приезжать на весь день, благо автобусная и железнодорожная станции находятся в прямой досягаемости.

 

Получив массу положительных эмоций, мы тем же путём вернулись в Лугано. Немного свободного времени, и вот мы уже вновь все собрались в автобусе и направляемся в обратную сторону, за 30 км, к административному центру кантона Тичино, городу Беллинцона, известному своими замками.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Беллинцона

 

Этот небольшой (населеннее менее 20 тыс.) город встретил нас во второй половине дня воскресенья жарой, тишиной и безлюдьем. Рядом не было крупного водоёма, как в Лугано, и раскалённый воздух обволакивал тебя сразу же, как выходишь из автобуса. Экскурсия по старой части города началась с центральной площади, над которой возвышается башня ратуши. Затем по извилистой пешеходной улочке переместились к собору Петра и Стефана, который одарил нас прохладой внутри. Мимо фонтана с фигурой морского котика (или какого-то другого ластоногого), крепостной стены-новодела, через итальянский дворик, мы, наконец, вышли к замку Кастельгранде.

 

Это самый старый из трёх замков города. Он высится на скале, обозревая окрестности. Такое расположение было выбрано не случайно. В этом месте сходились дороги, ведущие к двум основным перевалам: Сен-Готарду и Сен-Бернару. Таким образом, это место было своеобразным «ключом к Италии» для германских императоров. По этой причине миланские герцоги возвели в Беллинцоне замки Кастельгранде, Монтебелло и Сассо-Корбаро, призванные охранять их владения и торговые пути от нежданных гостей.

 

Очень интересно оформлен вход в замок. От площади, расположенной у подножия скалы, внутрь горы ведёт прямоугольный пролом. Через него попадаешь как бы на дно глубокого колодца и, подняв голову, можешь видеть синее небо. От этой площадки ходит вполне цивилизованный лифт, который поднимает посетителей. Но не на самый верх, а на следующую площадку, от которой нужно подниматься по широкой крепостной стене наверх. Для россиян очень знакомо выглядят стены замка. Их полукруглые навершия бойниц в точности такие же, как на кремлёвской стене. Да, итальянским зодчим, строившим в XV в. современный московский Кремль, было откуда черпать вдохновение. Свою историю Кастельгранде отсчитывает от X-XII вв. (самая высокая башня замка – Торре Бьянка, Белая Башня, была воздвигнута в XIII в.). И это не считая более древних римских фортификаций на этом месте.

 

Поднявшись наверх, обнаруживаешь большую, метров 200, почти круглую «поляну»  с парой деревьев по краю. На зелёной траве можно и полежать, и пройтись босиком приятно. Над зелёным пространством доминантой возвышаются две башни: Белая (27 м в высоту) и построенная на самом краю обрыва Чёрная (28 м). Также по краю поляны  расположены некие скульптурные сооружения (что-то из разряда выставки современного искусства). С этой площадки открывается вид на огромные пространства вокруг замка. Город как на ладони, видны два других замка, поднимающиеся всё выше горы на севере. Да, место с таким обзором было выбрано для замка совсем не случайно.

 

Обратный путь был долог. Изначально мы планировали вернуться в отель и вечером погулять по окрестностям. Отказавшись от национального ужина с йодлями (53 евро), хотели просто отдохнуть на природе. Но всё пошло не так. У въезда в один из тоннелей, ещё до Сен-Готарда, автобус встал в мёртвую пробку. Плюс к тому, что это был вечер воскресенья и многие возвращались с уик-энда, где-то впереди произошла авария и пока не освободили дорогу, колонна из легковушек, автобусов и автокемпингов стояла и ждала. Надо отдать должное, не было ни одного нервного сигнала, никакого проявления нетерпения. Люди глушили моторы, выходили из машин и, по причине слишком узкой обочине на склоне, прямо среди машин играли в мяч. Когда пробка тронулась, время уже поджимало. Поэтому сначала завезли часть группы в Люцерн на ужин, а только затем вернулись в отель. Итого, проведя в дороге 3,5 часа, прибыли уже затемно. Пошли в ресторан поужинать, сели на открытую площадку над озером и устроили себе небольшой праздник. Так закончился третий день нашего путешествия.

 

Следует отметить одну особенность встретившихся нам «сельских» отельчиков. Мало кто говорит по-английски. Так, в «Tellsplatte» на хорошем английском говорил только менеджер ресторана, а официанты нет. В другом семейном отеле на английском общался только хозяин гостиницы, а обслуживающий персонал понимал только французский/немецкий. Надо отдать должное Олегу, когда он был рядом, то всегда помогал решать языковые вопросы, общаясь преимущественно на немецком.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Интерлакен

 

Почти что пляжный день остался позади и нас снова ждали горы, точнее мы их. В этот день мы отправлялись на самую высокую железнодорожную станцию Европы – Юнгфрауйох, «Вершину Европы». Расположена она в Бернских Альпах, в седловине между гор Юнгфрау и Мёнх на высоте 3454 м. Для этого нужно сначала добраться до альпийского курорта Интерлакен (около 100 км от отеля), затем пересесть на поезд, который по зубчатой железной дороге поднимет на высоту 2061 м, после чего второй поезд сквозь толщу гор вытянет состав на верхнюю точку. Высота порядочная, кислорода меньше, чем обычно, поэтому не всем такой подъём показан. По этой причине поездка входила в дополнительную программу (145 евро), которую, однако, можно было оплатить при покупке тура.

 

Интерлакен находится в кантоне Берн, втором после Граубюндена по величине кантоне Швейцарии. До него от отеля доехали за полтора часа, проехав вдоль берега Бриенцского озера и Рейхенбахского водопада. Последний получил известность благодаря Артуру Конан Дойлю,  который сам тут бывал и выбрал это место в качестве арены схватки Шерлока Холмса с доктором Мориарти в рассказе "Последнее дело Холмса". Городок расположился на небольшой плоской равнине между озёрами Бриенцским на востоке и Тунским на западе (отсюда и название – Inter lakus, межозёрный), а с севера и юга окружённый горами. Как и у всех горных курортов Швейцарии, основной туристический сезон – с декабря по апрель, когда отдыхающие съезжаются кататься на лыжах по заснеженным склонам Альп. Остальное время – ожидание и подготовка к следующему «лыжному» сезону, да обслуживание немногочисленных (по сравнению с зимой) «летних» туристов.

 

Выехали мы из отеля заблаговременно, так что осталось минут 40 на знакомство с альпийским курортом, небольшим (5 тыс. чел.) городом Интерлакен. Прошлись по центральной улице – бульвару Хоевиг, протянувшемуся между Западным и Восточным железнодорожными вокзалами. Расположенный среди покрытых зеленью гор, прорезанный – от озера до озера – верхним течением «национальной» реки Аре, город сам по себе очень зелёный: в аллеях, парках, садиках, клумбах с цветами, фонтанчиках и лужайках. Все здания, даже современные (вокзал, универмаг «Coop», новые отели) невысокие и удачно вписаны в ландшафт. Городок так искусно «размазан» по равнине, что постройки не портят общий вид и не отвлекают от природных красот. Среди гостиниц, сувенирных лавочек и магазинчиков доминируют две церкви, стоящие друг рядом с другом: католическая (Шлосскирхе, Замковая Церковь) и протестантская. Невдалеке пруд с золотыми рыбками и фонариком иши-доро, подарок японцев. Перед культурным центром города, старым зданием казино Курсааль, вокруг аккуратно подстриженного луга с фонтаном посередине разбит сад с цветником. Тут же мы впервые увидели цветочные часы.

 

Посередине города рядом с бульваром расположен огромный луг Hoehematte (Высокий Луг, около 10 га). Он известен тем, что ещё в XIX веке был выкуплен прилегающими к нему дорогими отелями (один из них действующий и поныне пятизвёздочный «Виктория Юнгфрау Грандотель») с единственной целью: не застраивать это место. Дело в том, что через этот луг открывается очаровательный вид на горную гряду, где как алмаз в короне, посередине зеленых ближних гор сверкает вершина Юнгфрау. Такой вид, открывающийся постояльцам отеля прямо из окон их апартаментов, несомненно, привлекал посетителей. Луг общедоступен, по нему приятно пройтись, посидеть, полежать и насладиться величественным пейзажем.

 

В принципе, в Интерлакене есть где с толком провести время: посмотреть город, подняться на фуникулёре на высоту 1322 м до ресторана Хардер Кульм, нависающего на вершине горы над казино Курсааль. Есть возможность подняться по самой длинной в Альпах канатной дороге на вершину горы Шилтхорн (2970 м), где построен вращающийся ресторан «Пиц Глория». Знаменитость ему принёс седьмой фильм о Джеймсе Бонде «На службе Её Величества», снимавшийся в 1969 г., где этот ресторан выступал в роли логова главного злодея. Но на всё это нужен был отдельный день.

 

А мы двигаемся дальше. В автобус – и на станцию Лаутербруннен, откуда отходит поезд на Кляйне-Шайдег, следующий пересадочный пункт, расположенный на одноимённом перевале. Десять минут, и мы уже поднялись с 560 м (высота Интерлакена) до 795 м (высота Лаутербруннена). В этот день всё будет связано с высотами, достижимыми и недоступными.

 

Перед посадкой в поезд наш гид посоветовал запастись в магазине при вокзале фруктовым сахаром. Считается, что сладкое позволяет приглушить симптомы кислородного голодания. Кроме того, мы были заранее предупреждены об одежде и утром оделись потеплее (нелишним будет взять плотные джинсы), кинули с собой в пакет тёплые толстовки и ветровки, переобулись в автобусе в удобную закрытую обувь (предусмотрительно взятую с собой). Кто хотел, прихватил шарф и перчатки, обязательными были тёмные очки – наверху на солнце снег ослеплял. А день выдался солнечный, как на заказ.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Юнгфрауйох

 

Заняв места в одном из зелёно-жёлтых вагонов поезда, мы нараспашку открыли окно (видимо, специальная «туристическая» конструкция). Вскоре поезд неспеша повёз нас по зубчатой железной дороге вверх по склонам гор. Первая местная достопримечательность не заставила себя долго ждать. Это был водопад Штауббах, один из самых высоких в стране. Он возникал как ниоткуда из лесной чащи на вершине и падал с отвесной 300-метровой скалы, рассыпаясь в мелкую водяную пыль. Мы всё выше поднимались по поросшим лесом склонам гор, оставляя в глубоких ущельях мелкие деревушки. Из за зелёных склонов вдалеке всё выше поднимались заснеженные скалистые пики Бернских Альп: троица Эйгер (3970 м) – Мёнх (4107 м) – Юнгфрау (4158 м) и чуть правее, в стороне скошенная пирамида Брайтхорн (3782 м). Название Юнгфрау («дева», «девственница») гора получила благодаря монастырю монахинь Интерлакена, который располагался у её склонов. По мере подъёма лес редел, ели расступались, мельчали, пока на высоте ближе к 2000 м полностью не уступили место зелёным альпийским лугам. Голые, обрывистые, изъеденные эрозией склоны альпийских великанов уже, казалось, вплотную подступили к железнодорожным путям, когда мы прибыли в Кляйне-Шайдег (высота 2060 м). Время в пути прошло совершенно незаметно, фотокамера работала безостановочно.

 

Пересели в красные вагоны поезда железной дороги «Юнгфрау», отметившей в прошлом году своё столетие. На этот раз желания открыть окно не возникло. Заметно похолодало, все накинули одежду потеплее. Первые несколько километров проехали по открытой местности, вплотную приблизившись к чёрным склонам, облепленным белым снегом. Высоко вверху в седловине горы можно было смутно различить какое-то строение – это и была конечная цель нашего пути. На высоте 2320 м состав окончательно погрузился в глубину гор. На пути к «Вершине Европы» предусмотрены две видовые остановки. Первая – Эйгерванд на высоте 2865 м. Поезд делает остановку минут на пять и можно выйти на смотровую площадку. Через прорубленное в северной стене горы Эйгер панорамное окно виден круто уходящий вниз заснеженный скалистый склон и бескрайние, смыкающиеся с облаками, долины, покрытые лугами, и горы, заросшие лесами. Вторая остановка – Айсмеер на высоте 3160 м. Здесь сквозь окно видны лишь отвесные чёрные скалы и белые льды.

 

Увы, в пути не обошлось без потерь. Сказывался разряженный воздух высокогорья: на подъезде к площадке Айсмеер жена почувствовала себя плохо – начала кружиться голова. И тут мы испытали налаженную работу служб туристических объектов. Сразу появился сотрудник, ответственный за пассажиров, и предложил спуститься обратно в Кляйне-Шайдег на встречном поезде. Мы с сыном были очень обеспокоены, но, оправившись от приступа головокружения, наша мама заверила нас, что доберётся до станции без нас, лишь с официальным провожатым. Естественно, мы чувствовали себя не в своей тарелке до тех пор, пока с конечной станции не дозвонились и она не успокоила нас, что на «высоте травы» чувствует себя хорошо и загорает на солнышке в кафе.

 

На верхней станции, Юнгфрауйох на высоте 3454 м, мы оказались после 50 минут пути. Из поезда сразу попадаешь внутрь многоэтажного комплекса со смотровыми площадками, ледяной пещерой, ресторанами, сувенирными магазинами и аттракционами. Сначала вас встречает огромный швейцарский рождественский стеклянный шар с горой, на террасах которой разбросаны забавные деревянные фигурки поезда, фуникулёра, коров, коз, собак и людей. Затем вам предложат посмотреть короткий рекламный фильм о «Вершине Европы» на экранах, расположенных по всему периметру зала. Головокружительное впечатление, почти буквально.

 

Следующий аттракцион – Ледовый дворец. В двадцати метрах под ледником Алеч в толще льда проложены тоннели. Стены, пол, потолок – всё изо льда. Почти 1000 кв. м Ледового дворца украшены множеством ледяных скульптур, от миниатюрных до почти в человеческий рост. Любопытные найдут тут и вмёрзшую в лёд саблезубую крысобелку Скрата (привет «Ледниковому периоду»). Оригинально оформлена реклама спонсоров – она так же вморожена в ледяные стены. Вход в Ледовый дворец бесплатный, но стоит одеться потеплее: температура поддерживается на уровне минус два градуса. Это оказалось самым холодным местом Юнгфрауйох, пришлось сверху толстовок одеть куртки.

 

После ледника мы поспешили на нижнюю открытую площадку. Это было довольно обширное снежное поле, огороженное верёвочным ограждением. Ветра почти не было, народу было много. Люди гуляли, фотографировались, играли в снежки. Вниз и вдаль на юго-восток уходил 24-километровый язык ледника Алеч. Говорят, в ясную погоду с площадки открывается панорама на знаменитый Шварцвальд в Германии и французскую часть Альп. В нашем случае виды действительно были поразительно неземными: небо, вершины, ледники и снега. С запада снизу вверх по склону набегали облака. Над головой в тёмно-синем небе сияло солнце. Несмотря на снег вокруг, солнце заметно припекало и в куртке было жарковато. А вот солнечные очки были как нельзя кстати. Погуляв минут 15, сделав видовые фото на фоне гор, ледников, облаков, швейцарского флага, контрастно выделявшегося красным полотнищем на белом фоне, мы вернулись в комплекс.

