Jump to content
Форум Туртранс-Вояж

Надежда Питер

Пользователи
  • Content Count

    351
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    2

Надежда Питер last won the day on June 3

Надежда Питер had the most liked content!

Community Reputation

5,396

3 Followers

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Город
    Санкт-Петербург

Recent Profile Visitors

2,638 profile views
  1. Елена, Наталья, Ольга, спасибо Вам за оценку рассказа и добрые пожелания. https://en-tur.no/ - это общий планировщик, но цен там Вы не найдете, их можно посмотреть на сайтах компаний-перевозчиков. У нас этих компаний набралось целых четыре, не считая паромных. В планировщике указаны номера автобусов, время на стыковку со следующим транспортом, остановки, время в пути и все такое. Рядом с номером автобуса указан и перевозчик, на сайт которого можно перейти, проверить актуальность расписания и посмотреть цены. Не на все переезды она, правда, указывается, только на те, билеты на которые можно купить заранее. На остальные переезды бывалые советуют закладывать из расчета тысяча рублей за час пути, но это преувеличено. Мы исходили из этой цифры при планировании бюджета, в итоге вышло дешевле. Можно еще по зонам посчитать, но нам, честно говоря, было лень заниматься этой математикой. Да, на паромы брали билеты в двухместную каюту, но бюджетную - без окна. Переезд Стокгольм - Осло и наоборот - это семь часов пути, и не помню сколько денег.) Кажется, в районе пяти тысяч, может чуть дешевле. Нам было не утомительно, и дольше переезды бывали. Я тоже согласна с Еленой, еще как согласна. На Лофотены надо обязательно, и в хотелках они присутствуют, даже некий план в голове имеется, но это не в ближайшем будущем. Столько всего хочется посмотреть, что отпусков не хватит. Но как только потянет на север, то непременно на острова.
  2. Друзья, спасибо огромное за теплые слова, пожелания и внимание к отзыву, написание которого буквально спасло меня от пандемийной хандры. Ведь в это время мы были бы в предвкушении новых открытий и через месяц рванули бы по своим туристическим делам, а теперь о планах приходиться говорить с частицей "бы" и смотреть на никуда не собирающийся ехать чемодан. Грустно все это, очень грустно. Я обязательно напишу еще что-нибудь интересненькое, главное, чтобы нам всем поскорее разрешили делать то, о чем потом можно писать. Мы в ответ вам желаем скорейшего открытия границ, новых путешествий, море впечатлений, океан положительных эмоций, богатырского здоровья и терпения пережить это не простое, особенно для таких, как мы с вами непосед, время.
  3. Пора, пора да-да-да-да-да домой. Вторник 30 июля. Вот и наступил последний день путешествия. Но пока до поезда есть время, почему бы не прогуляться? Жаждущим приключений душам всегда хочется покинуть райскую обитель отеля и отправиться за новыми впечатлениями. Поэтому, отведав гостиничного завтрака, мы с новыми силами устремились исследовать атмосферную латвийскую столицу. А там и кроме средневекового центра есть куда направить стопы и на что поглазеть, разинув рты. А стопы мы направили за пределы исторического центра, фотографируя все примечательное, что попадалось на пути. А пока не вышли за эти самые пределы, попадалось много интересного. Ну, сами понимаете, все-таки Старый город, так что на каждом шагу то собор такой, то собор сякой... Замковая площадь с Рижским замком - резиденцией президента Латвийской Республики, опять же. Но вот куда-то делись пряничные домики, кривенькие, узенькие брусчатые улочки сменились широкими и покрылись асфальтом. Город на глазах стал молодеть, но не терял своего очарования. Вскоре мы вышли к Латвийскому национальному театру - памятнику архитектуры конца 19 - начала 20 века, а за ним нашим глазам предстала огромная парковая зона. Парк Кронвальда оживлялся виляющим канальчиком, который проходит вдоль всего Старого города, создавая собой своеобразную границу между средневековьем и