 

Кто захотел, поднялись на площадку «Сфинкс», расположенную на одноимённой скале. Это отдельный небольшой комплекс, состоящий из метеостанции, самой высокогорной в Европе обсерватории и смотровой площадки. Оттуда открывается круговая панорама на Альпы. Смотровая расположена на высоте 3570 м и туда из основного комплекса ходит скоростной лифт, поднимающий на 110 м за 25 секунд. Но мы с сыном остались на базовой станции. Пообедали в одном из двух ресторанов (ресторан самообслуживания с европейской кухней, второй – с азиатской), сев у панорамного окна, продолжая любоваться на горы и ледник. Прошлись по сувенирному магазину. Поговорили ещё не раз с нашей мамой по телефону, интересуясь её самочувствием и рассказывая о своих впечатлениях.

 

На Юнгфрауйох после ледника и смотровой у нас осталось около 3 часов свободного времени. Учитывая, что это, по сути, большой развлекательный комплекс для туристов в несколько этажей (ходит лифт), сообразно он и организован. Хотя, конечно, основное, это обзорные площадки и Ледниковый дворец. Различные снежные аттракционы лишь дополняют эту программу. В начале поездки вместе с билетом вы получаете так называемый «паспорт Юнгфрауйох» – красную книжицу паспортного формата. На ней предусмотрено место для штампа. На нижнем этаже комплекса, рядом с выходом на железнодорожную платформу, стоят механические аппаратики, которые проставляют штамп с датой и временем. Ваше подтверждение пребывания на «вершине Европы».

 

Надо признаться, трёх часов на Юнгфрау вполне достаточно для знакомства с местными головокружительными красотами. В назначенное время вся группа уже собралась у перрона – узенькой площадочке на краю тоннеля. Подошёл состав, выгрузив прибывших туристов, и мы заняли места в вагоне. Обратно до Кляйне-Шайдег поезд двигался без остановок. Там произошло радостное воссоединение семьи. Отрадно признать, что все были здоровы и веселы.

 

Вниз от Кляйне-Шайдег мы двигались другим путём: не на Лаутербруннен, а на Гриндельвальд, огибая гору Лауберхорн (2472 м) с восточной, а не с западной стороны. Фактически, поезд двигался вдоль северного склона горы Эйгер, проезжая луга, преходящие в леса, оставляя за спиной массив Юнгфрау, пока не спустился к долине горного ручья, на котором и расположен городок Гриндельвальд на высоте 1034 м над уровнем моря. Город как бы зажат между двумя горами. С одной стороны – чернеющим, присыпанным сверху белым, массивом горы Веттерхорн, взмывающей под облака (3701 м). С другой – жёлто-белыми скальными стенами, перемежающимися зеленью лесов и лугов, горы Реети (второе её название Ротихорн, 2757 м). Обратная дорога по времени заняла примерно столько же, как и подъём. У вокзала группу ждал наш жёлтый автобус.

 

Десять минут короткой передышки и часов в шесть вечера мы двинулись к нашему очередному месту жительства – отелю «Hotel de Chailly» на окраине Монтрё в кантоне Во у Женевского озера. От Гриндельвальда вдоль горного ручья Лютшине доехали до Интерлакена, откуда уже по скоростному шоссе двинулись вдоль озера Тунерзее сначала до Берна, а там повернули на юг. Спустя два часа мы уже были на месте и, получив ключи от номера, разбирали вещи. Здесь мы проведём три ночи.

 

Частный отель был сродни предыдущим: простенький и без изысков. Мебель старенькая, но всё необходимое присутствовало (фен в том числе). За исключением кондиционера. А он бы не помешал. После горной прохлады Альп из кондиционированного автобуса мы вышли в душный и жаркий воздух курортного города. И это не смотря на то, что день уже клонился к вечеру. Благо можно было настеж распахнуть окна второго этажа, откуда открывался вид на зелёные холмы, усеянные домишками и виллами, с одной стороны, и на кусочек Женевского озера с теряющимися в дымке горами на том берегу – с другой. Ещё одно неудобство – единственная розетка в комнате, да и то, швейцарская – тройная. Спас взятый с собой тройник, так как из-за многочисленных в этот день телефонных переговоров и таких же многочисленных визуальных впечатлений наши теле-фото-девайсы были почти мертвы. Да и мы сами уже порядком подустали, но день стоил того. 

 

Мы оказались единственной столь многочисленной группой туристов в отеле, и хозяин с работниками организовал ужин для всех желающих в ресторанчике на нижнем этаже. Это была уже франкоязычная часть Швейцарии, поэтому Олег помог нам вспомнить несколько основных слов благодарности, приветствия и просьб по-французски. На французском говорит около 20% швейцарцев, проживают они в западной и юго-западной части страны.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Следующий день был целиком посвящён Женевскому озеру и его трём самым крупным городам: Монтрё (25 тыс. чел.), Лозанне (138 тыс. чел.) и Женеве (194 тыс. чел.), то есть всему тому, что называют «Швейцарской Ривьерой». Это был второй «курортный» день нашего путешествия после Лугано: море (озеро), пальмы (растительность умеренного климата), песок (прибрежная галька) и солнце (да!). И если Женева вполне урбанизированный город, то Лозанна с Монтрё производят впечатление чисто курортных (напрашивается аналогия с Сочи и Лазаревским). Но обо всём по порядку.

 

Как водится в Швейцарии, Женевское озеро имеет свою запутанную топонимику. Его также называют Лозаннским озером, а также вполне официально на многих франкоязычных картах Озером Леман (Lac Leman). К тому же, как говорят справочники, на ряде карт оно обозначено как Озеро Уши (Lac d’Ouchy). Ещё одно горное озеро с высотой поверхности 372 м, вытянутое в длину на 73 км при максимальной ширине в 14. Большая часть гористого южного берега принадлежит Франции, остальная часть Швейцарии. Из-за такого «двойного гражданства» корабли по озеру ходят с двумя флагами: швейцарским крестом и французским триколором. Мы в этот день путешествовали по северному, швейцарскому берегу. И началось это путешествие с утренней поездки в Лозанну.

 

Лозанна

 

От Монтрё до Лозанны каких-то 25 км, так что через полчаса мы были уже на месте. Город раскинулся по побережью на шести холмах, перед ним простирается лазурно-голубое Женевское озеро. Его легко можно было бы принять за море, если бы не возвышающиеся на 2000 м на южной французской стороне, прячущиеся в дымке, горы Шабле с городком Эвиан-ле-Бен (тем самым, где разливают минеральную воду «Эвиан»).

 

Ещё не было девяти утра и город постепенно просыпался: кто-то спешил на работу, фургончики подвозили товары к магазинчикам на пока ещё пустых туристических улочках. Так как Лозанна расположена на холмах, передвигаться по ней приходилось всё время в горку или под горку. Часовую экскурсию по городу мы начали с подъёма на холм Ситэ, с которого начинался застраиваться город. На его плоской вершине на площади Шато (площади Замка) высится серый куб замка Сен-Мер (замок Святой Марии), некогда резиденция епископа Лозанны, а сейчас – кантонального правительства. У основания широкой серой стены с небольшими башенками по углам воздвигнут памятник Аврааму Давелю («Майору Давелю»), пытавшемуся освободить Лозанну от власти Берна в 1723 г. (в период внутришвейцарских разборок).

 

Буквально в двух шагах (и трёх кварталах) от административного центра города расположен Кафедральный собор Лозанны. Первый храм на этом месте появился ещё в дохристианские времена, в VI в. Современный строился в XII-XIII вв. и был посвящён Деве Марии (отсюда и название Нотр-Дам). Во время религиозных войн периода Реформации католический храм был разграблен и окончательно приобрёл свой современный вид лишь в XIX в. благодаря архитектору Виоле-ле-Дюку. С тех пор он являет собой смешение стилей: романского и готического. Собор украшен искусной лепниной, а внутри, при внешней скромности, выделяется яркими цветами витражей. Две его башни доминируют над окружающими строениями. Рядом с собором расположен старый епископский дворец, в котором расположен музей истории Лозанны. Между ним и собором разместилась смотровая площадка с отличным видом на западную и южную части города. С неё виден старый арочный Большой мост (Гран-Понт), некогда перекинутый через речку Флон, которая теперь протекает под землёй. Невдалеке от смотровой красуется небольшой фонтанчик с клумбой и барельефом Пьера Вирэ, почитаемого в Лозанне деятеля церковной Реформации.

 

Минут пять на смотровой – и спускаемся от собора к расположенной у подножия холма большой площади Рипон с фонтанами и цветниками. На всю длину площади растянулся фасад дворца Рюмина, в котором первоначально размещался университет, а теперь целый ряд музеев. Габриэль Рюмин, чьим именем назван дворец, был выходцем из русской семьи Рюминых, переехавших в Лозанну (никакого отношения к графам Бестужевым-Рюминым он не имеет, его семья вышла из рязанских мещан). Скоропостижно скончавшись в 30 лет, Габриэль завещал своё состояние (1,5 млн. франков) городу с наказом построить «общественно-полезное» здание. Его воля была выполнена, воплотившись в красивое, изящное, окружённое колоннадой здание, как бы перенесённое со средиземноморских берегов Италии. Швейцария всегда привлекала и привечала иностранцев, и те платили ей добром за добро. В этот день мы услышим ещё одну похожую историю в Женеве.

 

Посидели в тени на площади, послушали рассказ гида, осмотрелись вокруг. На площадь выходит одна из станций лозаннского метрополитена. Это единственный метрополитен в Швейцарии, что бы ни говорили справочники. В Цюрихе и Женеве есть система скоростных трамваев (очень развитый в стране транспорт), который иногда ошибочно принимают за подземку.

 

От площади Рипон пошли к городской ратуше, расположившейся на Плас де ля Палю (Болотной площади), старой площади города. При входе на нее над головой огромным шатром распростёрся швейцарский флаг, отличное место для фото, одно «но» – всегда много народу. Здание ратуши было построено в XVII в. на месте торговой площади, существовавшей тут ещё с IX в. Оно украшено аркадами, башенкой с часами и удивительными головами драконов на крыше. Посреди площади высится красочный фонтан «Правосудие» с фигурой богини правосудия Фемиды. Фемида без повязки на глазах (к чему условности?), у её ног – папа, император, султан и магистр. В её руке должен был быть меч, но в день нашего посещения города его, видимо, кто-то взял на прокат (справить правосудие?). На эту же площадь выходят часы с фигурками, которые каждый час оживают, изображая шествие того самого майора Давеля.

 

Конечной точкой нашего знакомства с городом была площадь Святого Франциска с одноимённой церковью. Это центральная площадь города, к югу от неё в сторону берега Женевского озера тянутся отели с зонами отдыха, с запада на восток бежит достаточно оживлённый проспект. К площади мы подходили по торговым рядам улочки Святого Франциска, увешанной сделанными под старину вывесками в едином стиле. Когда-то тут была крепостная стена и монастырь. Стена была срыта, монастырь закрыт во времена Реформации, осталась только церковь. Вокруг неё вырастали новые здания: почты, кантонального банка, торгового центра. А старая башня с часами взирала на всё это с высоты своего положения и прожитых семисот с лишним лет.

 

После экскурсии осталось с полчаса свободного времени. Мы прошлись по ближайшим улочкам, перекусили на ходу, прикупив кофе-булочек в буфете, расположенном в подземном переходе, спуск в который находится прямо на площади Святого Франциска. Зашли в церковь, посмотрели как она выглядит изнутри. Подивились на массивную дверь храма, снабжённую фотоэлементом, благодаря чему она сама открывается посетителям. Наискосок от площади расположен отель «Lausanne Palace», считающийся самым фешенебельным отелем Швейцарии. В нём останавливаются члены Международного Олимпийского Комитета (МОК), проводящие заседания в Лозанне. Вообще в этом городе многое связано с олимпийским движением, ведь штаб-квартра МОК находится именно здесь, а на набережной расположен Олимпийский музей с большим парком со скульптурами реальных спортсменов-рекордсменов и широкой лестницей, окруженной колоннами.

 

Вскоре подъехал знакомый жёлтый автобус и мы двинулись в обратный путь, но в этот раз не по автобану, а по так называемому, «второму карнизу» – дороге, проходящей пусть не по самому берегу озера, но тянущейся в непосредственной близи от него. В пути слушали рассказ о кантоне Во, озере, местных виноградниках Лаво и винах. Залитые солнцем склоны холмов и впрямь ребрятся террасами виноградников, разбитых на мелкие участки. 60% производимого вина, выращиваемого, в основном, в южных кантонах, Швейцария потребляет сама, и лишь 40% идёт на экспорт. Миновав местечки с французскими названиями Пюли, Лютри, Кюли, курортный Веве с его старым рынком, проехав насквозь Монтрё, мы прибыли к нашему следующему пункту назначения – Шильонскому замку.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Шильонский замок и Монтрё

 

Шильонский замок расположен в каких-то 3 км к югу от центра Монтрё у восточной оконечности Женевского озера на прибрежной скале, соединённой небольшим мостиком с берегом. Его осмотр входил в дополнительную программу, так что те, кто хотел просто прогуляться по берегу озера (и сэкономить 12 евро на билете), получили такую возможность на целый час. Остальные (таких оказалось большинство) двинулись вслед за Олегом ко входу.

 

Замок ведёт свою историю с XII в. и за это время побывал и фортификационным сооружением, защищавшим дорогу на Сен-Бернарский перевал, и тюрьмой, среди узников которой самым знаменитым стал Франсуа Бонивар, которого обессмертил Байрон в своём «Шильонском узнике», заодно прославив на весь мир это место заключения. Теперь здесь музей. Осмотр начинается с подвальных помещений, где хранились припасы и содержались заключённые, далее вы поднимаетесь всё выше и выше, проходя жилые комнаты с каминами и гобеленами, арсеналы, балконы и переходы, пока не осмотрите все 40 залов и помещений и не окажетесь на самой верхотуре башни, на высоте примерно 25 м.

 

По мере подъёма из окон открываются виды на окружающую местность. Если с востока это лишь уходящий вверх склон горы с опоясывающим его автобаном, поддерживаемым 50-метровыми пилонами, то со всех остальных сторон это Женевское озеро. На юге – его низкий восточный берег, где смыкаются горы и куда впадает река Рона в её верхнем течении. На западе – гористый южный берег и уходящая за горизонт водная гладь. На севере – та самая Швейцарская Ривьера: волнами изгибающееся курортное побережье: волна – Монтрё, следующая – Веве, и так дальше, теряясь в дымке и то подступающих, то отдаляющихся от озера холмах.

 

Для того, чтобы составить впечатление о замке, одного часа достаточно. Если же захочется по нему побродить и полазать, то нужно выбирать время побольше и сезон с меньшим количеством туристов. Языковая проблема решается просто: есть аудиогиды на русском, а есть брошюры на русском с перечнем залов и краткими комментариями. Мы же, покинув замок и сделав несколько фото на фоне озера, замка и озера с замком, сели в автобус и буквально через пять минут вышли в центре Монтрё у Крытого рынка,

 

Рынок представлял собой большую крышу, поддерживаемую стальными балками. Внизу никакого рынка не было, через это тенистое пространство было очень приятно в жаркий день пройти к набережной. От набережной в озеро вынесена небольшая площадка со скамеечками, а непосредственно перед ней стоит памятник Фредди Меркьюри, который жил тут и записывал альбомы в собственной студии звукозаписи. У памятника живые цветы (подставочки под букеты по уму вмонтированы в основание монумента). Говорят, раньше лидер Queen стоял у самой воды и было проблематично выбрать хороший ракурс для съёмки. Наверное, для этого и придумали эту выступающую за линию берега площадку. Все, кто хотел, сделали фото и группа продолжила движение вдоль озера.

 

Монтрё славится своими музыкальными фестивалями и его длинный-длинный променад вдоль озера оформлен решёткой в виде нот. На всём протяжении цветы, деревья, забавные («Перед полётом») и неожиданные (что-то вроде «Птице-рыбо-человека») скульптуры. Чуть выше прогулочно-парковой зоны – дорогие отели, в одном из которых на протяжении 17 лет до своей смерти жил Владимир Набоков с семьёй (отель «Монтрё-Палас» предоставил ему «особые условия», дабы надолго оставить у себя именитого постояльца), похоронен он на местном кладбище. Вообще этот уютный курортный городок всегда привлекал знаменитостей, тут побывали Лев Толстой, Пётр Чайковский, Игорь Стравинский. В соседнем Веве 20 лет прожил Чарли Чаплин после полученного им запрета на возвращение в США во времена разгула там маккартизма.

 

Конечно, не могли нам не рассказать об истории знаменитой песни «Smoke on the Water» группы «Deep Purple», которая обязана своим рождением пожару в казино «Монтрё», случившемуся во время концерта 4 декабря 1971 г. Расположенное тут же, на берегу озера, казино, горело, дым стелился по водной глади. Ян Гиллан, увидев это, мастерски переложил визуальный ряд в музыкальный: «Smoke on the waterA fire in the sky». Старое казино сгорело, на его месте красуется новое.

 

На красивом изгибе береговой линии выделяется коробка отеля «Best Western Eurotel Riviera». Выглядит он для окружающего пейзажа несколько несуразно, простовато. Этакая брежневская панелька среди элитного квартала. Да и само по себе расположение 4-звёздочного отеля на самом берегу, тогда как 5-звёздочные рядами выстроились чуть выше, необычно. Говорят, что местные жители периодически поднимают вопрос о том, чтобы убрать эту бетонную коробку с набережной. Посмотрим, что у них получится.

 

Город славится своим мягким климатом и по нему приятно прогуляться. Вдоль набережной тянутся ряды деревьев, цветников, небольших парков. Постоянно какие-то фестивали, выставки, экспозиции под открытым небом. На этот раз в парке напротив сверкающего белизной и жёлтыми зонтиками роскошного отеля «Suisse Majestic» проходила очередная необычная выставка. Насколько было понятно из экспонатов, она была посвящена гармонии быта и природы или победе природы над человеческим бытом. В зелень и цветы клумб были помещены груда велосипедов, колонна из офисных стульев, разбитая сантехника. Плющ оплетал припаркованный велосипед, из уложенных друг на друга шин струилась вода. Центральным экспонатом был вросший в землю хэчбэк, через который прорастали пальмы и трава. Очень необычное зрелище.

 

После получасовой экскурсии по набережной у нас оставалось около часа свободного времени. Мы успели и погулять, и пообедать в расположенном тут же, на улочке Гран Рю, идущей параллельно набережной, за громадой страшненького отеля, ресторане самообслуживания. Надо отдать должное, что повсюду, где бы мы ни были, даже в дорогих и фешенебельных районах всегда найдутся доступные для бюджетного обеда рестораны быстрого питания. Они удобны с двух точек зрения: во-первых, ты видишь то, что берёшь, во-вторых, ты сам контролируешь время, отведённое для еды. Без изысков, но всегда было сытно, почти всегда глазами хотелось съесть больше, чем позволял организм, поэтому обычно получалось, что брали несколько больше, чем съедали.

 

Тем временем подошло время сбора группы. Следующая остановка – Женева. Часть группы отправлялась на автобусе, другая часть отплывала на кораблике до Лозанны и уже там воссоединялась с остальными. Конечно, мы не могли отказать в удовольствии в этот жаркий день прокатиться по озеру. Прогулка стоила 26 евро за второй класс – на первой палубе. Причал располагался тут же, в самом центре. Олег купил и вручил нам билеты и остался, чтобы посадить нас на корабль (автобус отъезжал чуть позже, чтобы синхронно с кораблём оказаться в Лозанне).

 

Вскоре появился и сам корабль. Это было двухпалубное судно 1910 года выпуска, движимое водяными колёсами. Народу было немало, видимо наряду с туристической функцией эти суда выполняют роль водных трамвайчиков между городками на побережье. Тем не менее, разместились за столиком в носовой части, заказали кофе. Вскоре отплыли. Впереди было чуть больше часа пути и мы с сыном пошли исследовать корабль. Как я уже говорил, из-за пограничного положения озера суда ходят под двумя флагами. На корме развевался огромный красный квадрат с белым крестом. Французский флаг поменьше располагался на носу. На второй, верхней палубе располагался первый класс, ещё выше рубка капитана и декоративная труба. Но самое интересное было на первой палубе посередине. Там, за специальной огородкой зияло пространство машинного отсека, где стальные поршни вращали огромный поперечный вал, к которому крепились колёса. Двигатель, конечно, был современный дизельный, но поршневой привод оставался таким, каким был собран более ста лет назад, и создавалось полное впечатление, что ты находишься на пышущем дымом пароходе. Вокруг было много желающих поснимать этот завораживающий механический процесс, когда двигатель сначала медленно, а затем всё увеличивая обороты, толкает два массивных поршня. Ты как будто попадаешь лет на 100-150 назад и благоговейно взираешь на этот движитель времён промышленной революции.

 

А за бортом проплывали спокойные воды озера, высокогорный дальний южный берег и холмистый, изрезанный виноградниками, северный. Корабль сделал короткую остановку в Веве, где на озеро выходит фасад старого здания рынка. Затем поплыли дальше вдоль виноградных холмов и долин. Прошли мимо расположенной на берегу озера стекляшки штаб-квартиры Nestle. По берегу то и дело проезжали поезда, мимо проплывали встречные корабли. Так наша половина группы добралась до Лозанны, где вышла с корабля в старом районе Уши (давшем одно из имён озеру), недалеко от замка Уши, превращённого в красивый отель. Там же находятся и цветочные часы, вот только в тот раз они оказались без стрелок. Автобус уже ждал нас, и мы без промедления двинулись в сторону Женевы. Ехать было 65 км, и менее чем через час мы уже были в самой западной части Швейцарии.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Женева

 

Для меня всегда первой географической ассоциацией к Швейцарии являлась Женева. Потом уже вспоминались другие города вроде Цюриха, и уже затем приходила на память столица Берн. Но Женева и Швейцария – это неразрывно. На самом деле неразрывно стало с 1814 г., когда город окончательно присоединился к Швейцарии, что увековечил памятник у Английского парка в виде двух обнявшихся девушек: Швейцарии и Женевы.

 

Женева – центр одноимённого кантона и второй по величине город страны (194 тыс. жителей). В нём расположено множество международных организаций, много иностранцев приезжает сюда на работу, поэтому вторым языком в Женеве (после французского) выступает английский. Город расположен на западной оконечности Женевского озера, где оно образует узкую бухту, переходящую в реку Рону, вытекающую из озера и несущую свои воды далее по территории Франции в Средиземное море. Когда подъезжаешь к центру, первое, что бросается в глаза – грандиозный фонтан, бьющий из озера на высоту 140 м. Женевский фонтан – своего рода визитная карточка города.

 

Пробираясь на автобусе в центр города, проехали мимо площади Наций, от которой длинная аллея, украшенная флагами стран, ведёт к Дворцу наций. На самой площади среди бьющих из земли фонтанов стоит огромный, 12-метровый 5-тонный деревянный стул с вырванной с мясом ножкой – памятник-протест против применения противопехотных мин.

 

Экскурсия наша с местным гидом началась из исторического центра города – парка Бастионов. Название парк получил по фортификационным сооружениям XVI-XVII вв., от которых осталась одна крепостная стена. Парк зелёный, тенистый от раскидистых деревьев, пусть не обширный, но просторный. Он тянется (и обзор начинается) от Новой площади, где высится статуя генералу Анри Дюфуру, национальному герою Швейцарии, инженеру и топографу, первым составившему топографическую карту страны, профессору математики Женевского университета. С одной стороны парк ограничивает здание университета, выходящее к нему своим задним фасадом, с другой – крепостная стена. Посреди тёмно-серой каменной кладки в глаза бросается 90-метровая часть из светлого камня с барельефами и надписями.

 

Это Стена Реформации, которая была сооружена в 1909 г. к 450-летию со дня рождения Жана Кальвина, одного из отцов церковной Реформации и основателя Женевского университета, и 350-летию со дня основания этого университета (тогда ещё академии). Вдоль стены, зажатая в камне, течёт вода, пространство перед стеной вымощено плиткой с изображениями гербов Берна, Женевы и Шотландии. Центральную композицию составляют 5-метровые, в полный рост фигуры Теодора Беза (преемника Кальвина и первого ректора университета), самого Жана Кальвина, Гийома Фареля (читавшего в Женеве первую проповедь Реформации) и Джона Нокса (основателя пресвитерианства в Шотландии). По всей длине стены выбит девиз протестантской Реформации (и он же – девиз Женевы): «После мрака – свет».

 

Такой величественный памятник увековечил непростые для страны, да и для всей Европы годы церковного раскола, годы Реформации. Начавшиеся в XVI в., окончательно религиозные споры были улажены только к середине XIX в. За это время страну будоражили раздоры и даже религиозные войны. Разорялись церкви и монастыри, но, в то же время, распространялись новые идеи, менялись взгляды, рождались компромиссы, которые и создали ту Швейцарию, какой она сегодня является. В настоящее время в стране 48% протестантов и 50% католиков. Причём, религиозные конфессии не соответствуют языковым границам. Центры протестантизма в немецкоговорящей части страны – Цюрих, Берн и Аппенцелль. Французский протестантизм сконцентрировался в кантоне Женева и соседних кантонах Во и Невшатель. Католики преобладают в центральной Швейцарии вокруг Люцерна, на большей части территории франкоязычных кантонов Фрибур и Вале и в италоязычном кантоне Тичино.

 

Конечно, помимо христиан в стране есть и приверженцы других конфессий. Так, в Швейцарии проживает около 400 тыс. мусульман, в основном турок и косоваров. Но, учитывая христианский менталитет страны и нежелание взращивать национальные анклавы, здесь действую более жёсткие правила в отношении публичного проявления иных вероисповеданий. В 2009 г. на всенародном референдуме в Швейцарии была принята поправка к конституции, запрещающая строительство минаретов. Также тут запрещён кошерный и халяльный забой животных «по причине их жестокости». Вполне разумная мера, направленная на интеграцию, а не локализацию приезжих.

 

От впечатляющей Стены Реформации мы поднялись на крепостную стену, которая служит своего рода порогом в старый город. По краю тянется каштановая аллея. Каштан, растущий напротив здания правительства кантона, считается официальным Каштановым Деревом, по которому определяют начало весны вот уже 200 лет. Когда на нём распускается первый лист, объявляется приход весны. Параллельно аллее с её изящными чугунными фонарями и детскими площадками, по краю стены тянется 120-метровая скамейка. Ей уже скоро 250 лет и на протяжении большего времени она считалась самой длинной скамейкой в мире. Посидев на ней, двинулись по узким улочкам старого города. Прошли мимо арсенала, заглянули в аркады, где выставлены старинные пушки на фоне трёх мозаичных панно.  На мозаике изображены сцены, связанные с историей города: вход в него римской армии Юлия Цезаря, первая городская ярмарка и спасение гугенотов, бежавших от католиков. На стене здания солнечные часы, под крышей – сцены из городской жизни. От жары и знойного солнца немного передохнули, спрятавшись в живописном тенистом дворике Ратуши. Это здание с галереями и поднимающимся по ним пандусом сыграло свою роль в превращении Женевы в центр международной дипломатии: именно в нём были подписаны первое соглашение Красного Креста и первая Женевская конвенция.

 

В двух шагах от Ратуши расположился собор Святого Петра. Женевский кафедральный собор Святого Петра был построен в XIII в. и с тех пор постоянно достраивался и обновлялся. Католическая история собора закончилась в 1535 г. с приходом Реформации. В те времена он стал центром протестантского движения, в нём проповедовал Кальвин. Аскетичный стул, на котором сидел церковный реформатор, хранится тут до сих пор и является одной из реликвий собора. С приходом протестантизма богатое убранство католических церквей было объявлено излишеством, идолопоклонством. Как верно замечено, если Мартин Лютер начал протестантскую Реформацию церкви по принципу «убрать из церкви всё, что явно противоречит Библии», то Кальвин пошёл дальше – он убрал из церкви всё, что в Библии не требуется. Ничего не должно мешать разговору человека с богом, богатая мишура лишь отвлекает от такого духовного соединения. Поэтому протестантские церкви скромны и аскетичны. Так и с собором Святого Петра: статуи и позолота были убраны, стены очищены, фрески сколоты. Всё, что осталось – цветные витражи, да резьба по дереву. Но такая суровость ничуть не умаляет достоинств собора. Он выглядит строго и величественно. Небольшая капелла («Капелла Маккавеев») при соборе известна тем, что в ней готовилось первое издание библии на английском языке («Женевская Библия»). Католицизм признавал только латинский язык для священного писания и литургий. Протестанты принесли религию ближе к народу, издавая Библию и проводя проповеди на национальных языках. В конце XIX в. капелла Маккавев была отреставрирована, восстановлены фрески XV в. и сейчас можно воочию сравнить убранство католической и протестантской церквей. За символическую плату можно подняться на северную и южную башни собора и посмотреть на старый город с верхней его точки.

 

От собора группа спустилась по улочке Перрон к пешеходной площади Моляр, где закончилась экскурсия. Она продлилась около часа и до отъезда оставалось ещё два. Но не у всех. Большинство группы записалось на мероприятие дополнительной программы – национальный ужин (28 евро), а до него оставался час. Мы решили посвятить его Женевскому фонтану.  К нему шли через Английский парк, где красуются женевские цветочные часы. Рядом с ними всегда много народа, но все соблюдают своеобразную очередь для фотографий на фоне 5-метрового циферблата из цветов. Дизайн часов меняется ежегодно, а цветовая палитра в рамках выбранной конфигурации клумб, и того чаще – раз в месяц.