современной Ригой. В погожий денек здесь очень душевно прогуляться. Тихонько проплывали лодочки, весело били фонтанчики, лавочки манили посидеть в тени раскидистых деревьев, радовали глаз скульптуры и беседки. Хотя парк во всех отношениях хорош, но наша вылазка была посвящена не ему. Мы направлялись на улицы Элизабетес и Альберта. Этот квартальчик широко известен самой высокой концентрацией невероятно красивых домов, многие из которых построены уроженцем моего родного города Михаилом Эйзенштейном. Только на улице Альберта восемь из его творений признаны шедеврами стиля модерн. Рижский югендстиль - это прелесть, что такое! Можно идти сюда с намерением немножко полюбопытствовать и пропасть на несколько часов. Так с нами и случилось. Просто невозможно было налюбоваться всеми этими горельефами, барельефами, скульптурками, ажурными балкончиками, витиеватыми орнаментами... Мое всевидящее око не дремало ни секунды, а фотоаппарат все время находился в состоянии повышенной боеготовности, от неразумного количества снимков на котором память пришлось частично освобождать. Вообще-то, живописать это дивное местечко - настоящую жемчужину Риги, не побоюсь этого слова, можно бесконечно. И как же хорошо, что за меня это уже потрудились сделать специально обученные люди, написав кучу малу путеводителей, поэтому я не буду раздувать щеки и умничать, описывая каждый дом, а просто покажу еще немножечко фоток. Путь обратно тоже не был скучным, потому как снова пролегал через достопримечательности. Мы поглазели на православный собор Рождества Христова. Запечатлели величественное здание национальной оперы и памятник Марису Лиепе. Потоптались у памятника Свободы, который отказывался красиво фотографироваться и вообще влезать в объектив. Не забыли и про часы лаймовские. А как же! Это ведь тоже известная рижская фишечка. В Старом городе у нас еще оставались два дела - подняться-таки на вернувшуюся с выходного и открывшую свои двери для народа церковь Святого Петра и заглянуть во двор Конвента, чтобы сфотографировать тот вид, который запечатлел Николай Рерих в своей картине "Старая Рига". Ни одно, ни другое мы так и не сделали, пропали в сувенирных лавочках. Ах, какие там сувениры! Особенно хороша керамика, ну, и всяких интересных интерьерных штучек-дрючек вагон, не говоря о янтаре. Думала, скуплю всех котиков, но на всех на карточке денег не осталось, и я почему-то купила сладкую парочку ворон. Потом мы еще бродили по улочкам, удостаивая вниманием магазины на предмет гостинцев родным и не родным, но близким, приобретая шпротики, шоколад и бальзам с разным уровнем фанатизма. "Ограбили" Дзинтарс и прикупили по часам, пусть и не швейцарским, а очень даже бельгийским, надо же потери восполнять, а когда опомнились, времени осталось только, чтобы вкусненько поесть, добраться до вокзала и, сев в поезд, отбыть по месту прописки. Еще одно путешествие промчалось ураганом, ушло в копилочку памяти и обосновалось там ярким пятном. Закончилась наша маленькая бирюзово-изумрудная и горно-водопадная жизнь с вкраплениями очаровательных балтийских городов. Поезд отбивал колесами знакомый ритм и, сладко убаюкивая, увозил нас к родным пенатам. Наши души были полны впечатлениями, сердца радостью от сбывшихся мечт, а чемоданы подарками. Принимай, Родина, обратно своих блудных дочерей! Пыс-пыс: вот уже почти год прошел с тех пор, как мы отправились покорять волшебную северную страну, но норвежские флюиды все еще порхают вокруг меня быстрыми мотыльками, задевая легкими крылышками тонкие струны души и оживляя картинки воспоминаний. И пусть в ближайших планах другие страны, зовущие на новые туристические подвиги, но хочется верить, что мы еще вернемся туда, где захватывающие дух пейзажи, в которых поражающая необыкновенным цветом вода фьордов, зеркальные блюдца озер, бурлящие реки и грохочущие водопады, где внизу бескрайний зеленый ландшафт, а наверху причудливая лунная картина и вершины под шапками вечных снегов.