 

От часов до фонтана по набережной Дю Лак минут 10-15. Там от неё отходит 200-метровый бетонный мол, метра 1,5–2 шириной, по которому можно подойти поближе к вырывающейся вверх со скоростью 200 км/ч струе воды. Передвигаться следует осторожно, поручней никаких нет. Особенно ближе к фонтану, так как дорожка мокрая. Но нет ничего лучше в жаркий день, чем постоять под мелкими брызгами воды.

 

От фонтана двинулись на противоположный берег к месту сбора. Перешли Рону по мосту Монблан, красиво украшенному флагами всех кантонов – близилось 1 августа, главный национальный праздник Швейцарии, День основания Конфедерации. С моста открывается отличный вид на озеро, фонтан и курсирующие корабли. Перейдя мост, оказались на набережной Монблан. Говорят, в хорошую погоду на юго-востоке можно увидеть гору Монблан, высочайшую точку Альп и всей Западной Европы (4810 м), расположенную в 70 км от Женевы в Грайских Альпах на границе Франции и Италии. Увы, мы не увидели этой вершины, то направление заслоняли облака.
 

Группа собиралась на набережной Монблан у Альпийского сквера. Здесь расположен мавзолей герцога Карла II Брауншвейгского. Захоронение необычное, оно не под, а над землёй. В красивом остроконечном шатре розоватого камня на высоте 6 м покоится гроб с телом герцога. По две стороны симметрично расположены два бассейна с водой, которые охраняют каменные грифоны, тогда как ступенчатый подъём на площадку сторожат каменные львы. Очень строгое и величественное сооружение. Но почему вдруг?

 

Карл II с 1815 г. правил герцогством Брауншвейгским, но революционные волнения заставили его отказаться от власти в 1830 г. и он уехал сперва в Париж, а затем обосновался в Женеве. Он был очень эксцентричен, страдал манией преследования и клаустрофобией. По своей смерти в 1873 г. он оставил завещание, где объявлял наследником своего состояния в 22 млн. франков город Женеву – но с условием, что он не будет похоронен под землёй (ах уж эта клаустрофобия!), а в достойном его положению месте города и горожане будут ухаживать за его могилой. Жители Женевы выполнили его последнюю волю и до сих пор следят за захоронением. А на завещанные средства был построен Женевский Большой Театр и золотые ворота парка Бастионов.

 

Ужин состоялся в ресторане недалеко от этого места. «Гвоздём программы» было женевское национальное блюдо – perche du lac – жареные окуньки. Небольшие, но в достаточном количестве (больше десятка), без костей. К основному блюду подавалась закуска и напитки на выбор. После сытного обеда прогулялись до Альпийского сквера, где нас ждал автобус. Обратная дорога до Монтрё (90 км) по скоростному шоссе заняла чуть более часа.

 

На следующий день после «пляжного» отдыха по плану снова были горы. На этот раз мы должны были воочию увидеть (в случае благоприятной погоде) основной символ Швейцарии – пик Маттерхорн.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Церматт

 

Утро встретило нас хмуро: над окрестными горами висели дождевые тучи, плотные облака клубились над озером, хотя чистое небо и проглядывало в разрывах облачности. Группа, позавтракав, расселась в автобусе и мы двинулись в путь. На этот раз мы ехали вдвоём с сыном, оставив нашу маму отдыхать на Швейцарской Ривьере (с учётом предстоящего подъёма на 3000 м). Вещи, которые могли нам понадобиться, уместились в рюкзак и пакет (куда пошла обувь для гор) – бросили их на свободное сиденье. Несколько человек, как и наша мама, остались в Монтрё, так как это горное путешествие входило в дополнительную программу. Для поехавших был также выбор: либо провести целый день в горном курортном городке Церматт (45 евро), либо оттуда подняться в горы на обзорную площадку Горнерграт (ещё 65 евро). Мы оплачивали этот день при покупке тура и, надо отдать должное, при последующих расчётах с гидом нам зачли «сэкономленные» средства за поездку двух человек вместо трёх. Надо также отметить, что по большинству допмероприятий были существенные скидки на ребёнка.

 

Пока автобус отдалялся от Женевского озера по скоростной двухполосной автотрассе, Олег ещё раз напомнил нам программу дня. Следуя по дороге, проложенной вдоль верховьев Роны, впадающей в озеро (мысленно послали привет её продолжению, где она вытекает из него в самом сердце Женевы), мы переедем из кантона Во в горный кантон Вале, пока ещё франкоязычный в западной своей части, но уже католический. Затем,  оставив в стороне поворот в тоннель под перевал Монблан, мы достигнем городка Теш в восточной, немецко-говорящей части этого кантона. Оттуда на поезде буквально минут за 10-15 доедем до Церматта. На автобусе туда проехать нельзя, въезд в город на дизельно-бензиновом транспорте закрыт (за крайне редким исключением). Там пекутся о чистоте горного воздуха. После часовой экскурсии и прогулки по Церматту все, записавшиеся в горы, садятся на другой поезд зубчатой железной дороги и поднимаются на обзорную площадку Горнерграт. Там у нас будет около трёх часов любования Пеннинскими Альпами, к которым относится гора Маттерхорн, после чего дорога назад.

 

По мере продвижения облака то рассеивались, то снова набегали, а горы подступали всё плотнее к дороге. Рона струилась то слева, то справа от дороги, пряча свои белёсые быстрые воды под такого же цвета туманом. Проезжая столицу кантона, небольшой городок Сьон, увидели две крепости, расположившиеся друг возле друга на двойной вершине холма. Вскоре скоростное шоссе закончилось, перейдя в обычную однополосную дорогу. От городка Фисп, до которого лишь немного не дотягивается язык 24-километрового ледника Алеч, берущего своё начало на горном массиве Юнгфрау, расположенном к северу (ещё один мысленный привет), автобус отвернул на  юг и дальше пробирался по дороге вдоль горного ручья и лесистых гор Пеннинских Альп. Достигнув Теша, мы переобулись в удобную закрытую обувь, захватили рюкзак и перешли в огромный по сравнению с городком вокзал, где сели в электричку до Церматта. Вокзал выглядел пустовато, несмотря на прибывающих и отъезжающих туристов. Представляю, что тут творится в горячий зимний сезон.

 

Церматт встретил нас фигурой весёлой овечки Волли, приветствующей прибывающих. Ещё не раз за день мы видели этот персонаж. Уже потом выяснили, что этот символ – герой детской книжки, написанной местным писателем Дэном Дэниеллом. Из спрятанного в глубине деревенских фасадов и никак не выделяющегося, неприметного на общем городском фоне вокзала, мы вышли  на площадь, окружённую 4-5-этажными отелями со скатными крышами, дощатыми фасадами и сплошными обводами балконов, украшенных цветами. Посмотрели на прояснившееся небо, вдохнули воздух полной грудью. Здесь, на высоте 1620 м над уровнем моря, вдали от машин и производств, он такой чистый, свежий, как будто ты стоишь средь леса, а не на центральной улице города.

 

На площади стоит пара-тройка угловатых электромобилей, выглядящих аккуратными коробочками, сильно уменьшенной копией автобуса. Сорок лет назад жители Церматта провели референдум (как тут заведено) и приняли решение не тянуть в город федеральную трассу и ограничить движение автомобилей с бензиновым двигателем. С тех пор тут курсируют только такие электромобили, несколько более вместительных автобусов на электротяге (E-Bus), да гужевой транспорт (последнего не видели). Главный в городе – пешеход. Туристы могут смело ходить по проезжей части, если бесшумная повозка и догонит их, то будет неспешно катить позади, пока её не пропустят. Сын устроил настоящую фотоохоту за электромобилями и собрал различные их вариации: автобус, платформа, фургон. Единственный обычный автомобиль удалось обнаружить припаркованным во дворе за церковью. Как рассказывал Олег, некоторым жителям, чья работа связана с поездками, разрешено иметь бензиновые авто. Ну и, конечно, службы экстренной помощи (пожарная, скорая) также пользуются стандартными машинами.

 

От привокзальной площади тянется главная улица города с обязательными тёмными деревянными фасадами, украшенными цветами и вывесками. Первые этажи – сплошные магазины и рестораны (в том числе, как же без него, узнаваемый повсюду МакДональдс). Туристов много, звучит разноязыкое многоголосье, люди всех возрастов и поколений. По улице дошли до центральной площади, на которой возвышается церковь с часами на башне. Рядом с ней роскошный отель «Церматтерхоф», оформленный в виде кристалла вход в подземный музей альпинизма и фонтан. Последний украшен бронзовой плитой в виде горки с суетящимися на ней сурками, их там с десяток. С обратной стороны к нему примыкает бронзовая статуя горного козла, взобравшегося на каменистый склон. Рядом расположена памятная табличка с барельефом Эдварда Уимпера, английского альпиниста, впервые покорившего Маттерхорн в 1865 г.

 

Следует отдать должное англичанам, современный альпинизм и горные лыжи во многом их заслуга. Швейцарцы издавна жили в окружении гор, но идея взбираться на них, кататься по их склонам, тем более сделать из этого своего рода вид спорта и массовое увлечение, пришла англичанам. Именно они в XIX в. осваивали Альпы, под них формировались швейцарские курорты, строились шикарные отели, создавалась инфраструктура. Отчасти это было следствием большей материальной обеспеченности жителей Великобритании, наступившей в эпоху промышленной революции, что позволяло им время от времени ездить по миру не по необходимости, а в своё удовольствие. В принципе, этот вопрос непосредственно связан с зарождением массового туризма как такового.

 

Вскоре за церковью улица заканчивалась. С этого места в проёме старых домов открывался вид на уходящие вдаль склоны гор с украшающим их скалистым пиком Маттерхорна вдали. Зрелище было сколь неожиданным, столь и поражающим своим величием. Известный по многочисленным изображениям, «клык» или «рог» Маттерхорна вдруг оказывается перед тобой. Не на картинке, не на экране, а наяву. Его южный, дальний от нас склон скрывали облака (которые так и не рассеялись в течение дня), но профиль знаменитой горы был виден отчётливо.

 

Как тут водится, эта знаменитая гора имеет несколько названий. Кроме немецкого Matterhorn, есть ещё французское Mont Cervin (и его итальянский вариант, Monte Cervino). Местные жители часто называет гору просто Хору (Horu, «рог» на валисском диалекте). Она и вправду похожа на четырёхгранный рог, находящийся тремя гранями в Швейцарии, а четвёртой в Италии. Возвышаясь на 4478 м, пик не является самым высоким в местной горной цепи. Соседний массив Монте-Роза, расположенный чуть восточнее, возвышается своими пиками на 4527 (Лизкамм) и на 4634 (Дюфур) метра. Но они не столь эффектны, как отдельно стоящий Маттерхорн с его крутыми склонами.

 

Первая экспедиция, покорившая знаменитую швейцарскую гору, состояла из семи человек (четыре англичанина под командой Эдварда Уимпера и нанятые три проводника, два швейцарца и француз). На вершину поднялись все, но вернулось только трое: Уимпер и два швейцарца. Четверо альпинистов погибли во время спуска. Альпинизм всегда был и остаётся рисковым занятием. Только на склонах Маттерхорна за последние полтора века погибло около 600 человек. В Церматте рядом с церковью, на спуске к ручью, расположено кладбище альпинистов. Памятники и стелы отмечают могилы тех смельчаков, которых горы навсегда оставили у себя.

 

Мелкий ручей, одетый в каменное русло, бежит от церкви вниз и впадает в горную реку Маттерфисп, несущую свои бурные белёсые потоки воды дальше, в Рону. Пройдя вдоль реки по задворкам парадных домиков, вдоль примыкающих к ним огородов в цветников, можно свернуть на улочку Хинтердорфштрассе и выйти по ней обратно на центральный проспект. Примечательна эта улочка тем, что на ней стоят старые швейцарские дома. Ещё тех времён, когда их ставили на бревенчатые сваи, упирая в большие плоские камни. Из камней же выложена своеобразная черепица. Дома небольшие, в основном в них хранили запасы зерна и провианта. В начале улицы красуется небольшой фонтан c барельефом Ульриха Индербинена, старейшего альпиниста-проводника этих мест. Он умер в 2004 г. в возрасте 104 лет, последний раз покорив Маттерхорн в возрасте 90 лет.

 

Выйдя обратно на центральную Банхофштрассе (ну как же ещё можно было назвать главную улицу города, как не Вокзальная), мы вернулись к привокзальной площади. Отсюда, но уже с другого вокзала, расположенного на другой стороне улицы, мы отправимся по зубчатой железной дороге на Горнерграт.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Горнерграт

 

Гора Маттерхорн входит в горный массив Пеннинских Альп, расположенный на границе Швейцарии и Италии. Район Церматта уникален тем, что вокруг него находятся около 30-ти из 80-ти альпийских вершин – четырёхтысячников. Так, в одной гряде с Маттерхорном (4478 м) возвышаются такие великаны, как Брайтхорн (тёзка одноимённой горы в массиве Юнгфрау, только выше, 4164 м), двойная вершина Полюкс (4092 м) и Кастор (4223 м), уже упоминавшаяся Монте-Роза с её двумя вершинами (Лизкамм – 4527 м и Дюфур – 4634 м), между которыми стекает ледник Гренц. Чуть в отдалении – четырёхтысячники Штальхорн (4190 м), Римпфишхорн (4199 м), Аллалинхорн (4027 м). Между ними и Монте-Розой берёт своё начало ледник Горнер, 14 км длиной, второй по протяжённости после Алеча, которым мы любовались два дня назад.

 

Среди этих исполинов, разрезая поле ледника, высится гора Горнерграт (3131 м), примечательная лишь тем, что с неё открываются потрясающие виды на все 360 градусов. К этой горе по её пологому склону от Церматта и была проложена в 1898 г. железная дорога, ставшая второй по высоте в Европе после дороги на Юнгфрау. Её верхняя конечная станция находится на отметке 3089 м. По Горнергратбан курсируют комфортные электропоезда, сама дорога достаточно широкая, двухколейная до самого верха. Вдоль железки идут дорожки и тропы, по которым гуляют туристы. Расстояние от города тут не столь велико, чтобы его нельзя было преодолеть пешком.

 

По пути наверх поезд проезжает по 90-метровому виадуку мимо Финдельбахского водопада, чьи воды спадают с лесистого обрыва в каменистое ущелье. По мере того, как состав поднимается выше, внизу можно увидеть весь Церматт как на ладони, зажатый в ущелье меж редколесных склонов гор. Как уже было на Юнгфрау, редеющий лес постепенно уступает место зелёным лугам, цепляющимся за скалы. На большей части пути можно видеть величественный Маттерхорн, словно приглядывающий за спокойствием этой горной долины. Все окна электрички открываются, а народу не слишком много, так что можно успеть выбрать и ракурс и время для съёмки красивых мест. Но их так много, что охватить все невозможно. Порой хочется просто сесть и глядеть, и впитывать в себя эту картинку, запечатлев её на эмоциональном, подсознательном уровне. Не зря в Альпы летом тянется огромное количество далёких от альпинизма и горных лыж туристов. Сюда можно приезжать просто посмотреть, полюбоваться, насытиться красотой и очарованием гор.