  4. Прощай, любимый город! Уходим завтра в море. Суббота 27 июля. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В Стокгольм автобус добрался только под вечер. А посему грандиозных планов построено не было, но на вопросы - "Куда пойти? Куда податься?"мы ответили себе еще дома. Бегать по достопримечательностям, сверкая подметками в попытках объять необъятное, не хотелось, а мечталось о по-скандинавски неторопливом променаде. Заселившись и жахнув по чашке чая, мы совершили партизанскую вылазку на самый большой остров Стокгольма Сёдермальм. Нога моя еще ни разу на на него не ступала да и в этот раз наступила лишь на самый его краешек. Нас интересовала притаившаяся на скалистом берегу узенькая улочка. Как вещает интернет, Monteliusvägen тянется на полкилометра и открывает замечательный вид на Гамла Стан и Кунгсхольмен. Добравшись на метро до станции Слюссен и посмотрев, как у Катарины до сих пор "ищут золото партии", мы отыскали тропинку и приступили к любованию. Ух тыыы! А виды-то с улочки и правда бомбические. Старый город, ратуша, пронзающие небо острые шпили церквей, набережные и мостики, соединяющие острова - все как на ладошке. Но самым заметным "стеклышком" в этом калейдоскопе является Рыцарский остров. Ах, как романтично звучит: "Рыцарский остров!" Сразу грезятся несущиеся с копьями на боевых конях на встречу друг другу рыцари в сверкающих доспехах и прекрасные дамы, бросающие победителю цветы и платочки. Разве можно обойти его вниманием и не заглянуть хоть ненадолго? Хотя бы одним глазком взглянуть? Тем более, что он совсем близко, и найти его несложно. Ажурный кованый шпиль Рыцарской церкви - главной достопримечательности острова виден издалека, и мы двинули на этот ориентир. Но как только глаза узрели желтую рыбку на ларьке и знакомого дяденьку внутри, организмы громко заурчали в предвкушении жареной селедочки. Мы не стали обманывать их ожиданий, все-таки, как не крути, родные желудки дороже чужих достопримечательностей. Только основательно подкрепившись, мы снова были готовы прыгнуть в огонь, в воду и куда там еще требуется за новыми впечатлениями. Прыгать никуда не пришлось, мы лишь перешли по горбатому мостику и оказались на Риддархольмене подле одной из самых древних церквей Стокгольма. Кроме доминирования над городским пейзажем своим оригинальным шпилем, эта церковь знаменита тем, что стала официальной усыпальницей шведских монархов. Островок совсем малюсенький, тихий и малолюдный. Мы же знаем, что этот остров необитаем. То есть абсолютно. Говорят, последний житель был выписан несколько лет назад. Когда-то на острове понастроила свои дворцы местная аристократия, ныне в них размещены государственные учреждения, а единственная мощеная булыжником площадь носит имя основателя Стокгольма Биргера Ярла. Эх, и никаких вам рыцарей, одни серьезные здания. Мы не обошли их все, не "пометили" каждый угол, а направились на набережную, где нежный стокгольмский вечер тут же обнял нас легким свежим ветерком с моря. Вот тут-то остров и оправдал свое название. Были здесь и прекрасные дамы, и их галантные кавалеры, и даже поверженные рыцари. Мы не спеша прошлись мимо яхты - подарочка папы любимой дочурке Барбаре Хаттон, мимо "Уха КГБ", мимо чудесных картинок озера Меларен и почти пустили корни на лавочке с видом на Кунгсхольмен и выстроенную на самом его кончике ратушу. Днем там много интересного, можно сходить внутрь на экскурсию, подняться на башню и обозреть город..., а нам оставалось только немножко покрутиться рядом, так как жаркий июльский денек подходил к концу. С ним подходило к концу и наше пребывание в Стокгольме. Прощай, любимый город, уходим завтра в море. Воскресенье 28 июля. В море мы уходили от терминала Вяртахамнен, впечатлившего своими размерами. Вообще-то, мы долго там болтались в ожидании посадки на паром. Накануне было обнаружено, что в билете и на сайте паромной компании указаны разные терминалы. Умом мы понимали, что верить надо официальному сайту, но червячок сомнений уже заполз и точил мозг, не давая покоя. Вместо того, чтобы покататься на метро и изучить красивые станции, как было по плану, мы поехали искать нужное место посадки. Приехали верно с первого раза. Пришлось вместо станций изучать терминал. Позабыты хлопоты, остановлен бег. Вкалывают роботы, а не человек. А направлялись мы в Ригу, и пройти этот путь предстояло на пароме компании Tallink Silja "Romantika". Паром оказался не хилой такой посудиной. Влезает туда примерно 2500 человек, которых пытаются развлекать, поить, кормить, ублажать в саунах и отоваривать в дьюти фри. Каюта у нас снова была бюджетная, но просторная. Вместо иллюминатора дизайнеры, беспокоясь о душевном спокойствии больных клаустрофобией, заботливо повесили шторочки, имитирующие окошко. Пустячок, а приятно. В каюте мы не задержались. Быстренько расположись, ознакомились с паромом, плотненько поужинали и бегом на верхнюю палубу, где бар, столики, стульчики, а главное - виды за бортом. А посмотреть действительно было на что, да и погода располагала к посиделкам на свежем воздухе. Путь парома пролегал между шхерами. В некоторых местах он проходил так близко к их берегам, что можно было разглядеть, чем занимаются люди на суше. А люди эти отличались гостеприимным нравом. Они улыбались и приветливо махали нам руками, ну в точь в точь, как пингвины из мультика "Мадагаскар". Ну, мы, конечно, тоже улыбались и махали, улыбались и махали… Через полчаса я начала ощущать себя английской королевой на параде: та же прилипшая к губам улыбка и автоматическое движение рукой. Только когда усталое солнце, плеснув закатного кармина, юркнуло за горизонт до очередной смены караула, а на улице заметно похолодало, мы направились в каюту смотреть свои сны. Наутро нас ждала столица Латвии. Стройная красотка на берегах Даугавы. Понедельник 29 июля. Утром паром пристал к Риге. Двадцать минут по набережной Даугавы, и мы в другом измерении. Как же я обожаю моменты, охватывающие, когда вместо привычных современных зданий взору предстают разноцветные пряничные домики с черепичными шапочками, а ноги начинают приятно подворачиваться на брусчатке. Чтобы не тащиться черти откуда к местным достопримечательностям, жилплощадь была забронирована в старом городе. Отель радостно принял нас в свои объятия и даже выделил комнату с видом на самую узкую улочку и обалденной красоты крыши, где на каждой вполне бы могло жить по мужчинке в полном рассвете сил с моторчиком. Выглянув в окно, сразу стало понятно, с городом мы подружимся. Но прежде, чем начать дружить, мы бросили вещи и поспешили в Домский собор, дабы усладить слух органной музыкой. Собор является главным кафедральным собором Риги, а заодно, на секундочку, самым крупным средневековым храмом во всей Прибалтике. После музыкального удовольствия мы перешли к удовольствию созерцательному. У меня даже был составлен подробный план прогулки: где найти то, где се, в какую подворотню свернуть, на какую крышу голову задрать, не пропустить петушков на шпилях, ибо Рига без петушков, как Венеция без гондол и все такое. Но кто же общается с другом, уткнувшись носом в телефон? На план забили сразу, решив, пусть город сам расскажет нам свои истории. А мы не будем торопиться, перебегая сломя голову от одной достопримечательности к другой, а станем на время его частью, послушаем, дадим закружить в водовороте улиц, запутать, заворожить... И шествуя важно, в спокойствии чинном мы принялись за изучение Старого города, который в 1997 году был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО за уникальное качество и количество памятников