 

Поезд продолжает свой подъём неспеша, с остановками. После очередной такой остановки у Риффельберга (2582 м) из-за зелёной травы лугов совсем близко поднялась белая громада Брайтхорна. И вот уже состав ползёт по кромке горы вдоль ледников, мимо чёрной пирамиды Риффельхорна (небольшой чёрной скалы высотой 2927 м). Луга постепенно чахнут и уходят, остаются отдельные островки растительности, на каменистых россыпях всё чаще попадаются белёсые пятна сугробов. Впереди уже виднеется конечный пункт нашего сегодняшнего путешествия. Последний зигзаг по гребню, и мы на конечной станции Горнерграт (3089 м). Дорога подарила нам около 20 минут незабываемых впечатлений (при протяжённости всего-то 9 км).

 

На Горнерграт было около трёх часов свободного времени. Олег вместе с билетами на поезд раздал всем буклеты с расписанием обратных поездов. Каждый мог сам планировать, сколько гулять наверху и оставлять ли какое-то время на Церматт, так как для всей группы было назначено время встречи и место – у вокзала Церматта.

 

Одев толстовки и куртки (тут было заметно холоднее, хотя и солнечно) и сделав первые снимки на фоне гор на платформе у станции, мы поднялись на следующую площадку. Там располагаются фуникулёрная станция (которая, похоже, работает только в зимний сезон), небольшая церквушка и четырёхэтажный отель с круглыми башенками по бокам, увенчанными куполами обсерваторий. На первом этаже отеля находятся сувенирные магазинчики, на втором – ресторан самообслуживания с открытым балкончиком. Мы с сыном не преминули возможностью пообедать на открытом воздухе с видом на Маттерхорн. На входе в здание оформлена стена, где на синем фоне огромные белые цифры складываются в число 3100 – высоту, на которой находится отель. Стена исписана надписями и автографами и на её фоне обязательно нужно сфотографироваться. Перед отелем расположена смотровая площадка, где уже знакомая овечка Волли приветствует гостей.

 

Мы же поднимаемся  на верхнюю смотровую площадку на высоту 3131 м. Здесь на выровненной, огороженной каменным бортиком просторной платформе поставлены скамейки, на которых приятно посидеть и отдохнуть. У западного края, со стороны Маттерхорна, закреплена подзорная труба (1-2 евро), а по всему периметру расположены информационные таблички с рисунком и названиями гор и ледников, расположенных по соответствующей стороне. С этого места открывается самый лучший вид на окружающие горы.

 

На северо-западе, со стороны отеля, на фоне отдалённой заснеженной гряды гор выделяется пик Маттерхорна. Переводя взгляд за запад, юго-запад и юг, видишь приближающийся горный массив Брайтхорна и Монте-Розы, отделённый от Горнерграта глубоким ущельем, которое прорезал ледник Горнер.

 

Если посмотреть вниз со скалистого обрыва смотровой площадки, хорошо видна эта река льда с захваченными по бокам серыми полосами измельчённой горной породы. В это время, разгар лета, было видно, как поверхность ледника причудливо украшают узкие нити ручьёв и даже образуются круглые водоёмы в толще льда из голубоватой воды. В основное русло ледника Горнер «втекают» потоки помельче: ледник Гренц, берущий начало в ложбине гор Лизкамм и Дюфур, и ледник Теодуль, спускающийся по склонам Брайтхорна. Со смотровой лучше всего видно, как ледники Горнер и Гренц, обтекая скальный выступ на склоне Дюфура с зеленоватым озерцом Горнерзее у основания, соединяются в единый ледяной массив и сползают ниже, в ущелье.

 

На восток уходит тропа вдоль гребня Горнерграта. Имея в запасе много времени, можно пройтись по этой дорожке в скалах до ещё одной площадки или станции фуникулёра, виднеющейся вдалеке. Вид на эту сторону несколько портит металлический контейнер, закрывающий расположенное под ним оборудование для наблюдения за солнцем. На северо-восток уходит ущелье, спускающееся до самого Церматта.

 

Южный склон Горнерграта, который греет летнее солнце, покрыт чахлой травкой, этакое зеленоватое напыление на серо-коричневых скалах. Здесь же, чуть ниже верхней площадки, над ледником нависает скальный выступ, на котором туристы выкладывают каменные пирамидки. Сын провёл там минут сорок, пока выстраивал такие же, сидя на краю обрыва. Благо солнце нагрело камни и сидеть на них было даже комфортно. Позвонили нашей маме, узнали как погода на озере. Связь, как и на Юнгфрау, работала отменно, несмотря на высоту и удалённость от городов. Сделав ещё несколько снимков, взобравшись на огромные валуны, образовавшиеся, как я понимаю, при строительстве смотровой, мы спустились к отелю.

 

Тут мы приняли участие в последнем местном аттракционе: сфотографировались с сенбернаром на фоне Маттерхорна. Удовольствие не из дешёвых (порядка 10 евро за фото) и состоит в следующем. На выступе площадки дежурят два парня-фотографа и сенбернар (собаку звали Хэмми – Ветчинка). Все желающие встают на красочном фоне знаменитой горы, в центре сажают «собачку» и делают несколько фото. Забрать фотографии и оплатить их можно в Церматте, в магазинчике Fujifilm на привокзальной площади. Говорят, что в плохую погоду за дополнительную плату на фото могут поместить Маттерхорн, снятый в ясный солнечный день (ну не зря же вы сюда ехали!). Опять же, за дополнительные небольшие деньги фото сбросят на вашу или новую флэшку.

 

Получив море положительных эмоций и впечатлений, мы двинулись в обратный путь. Сели в вагон – и вперёд (и вниз). Обратили внимание, что вагоны оборудованы приспособлениями для перевозки велосипедов (специальные крючки, на которые вешают велосипед за переднее колесо) и для путешествий людей с ограниченными возможностями (вагоны полуторауровневые, нижний – на уровне платформы). По дороге смотрели на удаляющийся пик Маттерхорна и заснеженные склоны Альп.

 

Группа без потерь собралась в назначенное время на вокзале, переехала в Теш, где нас ждал автобус. Там переобулись, убрали тёплые вещи и устроились поудобнее. По дороге остановились у придорожного базарчика, где местные жители продавали фрукты, специи, приправы и прочую мишуру. Кто хотел, прикупили местных абрикосов, которые стоили тут дешевле, чем в городе.

 

Через два часа и 140 км мы были у отеля. Так как прибывали мы не поздно, Олег договорился с хозяином отеля и тот приготовил для всех желающих (за небольшую плату, порядка 25 евро) прощальный обед, ведь на следующее утро мы покидали Монтрё. Курица под грибным соусом, макароны и тушёные овощи были как нельзя кстати после дороги. После ужина мы семьёй прогулялись по окрестностям, переваривая впечатления дня и прощаясь с Женевским озером.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Грюйер

 

После раннего завтрака мы простились со Швейцарской Ривьерой и уже через 40 км и столько же минут оказались в кантоне Фрибур на парковке у небольшой деревушки Грюйер. На востоке и юге ещё видны отроги гор, но в остальные стороны простираются холмы, долины, луга и поля.

 

Что такое Грюйер? Две тысячи жителей, замок на холме, старый город с центральной улочкой, окружённой мелкими домишками, и знаменитый на весь мир сыр. На гербе этого города-деревушки, выложенном цветами на парадном въезде, красуется на красном фоне белый журавль («grue» по-французски, откуда и название). Силуэт журавля прослеживается и на вывесках, стенах, узорах домов. Город неофициально называют «исторической деревушкой» Швейцарии. Тут постарались максимально сохранить визуальный внешний облик средневековой деревни.

 

Одна главная улица, мощёная булыжником, ведёт к замку. В нижней её точке красуется большой фонтан с прозрачной водой, украшенный красными цветами. Выше, у старой часовни, более скромный фонтанчик, больше похожий на колонку. Конечно, все туристы фотографируются у большого фонтана, порой не зная, что он изначально предназначался для скота, который сгоняли сюда на водопой. Жители же деревни пользовались водой из источника у часовни.

 

Несомненным плюсом раннего приезда было отсутствие других групп туристов (они начали прибывать позднее) и прохлада летнего утра (солнце начало припекать лишь часа через два). Всей группой мы прошлись по улице, поднялись к замку, с высоты которого открывался вид на окрестные деревенские пейзажи, городскую церковь и горы в отдалении. Затем на час группа разделилась. Желающие пошли с Олегом на получасовую экскурсию по замку (15 евро), остальные разбрелись по городку.

 

Мы не пошли в замок. Помимо собственно красивой старой улочки, средневекового дворика по соседству, огромной старой раскидистой липы у церкви и даже музея Тибета, в Грюйере есть ещё одна редкостная достопримечательность. В этой исторической деревушке, вдали от цивилизации, находится музей Гигера. Швейцарский художник Ганс Рудольф Гигер стал всемирно известен после выхода на экраны фильма «Чужой», для которого он создавал персонажи монстров и антураж всего неземного. В 1980 он получил Оскара за визуальные эффекты к фильму. Являясь фанатом квадрилогии «Чужих», я не мог пропустить такого шанса.

 

Музей находится на полдороги к замку на главной туристической «тропе» города. Он занимает все три этажа шато (старого особнячка). Вход платный (около 10 франков), съёмка запрещена. Сам художник живёт и работает в Цюрихе, а тут расположен музей и хранилище его работ. Часть помещений (по переходу в соседнее здание) отдана под выставку других художников, работающих в том же силе фантастического реализма. Впечатления непередаваемые. Нескольких полноразмерных «чужих», нависают над вами, красуются посреди зала, наблюдают за посетителями из темноты (свет в музее намеренно приглушён). Выставлены эскизы, разрабатывающие детали этих существ, Предметы мебели, даже «комнаты переговоров», роботы, механизмы, целые железнодорожные составы в том же инопланетно-изуверском стиле. Картины, инсталляции, скульптуры. Конечно, многое на любителя, после некоторых экспонатов закрадывается сомнение в психическом здоровье автора. Но на то он и художник. Он «так видит». ©

 

На выходе купили оригинальные открытки и альбом, в котором наглядно описываются все этапы создания образов для фильма «Чужой». Перешли через дорогу. Там расположился бар музея Гигера. Тут уже можно было и посидеть на «костяных» креслах, и оценить интерьер, похожий на внутренности монстра, да и снимать тут разрешается без ограничений. Можно было заказать кофе, а можно и не заказывать, персонал с пониманием относится к посетителям.

 

У нас осталось еще с полчаса времени прогуляться по городку, зайти в уже открывшиеся лавочки и купить вкусненького в дорогу и на память (местный яичный абсент и меренги). Затем группу ждал мастер-класс по приготовлению сыра и обед с фондю (из доппрограммы, 28 евро).

 

Сыроварение происходило в магазинчике, где за стеклянной перегородкой стоял большой медный чан, подогреваемый снизу газом, в котором нагревалась сырная масса. Хозяин заведения следил за температурой, доливал воды, пока механизм медленно перемешивал содержимое, и, в конце-концов, большим куском марли вычерпывал массу и раскладывал по пластиковым ёмкостям. По ходу дела он рассказывал (а Олег переводил), что это уже давно семейное дело, его отец и дед делали сыр, как и большинство местных жителей. Луга тут всегда были сочные, коров держали все. Когда стало вдоволь молока, начали делать сыр. Когда стало много сыра, начали его продавать. Сначала окрестным городам, а потом и по всему миру. Несмотря на то, что существует целый ряд крупных сыроварен, частные продолжают процветать: весь сыр марки «грюйер» раскупается. Сыр этот существует в нескольких разновидностях (условно: мягкий, средний, старый), которые зависят не от ингредиентов (они одни и те же во всех видах «грюйера»), а лишь от срока выдержки – от 5 до 15 месяцев. В 2001 г. местный сыр получил статус AOC (продукта с контролируемым происхождением), который подтверждает, что данный продукт произведен на строго определённой территории с соблюдением строго определённых правил.

 

После того, как нам показали процесс сыроварения и дали попробовать три сорта местного сыра, последовал «дегустационный обед» на веранде второго этажа того же магазина-ресторана, с видом на возвышающиеся вдали горы. Обед представлял собой большую тарелку, на которой были сервированы три «палочки» – три разновидности сыра «грюйер», меренги с «двойным кремом» (фактически, сливками), черпачок фондю и мисочка с малиной. Ко всему этому великолепию подавался хлеб (для фондю) и бокал вина (на выбор белое/красное) или другого напитка. Это было маленькое пиршество. Съесть всё (особенно сыр) уже не представлялось возможным с учётом проведённых перед этим дегустаций.

 

Закончив обед, сытые и довольные, мы погрузились в автобус, который махнул ещё на 65 км и через час, вернув нас в немецкоязычную часть страны, доставил в столицу Швейцарии, город Берн.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Romann, какой обстоятельный у Вас отзыв!

Была в этом туре 3 года тому назад, читаю и все сразу вспоминается до мелочей.

Для подготовки к путешествию в отзыве есть абсолютно всё.

Здорово, что на форуме добавился такой автор.

Link to comment
Share on other sites

Берн

 

Столица Швейцарии и одноимённого кантона, Берн с населением 138 тыс. чел. является пятым по величине городом страны. Раскинувшись в излучине реки Аре, его исторический центр считается одним из лучших памятников средневековой городской архитектуры в Европе.

 

Наша группа выгрузилась из автобуса в районе Розового Сада, расположенного на высоком западном берегу реки. Сад известен своей богатой коллекцией роз, но ещё оттуда открывается лучший вид на старый центр Берна, протянувшийся длинным выступом, который огибает достаточно бурное русло «национальной» реки Аре. С этой высокой точки виден весь старый город, в котором красные черепичные крыши, плотно выстроившись в ряд, образуют подобие каменных стен, перемежающихся зеленью деревьев. Доминирует над всем башня Кафедрального собора Берна, возвышающаяся на 100 м и удерживающая звание самого высокого храма Швейцарии. К сожалению, шпиль собора был закрыт лесами, что несколько смазывало общее восторженное впечатление от открывающегося вида города, огибаемого прозрачно-бирюзовой лентой реки.

 

Город был основан в 1191 г. герцогом Бертольдом V Церингенским. Согласно легенде, отправляясь на охоту в здешние леса, он пообещал назвать заложенный город в честь животного, которое будет поймано первым. Им оказался медведь, не только давший имя городу, но и ставший его символом. Изображение медведя присутствует на гербе и флаге города и кантона Берн, запечатлено в монументах и названиях отдельных мест. Хотя злые языки до сих пор утверждают, что первым, кого поймал герцог, был всё же заяц.