архитектуры в стиле модерн и за относительно без изменений сохранившийся исторический облик города. С таким решением ЮНЕСКО невозможно поспорить - исторический центр Риги действительно очень и очень хорош! Лично я при виде таких улочек теряю волю, как крысы от звуков дудочки Нильса, и уже не особо тянет музеи сканировать, итак культурный фонд пополняется безостановочно. Наши фотики подвергались в Старом городе страшным испытаниям на прочность - снимать хотелось на каждом шагу. Уже после получасовой прогулки Рига заняла уголок в моем сердце потому, что здесь было все, как я люблю. Вот, например, Шведские ворота. Единственные, между прочим, из всех городских ворот, которые дошли до наших дней почти без изменений. Если отсюда податься направо, то можно увидеть еще одну достопримечательность Риги - казармы Екаба. А напротив восстановленную часть городской крепостной стены с башней Рамера, где в одной из арок установлена скульптура "Призрак". Есть в Старой Риге и не воссозданная, а самая настоящая Пороховая башня, оставленная, видимо, на память от снесенных в 19 веке городских стен. Или как вам знаменитые три брата? Дома по улице Маза Пилс - замечательный образчик жилой архитектуры средневековой Риги. Неспешно плутая по узким улочкам, ноги сами собой вывели нас на очаровательную площадь Ливов. Чего только на ней нет: и архитектура в стиле модерн с нарядными загогулинками, кукольные домишки, словно предназначенные для съемок какой-нибудь волшебной сказки, рядом красивенные дома гильдий, Рижский русский театр и всем известный дом обиженного на Большую гильдию купца за то, что его туда отказались принять. Правда, купец не растерялся и предпринял акт психологического возмездия, заказав скульптурные изображения чёрных котов, которых поместил на остроконечных башенках своего доходного дома хвостами в сторону окон рабочего кабинета старейшины Большой гильдии, что тому, понятное дело, не понравилось. После долгих судебных разбирательств дела купца были улажены, а коты повернуты в более дипломатичном направлении. А вот и та самая узкая улочка, на которую выходили окна нашего номера, и по которой мы тоже не преминули прогуляться. Начиная от старинных улочек и заканчивая общей атмосферой, Рига произвела на нас впечатление абсолютно европейского города. Легкая и уютная она и в советский-то период стояла особняком и отличалась свойственным ей шиком. Не зря Рига была "лицом" многих европейских городов в советском кинематографе. Наверняка многие знают, где эта улица, где этот дом, в окне которого профессор Плейшнер должен был узреть горшок, нет, не ночной, а тот, что с геранью, но не узрел, и это плохо для него закончилось. Я, конечно же, про улицу Яуниела она же Цветочная, она же Бейкер стрит. А вот чтобы найти дом по адресу 221b, где Ватсон писал свои записки о великом сыщике всех времен и народов, нужно заглянуть в тупичок. Слева и будет тот самый дом и та самая дверь. Печалька, заборчик помешал подобраться ближе и у нее запечатлеться. И наконец мы попали в район, где просто скопление какое-то этих достопримечательностей, глаза разбежались - достопримечательность на достопримечательности и достопримечательностью погоняет! Тут и самая "видная" Церковь Святого Петра, первое упоминание о которой относится еще к 1209 году, и изумительной архитектуры Дом Черноголовых, который будет побогаче таллинского. Видимо, латышские купцы жили существенно лучше, чем их эстонские собратья. Здесь же и ратуша, перед которой установлена статуя покровителя Риги - святого Роланда. На башню церкви мы мечтали подняться, чтобы почувствовать себя петушками и поводить жалами туда-сюда, обозревая город с высоты, но понедельник поставил крест на этой затее - церковь "ушла" на выходной. А мы ушли от отказавшей нам во взаимности церкви к рижскому варианту бременских музыкантов, носы которым, судя по блеску, туристы трут без остановки. Эту веселенькую четверку Рига получила в подарок от своего города-побратима Бремена, типа "от нашего ганзейского города вашему". Чтобы окончательно заделаться нашим другом, город показал небольшую, но невероятно симпатичную площадь с цветочками у улочки Скарню, где на небольшом пятачке настоящий эпицентр торговли сувенирами. Сама же улочка, впервые упомянутая еще в 1408 году, чудо, как хороша - со старыми разноцветными домиками и не менее интересным архитектурным сооружением - Церковью Святого Иоанна со ступенчатым западным фронтоном и петушком-флюгером, который среди всех церковных петушков Старой Риги считается самым точным. Гулять по Старой Риге оказалось необычайно интересно. Со скоростью черепашки исследовать улочки, рассматривать городские фишечки: расписные ставенки, держатели флагштоков, скульптурки на зданиях, витрины лавок и прочую городскую атрибутику, вконец замучить фотоаппараты, а, устав, присесть за столик на улице и выпить ароматного кофе с вкуснейшим пирожным. Мы бы гуляли и гуляли, но настал момент передохнуть от обрушившихся на нас красот. Красоту, знаете ли, тоже надо понемногу потреблять, дабы передоза не случилось. Поэтому мы решили отужинать, а отужинав впали в состояние, когда и хотелось, чтобы было лучше, но лучше уже просто было некуда. А посему, пора было по койкам, ибо организмы настойчиво запросились принять горизонтальное положение. У них - у организмов свои методы борьбы с неугомонными хозяйками. Эх, жаль, что людям не дано избавиться от такой времязатратной опции, как сон.
  5. Туристический и нетуристический Осло. Пятница 26 июля. Прибыв в Осло и ориентируясь в знакомом районе как почтовые голуби, вскоре мы уже пристраивали чемоданы в специальной комнатке знакомого отеля, а пристроив, отправились прогуляться в парк творений Вигеланда. Парк скульптур встретил нас толпой туристов, запахами цветов и 227- ю изваяниями людей принципиально не носящих трусики. И все эти крепенькие обнаженные люди стояли, сидели, куда-то бежали... и демонстрировали множество сценок взаимоотношений от буйных схваток до радостных обнимашек. Некоторые скульптуры были весьма своеобразны и заставляли задуматься, а позы иных напоминали Камасутру в камне. В общем, на любителя, но размах впечатляет. К тому, что здесь натворил Густав, судя по отзывам, народ относится по-разному, но никто не остается равнодушным, мы тоже не остались. Прониклись идеей, впечатлились талантом и плодовитостью, запечатлелись у фаллического Монолита, позлили и без того сердитого на всех малыша за то, что его безостановочно натирают, фоткают, а потом еще и в интернет выкладывают и, кинув прощальный взгляд на этот необычный каменный мир, отправились на остановку тридцатого автобуса. Путь лежал на полуостров Бюгдой, где нас интересовал Норвежский музей истории культуры. В автобусе абрикосику негде было упасть, даже в качестве кураги, не то что достать телефон и отследить нужную остановку. Поэтому, как только за окном замаячил длинный забор с избушками за ним, мы спешились и отправились искать вход. Долго бредя вдоль заборчика, приметили калитку, в которую исчезали какие-то люди и, решив, что нам туда, просочились вслед за народом. Когда калиточка захлопнулась, мы осмотрелись и только тут поняли, что бесплатно ввалились во вход для групп. Пришлось прикинуться итальянцами, на которых мы мало походили, особенно я. Штирлиц никогда еще не был так близок к провалу. Увидев нас, экскурсовод порядком обалдел, но сказать ничего не решился, и мы смело отправились вместе со всеми осматривать экспозицию, а при первом удобном случае растворились среди экспонатов. Приносим свои извинения за то, что наша мошенническая деятельность не