 

День выдался жарким и, немного акклиматизировавшись после кондиционируемого салона автобуса, группа начала спуск к реке. Река тут хоть и не слишком узкая, 60-80 м, но быстрая и своенравная, поэтому её берега укреплены камнем. Со стороны старого города дома выходят к воде сплошными стенами. Спустившись с холма, мы оказались в  местечке, известном как «медвежья яма». Медведи, как символ города, всегда привечались местными жителями. Держали их обычно в клетках. Но в конце XIX в. рядом с рекой построили своеобразный загон в виде каменной ямы, в которой содержали одного-двух медведей. Отсюда и название. По мере изменения отношения к диким животным, яму обустраивали. Сейчас в ней медведи практически не живут. Им сделан проход на берег реки, где они и гуляют по траве среди деревьев. «Медвежья» часть берега обнесена сеткой, а поглядеть на мишек можно сверху, с огороженного края высокого берега.

 

Вскоре из расположенного рядом с Медвежьей ямой туристического инфоцентра (раньше тут располагалось трамвайное депо) появился бернский гид (в ряде городов экскурсии может проводить только местный гид) и мы начали путешествие по старому городу. На левый берег перешли по мосту Нидегбрюкке, с которого хорошо виден расположенный чуть ниже по течению самый старый городской мост – Мост у нижних ворот. Первый, деревянный мост был возведен ещё в XIII в., позже заменён каменным, который служит уже больше 500 лет. До 1840 г. он являлся единственным мостом в Берне через Аре, затем возвели тот мост, по которому мы шли, а впоследствии ещё порядка полутора десятка мостов в современной черте города.

 

Знакомство со старым городом мы начали с церкви Нидегкирхе, возведённой в 1346 г. на месте разрушенного за 80 лет до того замка Нидег (отсюда название и церкви, и моста). Пережив нелёгкие времена Реформации, когда здание в течение 37 лет использовалось как склад зерна и древесины, в 1566 г. тут было восстановлено богослужение уже по протестантскому обряду. Кантон Берн вместе с Женевой являлся оплотом Реформации и протестантство прочно обосновалось на этой земле. Во дворе церкви разбит фонтан, а рядом воздвигнут памятник Бертольду V Церингену, основателю города. У его ног, как и следовало ожидать, крутится медвежонок.

 

Поднявшись от церкви, вышли на площадь, от которой отходят три улицы, идущие параллельно через весь старый город. Эти каменные просеки появились после пожара XIV в., погубившего большую часть тогда ещё деревянного города. Нижняя часть домов почти сплошь в аркадах (крытых галереях), как в Лугано. Но в отличие от южного города, Берн держит в Швейцарии рекорд по протяжённости этих галерей – свыше 6 км. На этих трёх центральных улицах старого города аркады были единственным спасением от палящего солнца. Мостовые вымощены булыжником, посреди центральной улицы стоят фонтаны, разметки нет. Но не стоит расслабляться. Хоть туристы и являются в этой части города приоритетом, но улицы проезжие, по центральной даже автобусы курсируют. Уступайте дорогу вы – и её уступят вам.

 

Следующей нашей остановкой была площадь у ратуши на Почтовой улице. Зданию ратуши уже около 600 лет. Высокое крыльцо украшено часами и витиеватыми колоннами со скульптурами. Под карнизом крыши выстроились в ряд гербы бернских округов. В этом историческом здании заседает правительство кантона Берн. Рядом высится церковь Святых Петра и Павла. Смешение готического и романского стилей подкупает своей древностью. Но не стоит обманываться. Эта церковь была построена в 1864 г. и на тот момент была единственной католической церковью в протестантском Берне.

 

Напротив ратуши изливает свои воды один из знаменитых бернских фонтанов – Знаменосец. Из небольшой чаши фонтана поднимается каменная колонна, на разукрашенной капители которой стоит такая же цветастая фигура бернского знаменосца со штандартом Берна. По такому же подобию построено 11 фонтанов в старом городе. Они по-своему являются олицетворением Берна и его истории, ведь все они возведены в XVI в. скульптором Гансом Гингом.

 

От здания ратуши на северной части «полуострова» старого города мы перешли по узкой улочке на южную – менее полукилометра – и вышли на обзорную площадку Мюнстерплатформ, возвышающуюся над порогом реки Аре. Да-да, река, несущая свои воды с альпийских вершин (её верхнее течение мы пересекали у Интерлакена), не теряет своего норова и выбравшись на относительно равнинную местность. Вдоль реки (именно вдоль) протянулась длинная бетонная дамба, рассекающая поток, с несколькими створами для сброса воды. Воды Аре сразу же за высоким мостом Кирхенфельдбрюкке с грохотом переваливают дамбу в отведённых местах и несутся дальше, огибая длинной дугой старый город. Насладившись зрелищем и отдохнув в тени деревьев (смотровая является частью небольшой аллеи, где приятно перевести дух), мы продолжили экскурсию от площади Кафедрального собора, который примыкает к Мюнстерплатформ.

 

Кафедральный собор (Мюнстер) не только самое высокое культовое здание Швейцарии, но также и самый известный долгострой: строительство собора началось в 1421 г., а завершилось водружением шпиля в 1893 г. Наверху расположена смотровая площадка, к которой ведут 344 ступени (для тех, кто не захочет подняться на лифте). Перед собором на площади расположен ещё один из бернских фонтанов – Моисей. Разукрашенная фигура изображает пророка, держащего скрижали с заповедями. На голове символические рожки-лучи. Не первый раз мы видели «рогатого» Моисея, такой же украшает вход в собор Лозанны. А всё дело, как оказывается, в некорректном переводи Библии с иврита на латынь. Отсутствие гласных в древнееврейском языке сыграло злую шутку с первыми переводчиками, превратившими «сияние» (исходящее от его лица после разговора с богом) в «рога». Позднее ошибка была исправлена, но от первоначального прочтения осталась масса произведений искусства с «рогатым» Моисеем.

 

От собора группа двинулась дальше, постепенно приближаясь к башне с часами. По пути посмотрели ещё несколько старых фонтанов. Самсон – тот самый, разрывающий пасть льву (хотя раньше фонтан назывался «Мясник», а до этого и вовсе был созвучен «скотобойне»). Церинген – в честь основателя города: медведь в золотом шлеме и при доспехах держит штандарт и щит. Это, как и некоторые другие, новое название фонтана, появившееся в XIX в. До этого его называли «медвежьим», а отношение к Церингену весьма спорно, так как гербом герцогов был красный орёл в золотом поле, а на щите медведя – золотой лев в красном поле.

 

Так, незаметно, обозревая окружающие дома и фонтаны, мы подошли к часовой башне Цитглогге. Это визитная карточка города, настолько же узнаваемый символ Берна, насколько мост Капельбрюкке – символ Люцерна, а Женевский фонтан – Женевы. Эта невысокая башенка XIII в. постройки когда-то была частью городской стены и служила западными воротами города. С ростом города башня потеряла своё оборонительное значения и так бы и канула в Лету, если бы не швейцарский мастер Каспар Бруннер, установивший на ней астрономические часы в 1530 г. Эти часы считаются самыми старыми башенными часами в Швейцарии и долгое время являлись эталоном точного времени для жителей Берна. Часы отмеряют кроме часов и минут также дни недели, месяцы и лунные фазы. Каждый час маленькие фигурки показывают мини-представление, мы как раз попали на такое – посмотреть собралась большая толпа туристов. Кто не видел пражский Орлой (который более чем на сто лет старше бернских часов), будет в восторге от увиденного. Кто видел, будет с чем сравнить. Кстати, не следует забывать, что мы в Швейцарии: в ряде справочников вы можете не найти Цитглогге, ведь «Zytglogge» - это бернский диалект немецкого, на «чистокровном» немецком название башни звучит как «Zeitglockenturm».

 

Согласно легенде (в которую верят, наверное, все бернцы), именно эти часы вдохновили Альберта Эйнштейна на создание знаменитой теории относительности. С 1903 по 1905 гг. он жил рядом, буквально в 200 м от башни с часами. Работал в швейцарском патентном бюро и разрабатывал Специальную теорию относительности. Сейчас его квартира превращена в дом-музей.

 

Группа продолжала двигаться на запад. На площади  Корнхаусплац, находящейся за Часовой башней, расположен ещё один старый фонтан со зловещим названием «Пожиратель детей». Он увенчан фигурой великана, пожирающего ребёнка, в запасе у него целая сумка с другими детьми. У образа множество всевозможных толкований, но суть одна – это своеобразная местная страшилка для непослушных детей.

 

Мы дошли до рыночной площади, где шла оживленная торговля. Над площадью возвышается Тюремная Башня – очередные западные ворота в город, обозначавшие границу Берна в середине XVII в. Башня когда-то использовалась как тюрьма, сейчас в ней городской архив. Её украшением являются красивые часы с красным циферблатом «Величие Берна».

 

От башни мы повернули обратно и вышли на заключительную точку маршрута – Парламентскую площадь. На ней расположено здание Парламента, большое монументальное строение, увенчанное квадратной полубашней с куполом, возвышающимся на 64 м. Слева и справа двухэтажные арки соединяются с соседними строениями, придавая дополнительный визуальный «вес» конструкции. Фасад украшен фальшколоннами, верхушка крыши и ниши фасада – мраморными статуями, а по краям крыши – грифонами. Большие окна придают воздушность и лёгкость этому сооружению из камня. Здесь заседают швейцарское правительство и парламент. С другой стороны на площадь выходит фасад Национального банка Швейцарии с барельефами и скульптурами и аккуратно, как по линеечке подстриженными деревьями.

 

Но изюминка Парламентской площади не в красивых фасадах, а в том, что расположено между ними. Посреди площади из земли бьют 26 струй, по количеству кантонов. Каждые полчаса они начинают «играть», то выстреливая на 4 м, то синхронно выплёвывая маленькие струйки. Музыки нет, но своими всплесками фонтан создаёт собственный ритм. В этот необычайно жаркий день среди струй прохладной воды плескалось множество детей разного возраста: от только начинающих ходить, до школьников. Родители либо сидели тут же, на границе фонтана, либо ходили средь потоков воды за своими малышами.

 

Экскурсия завершилась. До отъезда оставалось 3,5 часа. Но мы записались на мероприятие доппрограммы – национальный ужин (28 евро), так что через 2,5 часа гурманы должны были собраться на Парламентской площади. За это время можно было исходить весь центр города, но была уж очень жарко, градусов 35. В результате мы с семьёй выбрали щадящий вариант: прогуляться до речных порогов, а на обратной дороге пробежаться по аркадам торговой улочки.

 

К порогам спуск был с противоположного берега реки, поэтому мы направились к мосту Кирхенфельдбрюкке. C моста открывался отличный вид вниз по течению Аре вдоль старого города: каскадами поднимающиеся ряды старых домишек, смотровая Мюнстерплатформ и венчающий всё Кафедральный собор. Под мостом, на уровне порога были сооружены летние ресторанчики, в которых можно было посидеть в относительной прохладце от громыхающей под тобой и вокруг тебя воды. Туда мы и пошли. Смешно сказать, но выбор места определился по компьютерной заставке, бог весть как попавшей ко мне в незапамятные времена, на которой с высоты собора запечатлён именно этот мост.

 

Надо сказать, мосты через Аре в Берне достаточно высокие, так как городская «платформа» расположена на холмах и транспорт (в том числе многочисленные трамваи и автобусы) передвигается преимущественно в этой плоскости, не ныряя в низины русла реки. Мост Кирхенфельдбрюкке вывел нас на Гельвециаплац (площадь Швейцарии), где перед выстроенным в виде замка изящным Бернским историческим музеем раскинулся монументальный фонтан, воздвигнутый сто лет назад в честь 50-летия никому неизвестного на сегодняшний день Телеграфного союза. От площади к реке мощёная камнем дорожка спускалась по покрытому зеленью склону. Это напомнило нам спуск с Воробьёвых гор к Москва-реке. Внизу вдоль реки шла неширокая дорожка. Чуть дальше от речного порога в реку спускался пандус и кто-то готовился прокатиться на каноэ. Мы тоже спустились, пощупали чистую прозрачную воду. Тем временем каноэ отплыло и за те пять минут, пока мы шли к ресторанчику над рекой, бурный поток уже унёс лодку чуть ли не за поворот, где она была едва различима.

 

Тем временем мы удобно расположились за столиком, заказали соки и мороженое и слушали Аре. Река шумела своими потоками, одним проходя где-то прямо под нами, другим огибая наш мысок по основному руслу и там уже срываясь с дамбы. Нижняя, правобережная часть реки, была достаточно мелкой, кое-где над поверхностью проглядывали косы намытых водой камней.

 

Отдохнув у воды, мы проделали обратный путь. Прошлись по одной из старых улочек Марктгассе, прикупив ребёнку туфли Lacoste нужного редкого для его возраста размера и с хорошей летней скидкой. В назначенное время Олег встретил всех на площади и мы отправились на ужин (было около шести вечера). Угощали нас на этот раз раклетом, национальным швейцарским блюдом, как и фондю, приготавливаемом из расплавленного сыра. В отличие от фондю оно подаётся с маринованными огурчиками и картофелем, на который его следует «намазывать». Кстати, картофель в Швейцарии принято готовить, не очищая от кожуры. К раклету полагалась добрая порция бернских сосисок. Вместо раклета можно было выбрать рёшти с ветчиной или лососем – ещё одно местное блюдо, очень похожее на картофельную запеканку. Конечно, пиво/вино/напитки на выбор.

 

Час на ужин, и в путь. Подобрав оставшуюся часть группы и разместившись в автобусе, мы двинулись дальше на север, в сторону Цюриха. Километров через 100 (час с четвертью) мы остановились в городке Шпрайтенбах кантона Ааргау (20 км не доезжая Цюриха) у входа в отель «Arte». Это был хоть и трёхзвёздочный отель без кондиционера в номере, но сетевой. Новая мебель, безупречно чисто, телевизор-плазма подвешен в углу. Может, шкафчиков маловато, но мы не разбирали сумки, так как ночевали тут только одну ночь. И приятная новость: тут был боулинг. Бросив вещи и наскоро переодевшись, мы спустились вниз и за вполне приемлемую плату (около 30 франков за дорожку) целый час с наслаждением катали шары в пустом зале, принеся туда напитки из ресторана.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Цюрих

 

Последнее утро на швейцарской земле встретило нас солнцем и ожиданием очередного жаркого дня. Нас ждало знакомство с Цюрихом и Рейнским водопадом, после чего мы покидали Швейцарию и перемещались в Австрию. Отработанная процедура: подъём, завтрак и с вещами в автобус. Менее чем через полчаса группа высадилась в центре города у железнодорожного вокзала.

 

Цюрих, будучи столицей одноимённого кантона, является самым крупным городом страны (население 390 тыс. чел.) и её финансовым центром. Он расположен на северной оконечности Цюрихского озера в месте, где из него вытекает река Лиммат. Поблизости нет высоких гор, они остались в 30-40 километрах к югу. Местные альпийские отроги невысоки, на ближайшей горе Утлиберг (всего-то 869 м) расположена смотровая площадка, откуда открывается вид на город. Цюрихское озеро, как и прочие альпийские озёра, вытянутое на 40 км, в ширину достигает максимум 4 км. При этом само оно лежит на высоте 409 м.