была нами же пресечена и глубоко в этом раскаиваемся. Оправдание только одно - мы нечаянно. Norsk Folkemuseum был открыт в 1894 году по инициативе Ханса Ола, которому на глаза попалась статья о недавно открывшемся в Стокгольме комплексе Скансен. Тогда его осенило, что такой же музей национального масштаба нужен и Норвегии. Первоначально музей ютился по частным квартирам, пока в 1898 году не был приобретен нынешний участок на полуострове, куда и начали свозить постройки из разных регионов Норвегии. Так начал формироваться историко - культурный музей под открытым небом. Устроен он также как и Скансен, здесь собраны старинные избы, мастерские, конюшни... Сейчас в музее примерно полторы сотни старинных строений. Днем сотрудники музея работают их жителями и периодически устраивают всякие фольклорные представления и мастер-классы. Есть здесь и фермы вместе с хозяйством и улочка с милыми домиками, в которых расположены действующие магазинчики и мастерские, где можно не только купить что-то, но и посмотреть, как это что-то делают. Непревзойденной жемчужиной коллекции является построенная в 1212 году ставкирка из города Гуля - это одна из немногих сохранившихся каркасных деревянных церквей Северной Европы. Я вообще фанат этнографических музеев. Мне любопытно заглядывать в избушки, смотреть, как раньше жили люди, разглядывать одежду, мебель и утварь, угадывать для чего предназначался тот или иной предмет, поэтому норвежский Скансен мне очень понравился. Отличный способ совместить приятное с полезным: окунуться в историю, подышать свежим воздухом и узнать что-то новое для себя. Если вы любите прогулки на природе и при этом культурное обогащение, то Norsk Folkemuseum - как раз то, что нужно. Быстро бежит время, когда оно заполнено чем-то интересным, вот и три часа отведенные музею пролетели незаметно. Догуляв до пристани, мы погрузились на кораблик и, рассекая воды Осло-фьорда, отправились в центр города, где еще разок не спеша прогулялись по его центральной улице и, решив, что мы не до конца наэтнографичились, пошли смотреть старые деревянные улочки. Навигатор проложил кратчайший маршрут и завел нас в те места, которые туристам не показывают. По улицам квартала выстроились стройными рядами азиатские едальни и лавки с последними хитами моды Нью-Дели, а парикмахерских там было столько, что в голову лезли мысли об уездном городе N. Кроме нас на улицах не наблюдалось ни одного полицейского, брата-туриста, да и вообще ни одного белого лица, только снующие туда-сюда люди всех цветов радуги - пришельцы из знойных стран, слоняющиеся попрошайки и другие маргинальные личности, по виду имеющие сомнительное прошлое и мутное настоящее. Под их недружелюбными взглядами стало не уютно, будто мы вторглись туда, куда нас не приглашали. Может на лицо они ужасные, добрые внутри, но казалось, что шаг влево, шаг вправо, и путешествие может если не закончиться, то подорожать. Каждую секунду мы ждали столкновения с криминалом, поэтому предпочли за благо попрятать фотики в сумки, а я еще и руку с неснимаемым перстеньком в карман и, прикинувшись ветошью, быстренько миновать это неприятное место, как-то не хотелось оставить в Норвегии еще и пальчик. Очень скоро мы вместе со своим нехитрым барахлишком, на которое так никто и не покусился, оказались совсем в другом Осло. Находящиеся не далеко друг от друга улочки Дамстредет и Телтхусбаккен выглядели так, будто их взяли и полностью перенесли из прошлого на машине времени. Хотелось тихонечко бродить по ним, разглядывать и наслаждаться непередаваемой атмосферой этого местечка. Осло - самый крупный город Норвегии, что в этом уголке совершенно незаметно, здесь он кажется очень маленьким и каким-то по-домашнему уютным. Разноцветные домишки с крошечными двориками, украшенными цветами - на