 

По программе у нас был осмотр города, но дополнительной программой предусматривалась возможность полноценной экскурсии с местным гидом всего за 8 евро. Это не то, на чём следует экономить.

 

Экскурсия началась у Центрального железнодорожного вокзала, крупнейшей транспортной развязки Швейцарии. Большое старое здание, с огромным залом, в котором под потолком парит такой же огромный, более 10 м в длину, ангел-хранитель. Своеобразный ангел: толстая синяя женская фигура в купальном костюме с маленькой головой без лица и золотыми крыльями, больше похожими на крылья насекомого. Это произведение художницы Ники де Сен-Фалль, чьи скульптуры из серии "Нана" при всей их необычности, всегда ярки и оптимистичны.

 

Перед входом в вокзал разбит фонтан с возвышающимся монументом Альфреда Эшера, основателя швейцарских железных дорог и страстного поборника их развития. Благодаря его инициативе и энергии страну связала сеть железных дорог, славящаяся и поныне. Швейцарцы на базе своей железнодорожной сети организовали хорошо отлаженный туристический бизнес, запустив многочисленные "панорамные" маршруты: "Ледяной экспресс", "Золотой перевал", "Экспресс Вильгельма Телля" и другие. В удобных бесшумных вагонах с панорамными окнами поезд провезёт вас по самым интересным местам, сквозь горы, реки и водопады. Железнодорожный транспорт настолько развит и востребован, что может служить визитной карточкой страны. Недаром Эшера называют "отцом современной Швейцарии". Кстати, его интересы не ограничивались только дорогами. Так, он был одним из основателей банка, известного сейчас как Credit Suisse.

 

Здание вокзала и памятник Эшеру отделяют от остальной части города трамвайные пути. Если железные дороги – гордость всей Швейцарии, то трамваи, да и вся система общественного транспорта, это гордость её городов. Берн, Женева, Цюрих – везде точно, как швейцарские часы снуют по графику трамваи, автобусы, троллейбусы. В Цюрихе действует 13 трамвайных линий на ок. 400 тыс. населения. Большинство вагонов современные, низкопольные, а остановки выровнены по их высоте. Полосы движения отделены от остального транспорта, так что в пробках трамваи не стоят. Весь общественный транспорт ходит точно по расписанию, на остановках схемы движения, расписание и автоматы для билетов. Нам встретилось две разновидности трамвайных составов, старые и новые, в основном все раскрашены в цвета герба города и кантона – голубой и белый, хотя встречался и полностью белый состав.

 

От привокзальной площади в сторону озера тянется Вокзальная улица – Банхофштрассе, которая считается одной из красивейших улиц Европы. Она пешеходная, если не считать проходящую по ней трамвайную линию. Это главная улица в старой части города. На ней в тени раскидистых лип расположены магазины, ювелирные и часовые салоны, банки, отели, рестораны и торговые центры. Последних на этой полуторакилометровой улице аж три: демократичный "Кооп", более респектабельный "Манор" и "Глобус". В любом из них можно пообедать и заняться шопингом после экскурсии. "Кооп" показался мне больше похожим на сильно разросшийся "Ашан", где всё действительно дёшево. Но если поесть, то лучше в "Маноре" на верхнем этаже: может чуть подороже (не сравнивал), но ассортимент блюд побольше, в том числе разнообразные супы. В "Глобусе" же мы покупали "швейцарские подарки" в дорогу: сыры и шоколад.

 

С тенистой центральной улицы группа свернула в сторону реки и переулочками вышла на вершину холма Линденхоф (Липовый двор) с одноимённым парком. Этот поросший липами холм считается местом рождения города. Здесь в ходе раскопок была обнаружена надгробная плита II в. с первым упоминанием Цюриха (Turicum – на латыни). Первоначально тут стоял римский замок, при Каролингах был построен дворец Кайзерпфальц. В 1291 г. при осаде города Альбрехтом I Австрийским на его защиту вышли женщины. Переодевшись в военную форму, они демонстративно маршировали на вершине холма. Австрийцы, решив, что в город прибыло подкрепления, сняли осаду. В честь этого события в парке установлен памятник в виде женщины в воинском облачении, у подножия которого разбит фонтан.

 

Со смотровой площадки на холме открывается красивый вид на город. Внизу несёт свои бирюзовые воды река Лиммат, по ней изредка проплывают лодки и туристические кораблики. По противоположному правому берегу, набережной Лимматкуай,  пробегают трамвайчики вдоль 3-4-5-этажных домиков с черепичной крышей. Дальше за ними на фоне горы Цюриберг высятся монументальные здания Университета и Высшей политехнической школы и вертикаль протестантской церкви Предигекирхе. Правее видны две башни церкви Гроссмюнстер, краешек Цюрихского озера и возникающие за ним из дымки, почти сливающиеся с небом, вершины далёких Альп.

 

С холма Линденхоф мы спустились в старый город по петляющим нешироким мощёным камнем улицам с бежевыми и розовыми домами, украшенными национальными флагами. В средние века дома не имели номеров. Как и в других городах, их узнавали по собственным "именам". Нумерация появилась лишь с приходом наполеоновских войск, которым сложно было ориентироваться в запутанной паутине улиц. Мы не заблудились и вскоре вышли к церкви Св. Петра, старейшей в Цюрихе. Самая ранняя церковь на этом месте датируется VIII-IX веками, современное же здание ведёт свою историю с 1230 г. Оно известно своими часами с самым большим циферблатом в Европе – 8,7 м в диаметре. До 1911 г. колокольня церкви служила одновременно пожарной вышкой.

 

От Церкви группа переместилась к розовому зданию на берегу реки, украшенному по периметру сплошного балкончика-променада второго этажа красными цветами. Это был отель "Шторхен" ("Аист") с бронзовым аистом, расправившем крылья на жёрдочке, выступающей из угла здания. От отеля через реку идёт широкий, как площадь Ратушный мост, ведущий, как следует из названия, к зданию ратуши. Ратуша построена в 1690 г. на острове, который теперь практически невозможно различить, так как мостовая намертво связала его с берегом. Это строгое серое трёхэтажное здание интересно оформлением своего входа: в чёрном граните с золотыми львами на колоннах.

 

Оказавшись на правом берегу, мы чуть углубились в жилые кварталы и оказались на улице Нидердорфштрассе. На ней расположились мелкие ресторанчики, кафе и магазинчики. Гид провела нас к самому известному из них – магазину колониальных товаров. Здесь уже несколько веков торгуют пряностями и кофе. Там же можно увидеть старую мельницу для кофейных зёрен. В сторону от Нидердорфштрассе отходит улочка Шпигельгассе (Зеркальная) с домишками, фонтанами во двориках и старыми витринами. На этой улице жил Ленин во время своего пребывания в Цюрихе. Лучше бы и продолжал жить в этом тихом и уютном местечке, скольких бед мы бы избежали.

 

От Зеркальной улицы мимо как будто сошедших с картинок в детской книжке витрин кондитерского магазина, мы вышли к самой, пожалуй, узнаваемой церкви города – Гроссмюнстер. Две светлых башни-близнеца возвышаются над рекой и озером, как бы наблюдая и присматривая за городом. С другой стороны церкви залихватски выстреливает вверх узкий красный шпиль. Но не только архитектурно выделяется этот храм. В XVI в. он стал отправной точкой Реформации в немецкоязычных землях Европы, во главе которой стояли Ульрих Цвингли и Генрих Буллингер. Ими в Гроссмюнстере был основан теологический колледж, ставший предтечей Цюрихского университета. До Реформации церковь являлась частью монастыря, который, в свою очередь, был построен на месте старой церкви, заложенной по преданию самим Карлом Великим (на южной башне имеется его барельеф).

 

У Гроссмюнстера находится смотровая площадка, с которой открывается замечательный вид на левый берег Лиммат. Как на картине за гладью реки выстроился "плечом к плечу" ряд старых домиков с возвышающимися над ними церквями Св. Петра и Фраумюнстер, третьей доминантой города. К этой церкви мы и направились по мосту Мюнстербрюкке (Церковному). С моста сделали несколько фотографий с красивыми видами на Фраумюнстер и озеро (исток реки).

 

Экскурсия как раз завершалась у церкви Фраумюнстер, рядом с монументом бургомистру Цюриха Гансу Вальдманну. Эта неоднозначная фигура швейцарской истории XV в., реформатор и диктатор в одном лице, стала героем множества драматических произведений XIX-XX вв.

 

Церковь Фраумюнстер была возведена при постройке женского монастыря в 853 г. королём Людовиком II Немецким (внуком Карла Великого) для своей дочери Хильдегарды. Однако из-за нехватки средств вместо положенных по канону двух башен была возведена только одна с изящным зеленоватым шпилем, пронзающим небо. Монастырю покровительствовали императоры и до XIII в. там чеканились деньги. Сегодня Фраумюнстер привлекает туристов не только своим почтенным возрастом и изящной архитектурой. Являясь протестантской церковью, внутри она очень аскетична, но есть одно "но". Это великолепные и необычные цветные витражи, выполненные замечательными художниками современности: Аугусто Джакометти (в 1945 г.) и Марком Шагалом (в 1970-х годах). Вход в церковь свободный, но просят не снимать. Можно пройти и сесть либо в основной части собора или лучше в южном зале, где вас, безусловно, поразят три витража (в синей, зелёной и жёлтой палитре) тянущихся снизу вверх по фасадной стене и ещё один по южной. Когда на улице яркое солнце (а в нашем случае было именно так), создаётся впечатление, что витражные стёкла светятся собственным светом.

 

У Фраумюнстер группа рассеялась. Оставалось 3,5 часа свободного времени, и каждый имел на них свои планы. Мы с семьёй после того, как налюбовались живым искусством церковных витражей, дошли до набережной озера. Там сфотографировались с цюрихскими цветочными часами, установленными на самом берегу. Недалеко, на чуть вдающейся в озеро полукруглой площадке, окружённой деревьями, над самым озером высится скульптура Ганимеда с орлом. Согласно греческой легенде орёл был послан Зевсом с целью похитить красивого юношу и унести его на Олимп.

 

Было слишком жарко для прогулки вдоль озера и мы предпочли пройтись по тенистой аллее вдоль канала Шанценграбен, глядя на плавающих по нему лебедей. Затем через старый город вернулись в парк Линденхоф с его липами и цветами. Оттуда зашли в ещё одно интересное место – башню Урания. Она возвышается на 50 м на площади Вердмюлеплац, на полдороги между Линденхофом и Банхофштрассе. Наверху находится обсерватория, а под ней ресторан с круговым обзором. Туда можно подняться на лифте и просто пройтись по кругу и посмотреть на восхитительные виды старого города, открывающиеся на все стороны света.

 

После обзора города с высоты мы продолжили прогулку по Банхофштрассе. Красиво украшенные магазинчики, настенные часы, неизменно цветы, флаги и мелкие фонтанчики встречались по всей улице. Кстати, обратили внимание, что фонтаны сделаны двухуровневыми: основная чаша – для людей и у самой земли небольшой выступ – для животных.

 

К намеченному времени собрались со всей группой у фонтана Эшеру. Автобус ждал нас с другой стороны здания вокзала и мы, пройдя вокзал насквозь, успели взглянуть на красивое здание Швейцарского национального музея, возведённое в конце XIX в. в виде то ли замка, то ли дворца с башенками и портиками.

 

Старый город Цюриха показался мне наиболее современным из увиденных центров швейцарских городов. Даже наиболее близкий к нему центр Женевы как бы законсервировал в себе неспешный вальяжный дух начала прошлого века. Может, отчасти сказывается более раскрепощённый французский характер? В Цюрихе же во всём чувствуется лаконичность, точность, сообразность современному ритму жизни. Пусть и в антураже старой архитектуры (и то лишь отчасти), но не создаётся впечатления пребывания в музее. Город кажется настолько приспособленным к жизни, что невозможно не ощутить его притягательность. Сюда хочется ещё раз вернуться.

 

Но дорога звала нас дальше. Был пункт в доппрограмме, который, наверное, никого не оставил равнодушным. Это знаменитый Рейнский водопад, Райнфалль. Его посещение (часовая остановка) стоило каких-то 8 евро. Ещё столько же – за поездку на лодке непосредственно к водопаду. От Цюриха до городка Нойхаузен в кантоне Шаффхаузен всего-то 50 км.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Рейнский водопад

 

Мы уже второй раз пересекали Рейн по мосту, на этот раз на самом севере страны в городе Шаффхаузен, столице одноимённого кантона. После Вадуца, где мы впервые повстречались с этой рекой, её мелководное русло, обтекая мели и камни, несёт свои воды в Боденское озеро. Вытекает из него река уже полноводным потоком, но остаётся всё так же не шире ста метров. У городка Нойхаузен Рейн поворачивает с запада на юг. В этом месте, на изгибе, поток воды обрушивается вниз с 23-метровой высоты.

 

Этот порог образовался ещё в ледниковый период и теперь представляет собой самый полноводный водопад в Европе. Заявленная ширина в 150 м замерена от берега до берега, хотя сам водопад разделяется на несколько рукавов. Его вид завораживает, особенно когда вблизи смотришь на обрушивающиеся потоки воды (да, можно бесконечно смотреть как течёт вода). Русло разрезано двумя островками. Центральный, оказавшийся посреди двух рукавов водопада и возвышающийся над ним одинокой скалой, идеальное место для съёмки. Если есть время, можно доплыть до него на курсирующих тут туристических лодках и взобраться по лестнице на самый верх, вот где, наверное, потрясающий вид! Второй, правобережный остров, уже почти слился с берегом. Лишь небольшой проток вращает колесо старой водяной мельницы. Здесь проложены дорожки, лестницы, всё организовано для удобства лицезрения этого природного чуда.

 

Но основной поток воды изливается ближе к левому берегу, от которого над рекой, примерно на половине высоты водопада выдаётся бетонная площадка с флагштоком. Это второе по привлекательности место съёмки, но следует учитывать, что оно всё время омывается мелкими брызгами от бушующей рядом с ним воды.

 

Обойдя образующийся внизу от разливающегося потока реки залив по облагороженному низкому правому берегу, поднявшись к мельнице, вернулись к инфоцентру, от которого лодки катают туристов. Маршрутов несколько, в лодку умещается человек 40. Всем желающим выдают аудиогид. Сначала лодка (обычная длинная речная плоскодонка с тентом от брызг и солнца) идёт около километра вниз по течению до пешеходного моста, там разворачивается, поднимается обратно и совершает два подхода к водопаду, правым и левым бортом. Всё плавание длится минут 45.

 

Зрелище оглушающее и будоражущее. Лодка подходит вплотную к белой бурлящей, пенящейся стене воды, аж начиная подпрыгивать на бурунах, образованных потоками обрушившейся водной массы, рикошетящей от дна. Всех окутывает облако мелких брызг, водопад грохочет, заглушая всё вокруг. Где-то наверху видно голубое небо, из под которого нескончаемо набегает и рушится вниз река Рейн.

 

Туристическая инфраструктура вокруг хорошо отлажена. Много смотровых площадок, по которым чуть ли не вокруг всего водопада обойти можно. Магазинчики и ресторанчики имеются в наличии, хотя и не мозолят глаз, не нарушают целостность природной картины. Хотя, картина относительная: с правого берега почти вплотную к водопаду подошёл город, вдоль высокого левого берега, скрывшись за деревьями, проходит железная дорога, пересекающая Рейн по небольшому мостику совсем рядом с водопадом, каких-то метров на 50-100 выше по течению  (чем не панорамный маршрут).

 

К водопаду примыкают ещё две, на этот раз рукотворные, достопримечательности: два замка. У правого берега, на небольшом островке стоит замок Вёрт XII века. Это рядом с ним выстроен инфоцентр и организована туристическая лодочная пристань. В самом замке расположены сувенирный магазин и ресторан. На высоком левом берегу, непосредственно на линии водопада высится замок Лауфен IX века. В нём находится отель и имеется экспозиция по Рейнскому водопаду. От него же идёт спуск к смотровой площадке, отходящей от левого берега.

 

Получив напоследок такой эмоциональный положительный заряд швейцарских красот, группа выдвинулась в сторону Австрии. Проехав через кантоны Тургау и Санкт-Галлен, захватив кусочек Боденского озера, мы пересекли австрийскую границу в районе Дипольдзау. На этот раз переезд был долгим и около 6 вечера мы остановились на обед (или ранний ужин) в ресторанчике самообслуживания сети «Розенбергер». Затем двинулись дальше, из земли Форарльберг переехали в Тироль и ближе к девяти вечера остановились у отеля «Karwendel» в Инсбруке (за 3 с небольшим часа чистого времени в пути преодолели 285 км).

 

Очередной трёхзвёздочный отель на одну ночь. Чисто, аккуратно, но без изысков. Распахнули окно в сторону уходящего вверх склона горы, разобрали кое-какие вещи, поставили на подзарядку всё, что в ней нуждалось. На следующий день по плану был ещё один длинный переезд до Вены, но кроме того знакомство с двумя очаровательными городами Австрии – Инсбруком и Зальцбургом.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Инсбрук

 

Следующий день был днём знакомства с Австрией, с её двумя городами, в чём-то похожими, но в то же время разными.

 

Первым был Инсбрук, небольшой (население 121 тыс.) компактный городок, центр земли Тироль, расположившийся в долине реки Инн в Тирольских Альпах, подпираемой горами Пачеркофель (2246 м) на юге и Хафелькаршпице (2256 м) на севере.

 

По программе у нас было самостоятельное знакомство с городом, но дополнительная программа предусматривала часовую экскурсию с гидом (8 евро) и посещение Церкви чёрных людей – Хофкирхе (7 евро). Большая часть группы выбрала оба мероприятия.

 

Автобус подвёз нас к парку Хофгартен, расположенному на окраине старого города, где и началась экскурсия. Когда-то тут располагался придворный огород, а теперь тенистый парк с высокими деревьями, зелёными лужайками, яркими клумбами, чистыми дорожками. На открытой поляне парка разбита детская игровая площадка, рядом с которой деревянное трёхглавое чудище, ну в точности наш Змей Горыныч. От парка разъезжают конки, катающие туристов. Часть деревьев была высажена ещё 300 лет назад императрицей Марией Терезией, которую австрийцы любят и ценят, как в России Екатерину II или в Англии королеву Викторию.

 

Рассказывая об Австрии, часто приходится упоминать Габсбургов, правителей этих земель на протяжении более 700 лет, а также императоров Священной Римской империи, почти бессменно с 1438 г. до её падения во времена Наполеона. Эта знаменитая и многочисленная монаршая династия Европы на протяжении столетий определяла жизнь и быт тех земель, которые сегодня составляют Австрию, хотя её «родовое гнездо» находится западнее, в Швейцарии, где на реке Аре уже скоро тысячу лет стоит замок Габсбург. Именно с Габсбургами воевали швейцарцы даже ещё до того, как те перебрались в Австрию. И, может, неслучайно так близки два периода: 1274-1282, когда Габсбурги завоевывали Австрию и Штирию у чешского короля, и 1291-1307, годы борьбы швейцарцев за независимость. Так получилось, что, приобретая земли в Австрии, династия вскоре растеряла все свои швейцарские владения.

 

Но вернёмся в Инсбрук. У главного входа в парк в тени деревьев стоит памятник эрцгерцогу Евгению, родственнику последнего австрийского императора, командующему австрийскими войсками на южном направлении в Первую мировую, после которой жил в Швейцарии, но вернулся в Австрию и последние годы прожил в Инсбруке (умер в 1954 г. в возрасте 91 года).

 

На выходе из парка виден вход на фуникулёрную станцию с футуристического вида обтекаемой крышей. Отсюда на новом фуникулёре Нордкеттенбан можно подняться к Альпийскому зоопарку, а можно и дальше – на вершину Хафелькаршпице (до последней минут 20). У меня был большой соблазн после экскурсии подняться хотя бы до зоопарка (на гору в любом случае не успевали по времени), но победили другие интересы, о чём ниже.

 

Выйдя из парка, мы оказались на небольшой площади, куда выходили фасады театра, дворца Хофбург и церкви Хофкирхе. Тут же возвышалась конная статуя эрцгерцога австрийского и графа Тироля Леопольда V (брата Фердинанда II, императора Священной Римской империи) на вздыбленном коне, под которой струился фонтан с чашами и морскими нимфами. Этот памятник был установлен в 1621 г. ещё при жизни Леопольда. Рядом с фонтаном растёт большое, раскидистое дерево. Монумент смотрелся бы эффектнее, будь он на открытой местности, но в Инсбруке таких мало. Сам город зажат горами и, возможно, это определило и его архитектуру, также стиснутую в узенькие петляющие улочки и сплошные стены жмущихся друг к другу домов старого города.

 

В эти улочки мы и углубились, знакомясь с дворцом Хофбург, выстроенным в виде квадрата с большим для Инсбрука, но небольшим, по сути, двором-колодцем. Здание, первоначально строившееся как крепость, не раз перестраивалось и приобрело своё нынешнее очарование в стиле барокко, с белыми стенами и синевато-зеленоватой крышей, в XVIII в. при императрице Марии Терезии. С немецкого термин «Hofburg» можно перевести как «придворный замок», поэтому неудивительно, что такое нарицательное имя носит не только дворец в Инсбруке, но и более известный дворцовый комплекс в Вене.

 

Сразу же за зданием дворца расположился собор Святого Иакова, выполненный в том же стиле. Историю свою он ведёт с 1180 года, но с тех пор был перестроен и вписался своим барочным стилем в общий комплекс Хофбурга. Две колокольни с золочёными часами и большими круглыми окнами, два из которых фальшивые, выполненные лишь для сохранения композиции. В соборе хранятся надгробные памятники эрцгерцога Максимилиана III (сына императора Максимилиана II) и эрцгерцога Евгения, чей монумент стоит в парке. Рядом с собором небольшой тенистый дворик с простеньким фонтаном.

 

От собора углубились в кварталы старого города. Хотя, «в кварталы» – звучит слишком громко. Весь старый город состоит из 4-5 коротеньких улиц и центральная из них – пешеходная Герцог-Фридрих-штрассе. На ней расположились самые примечательные дома, а в их аркадах – множество магазинчиков, сувенирных лавочек и ресторанчиков. Центральное место на улице занимает Дом с золотой крышей, расположившийся на небольшой площади, от которой просматривается вся эта красивая улица, все 200 метров.

 

Дом с золотой крышей – символ Инсбрука и его, пожалуй, самая известная достопримечательность. К фасаду ничем не примечательного пятиэтажного здания пристроен эркер с балкончиками, весь резной, расписанный фресками, украшенный гербами и барельефами. Верхний балкончик прикрывает трапециевидная крыша, состоящая из более, чем 2,5 тысяч позолоченных медных черепиц. Издалека это кажется красивым ажурным плетением, хотя со времён императора Максимилиана I (на момент постройки в 1501 г. он был только королём Германии) золотой блеск несколько поблек.

 

Напротив золотого творения Максимилиана высится воздушное белое здание, богато украшенное лепниной в виде цветов и завитков, похожее на большой свадебный торт. Это Хелблингхаус, когда-то готический особняк (как и все дома старого города), который в 1725 г. был переделан в стиле барокко. Имя же своё он получил от Себастьяна Хелблинга, владевшего им в первой четверти XIX в. и открывшего небольшой ресторанчик на первом этаже. Вот она, популярность питейных заведений. Ведь теперь никто и не вспомнит банкира Йохана Фишера, сделавшего (с помощью художника Антона Гигля) когда-то такую красивую конфетку из обычного серого здания.

 

Почти напротив Хелблингхауса, пару шагов дальше по улице, вознеслась на 56 м Городская башня. Она построена в середине XV в., но впоследствии перестраивалась, в том числе обзавелась в 1560 г. вместо шпиля башенкой-луковкой. Преодолев 148 ступеней можно подняться на обзорную площадку, расположенную над часами (вроде как всего за 3 евро).

 

Если свернуть от Дома с золотой крышей в сторону реки, то через один дом от Хелблингхаус можно найти ещё одно достопримечательное место города: старый трактир «Золотой орёл» (Golden Adler). Он известен с конца XV в. и с тех пор в нём побывали многие знаменитости. Список особо именитых гостей выбит на мраморной доске у входа. Он начинается с Максимилиана I и заканчивается (пока) каким-то индонезийским султаном. Среди них также Моцарт, Вагнер, Гёте. В здании расположен одноимённый отель, а само оно красиво расписано и украшено.

 

Дойдя до конца (а точнее, до начала) Герцог-Фридрих-штрассе, мы вышли к границе старого города. Дальше в продолжение улицы пролегал широкий (но тоже пешеходный) проспект с обилием скамеечек, кафешечек и магазинчиков – Мария-Терезия-штрассе. Посреди него высится Колонна Святой Анны, воздвигнутая в 1706 г. в честь победы над баварцами, вторгнувшимися в Тироль в ходе войны за испанское наследство.

 

Экскурсия закончилась. У нас оставалось около часа до времени посещения Хофкирхе. Было несколько вариантов куда дойти, что посмотреть, но нельзя было отказать женщине. А её взгляд, конечно, остановился на красиво оформленном, привлекательно блестящем уголке здания тут же, на Герцог-Фридрих-штрассе. Это был вход в магазин-салон Сваровски.

 

Успешная компания по обработке кристаллов хрусталя и стекла была создана Даниэлем Сваровски в 1895 г. в деревушке Ваттенс, всего в 15 км от Инсбрука. Там сейчас располагается роскошный (судя по информации и фото) музей «Кристаллические миры Сваровски», куда водят экскурсии, а также штаб-квартира компании. Кристаллы Сваровски признаются специалистами лучшей имитацией бриллиантов, а так как последние себе может позволить не каждый, это способствует большому спросу на первые.

 

Салон Сваровски в Инсбруке блистателен во всех отношениях. Интерьер отделан кристаллами, блеск которых многократно увеличивают многочисленные зеркала. На витринах выставлены изделия компании, от совсем крохотных украшений до кристальных композиций в виде животных и  мультяшных персонажей. Магазин имеет три уровня и на каждом можно найти что-нибудь интересное. Что несколько напрягло, так это наплыв туристических групп (в основном из Китая), через которые было трудно протолкнуться. Тем не менее, кое-что жена для себя нашла, так что память об Инсбруке (или всё же о Сваровски?) осталась. Чеки такс-фри выписывают на кассе быстро и без задержек, нужен только загранпаспорт.

 

От магазина мы прошлись через базарчик, типа блошиного рынка с разными коллекционно-туристическими мелочами, растянувшийся вдоль улочки Бургграбен, и вышли обратно на площадь перед Хофбургом. Там уже собралось с полгруппы во главе с Олегом – все те, кто шёл на экскурсию в «Церковь чёрных людей». Именно так именуют Хофкирхе и для этого есть все основания.

 

Постройка церкви в 1502 г., как и многого другого в городе, связана с именем императора (опять же, на тот год пока ещё короля) Максимилиана I. Она возводилась как усыпальница для царственных особ. Строительство длилось около 50 лет и было закончено в 1553 г. За это время Максимилиан I умер, его тело было похоронено на его родине, в Нойштадте, под ступенями алтаря капеллы Святого Георга, а сердце – в Брюгге, рядом с его первой женой, Марией Бургундской. Но благодарный внук Максимилиана, император Фердинанд I, достроил Хофкирхе и, как следует из увиденного, посвятил её любимому дедушке. Тело Максимилиана так и не было сюда перенесено, так что саркофаг, занимающий центральное место в церкви, с рельефами, изображающими сцены из его жизни, в окружении ажурной, украшенной золотыми элементами решётки, с коленопреклонённой бронзовой статуей самого императора на его вершине, остался стоять пустым.

 

Вокруг саркофага, как молчаливая стража, охраняющая покой императора, выстроились 28 «чёрных людей». Это отлитые в бронзе статуи предков Габсбургов, а также несколько исторических и одна легендарная личность – король Артур, к которому Максимилиан проявлял особый интерес. Статуи выше человеческого роста (2 - 2,5 м) и выполнены с такой поразительной тщательностью и вниманием к деталям, что поражаешься этому даже с высоты сегодняшних возможностей и технологий. Детали оружия, одежды, доспехов, обуви, корон и прочих головных уборов, фактура ткани, даже бахрома – всё отлито из бронзы. Живые, мужские и женские руки, ни разу не повторяющиеся лица, жесты – всё застыло в молчаливом спокойствии. Поразительное зрелище и изумительное мастерство!

 

К церкви пристроена Серебряная капелла, куда можно подняться из основного зала. Там покоится сын Фердинанда I, граф Тироля Фердинанд II с женой Филиппиной Вельзер. Их брак по любви (Филиппина была дочерью аугсбургского банкира) лишил Фердинанда II и его потомков права наследования Австрийского престола. Со стен и потолка капеллы сквозь затейливый узор на тебя смотрят лица людей – так оригинально оформлена стенная роспись.

 

Еще одно погребение находится в основном зале, напротив входа в капеллу. Это могила Андреаса Гофера, национального героя Тироля, борца с наполеоновской коалицией за его возвращение Австрии (Бонапарт передал Тироль Баварии). Над его могилой высится монумент, который в белом мраморе изображает Гофера, держащего знамя. На знамени всегда чёрная повязка (партизан был в итоге расстрелян итальянцами в 1810 г.), у подножия – красный венок.

 

На этой величественной ноте закончилось наше знакомство с Инсбруком. Очень своеобразный, самобытный город с богатой историей, расположен в очень красивом и уютном месте. В нём чувствуется та провинциальность, которая не умаляет, а украшает некоторые города. Простившись с Инсбруком, мы двинулись в Зальцбург, ещё к одной жемчужине австрийского ожерелья.

 

Фото тут.

Link to comment
Share on other sites

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
×
×
  • Create New...