мой взгляд, одна из изюминок норвежской столицы, настоящий островок национального колорита, который когда-то хотели снести. А ведь по этим улочкам любил гулять молодой Эдвард Мунк. Норвежский художник даже запечатлел Дамстредет и Телтхусбаккен в серии своих акварелей. Наша прогулка по Осло была такой замечательной, что в отель идти не хотелось, и мы направились посмотреть, как обстоят дела в парке у речки. Вообще-то, парк реки Акерсельвы стоял в плане с пометкой "если хватит времени", но таблетки от жадности мы с собой захватить забыли - нам нужно было все и побольше, побольше. Речка Акерсельва, петляя, пересекает весь город и служит границей между западным и восточным Осло. В прошлом это была граница между престижными районами, где селились почтенные буржуа, и рабочими окраинами. На берегах реки была сконцентрирована большая часть промышленности Кристиании. Теперь в бывших фабричных зданиях разместились офисы, художественные школы, издательства, мастерские, рестораны и все такое, а почти вся набережная превращена в парковую зону с местами для купания, участками для рыбной ловли и пятикилометровой прогулочной тропой. Живописный вид речке придают ее пороги и водопады, а парку - места для отдыха со скамеечками, множество не похожих друг на друга мостиков и понаставленная тут и там скульптура. Наверное, трудно назвать этот парк обязательным для посещения, однако, если очень хочется посмотреть на местных жителей в естественной среде обитания, то этот зеленый массив будет самым подходящим для этого местом. Пока гуляли, так увлеклись, что полностью забыли про собственные организмы. А они, как оказалось, требуют пищи, не хотят ходить и не могут больше воспринимать ни бита внешней инфы. Кое-как мы добрели до магазинчика и, отоварившись, поехали на автобусе в отель. Таня отправилась прямиком в номера, а мне захотелось посидеть в одиночестве на улочке и погрустить по случаю отъезда. Тут ко мне прибился русскоязычный израильтянин и стал склонять, нет, что вы, к разговору по душам. Я поняла, что попала и попыталась отвертеться, но мужичок оказался из тех, от кого без разговора еще никто не уходил. Узнав, что я из Питера он сразу меня горячо возлюбил, растрогался и почти расплакался, ибо у него там дядя, понимаете ли, живет, который его в Летний сад гулять водил и показывал другие всякие достопримечательности, когда он навещал его еще в славные девяностые. "Ооо, это чудесный город, я помню, как восхищался его красотами". "Да, - поддержала я, - там есть чем восхититься". Это он еще в подворотни не заглядывал, такое бы увидел и столько ярких впечатлений увез, что век не забыл бы. "Надо, надо наведаться туда в ближайшее время, а то дядя совсем старенький стал, не ровен час некому будет мне город показывать",- почти рыдал мужичок, ударившись в воспоминания. Я и сама чуть слезу не пустила, правда-правда. А что вы думаете, у меня совсем сердца что ли нет?! Когда моя "жилетка" промокла, последовали заверения в вечной дружбе и приглашение на Святую землю, дабы я познакомилась с их веселым и гостеприимным народом, прониклась тамошними достопримечательностями, восхитилась пустыней и искупалась в трех морях. Он еще и адрес клялся дать, но не дал. Пожадничал, наверное. А я и не обиделась, пожелала мужичку приятного возвращения на его три веселых моря и пошла спать. Грустить больше не хотелось. Я как-то резко осознала, что в эту поездку Осло перестал быть для меня туристическим объектом, а стал хорошим другом, который открыл мне то, что не увидишь, перемещаясь натоптанными туристическими тропами. А что касается недостатков, да, они есть, так ведь и на солнце есть пятна. Не так ли?
  6. Последний бой - он трудный самый. Четверг 25 июля. Восстановив силы с помощью сна праведников и позавтракав, мы отправились на причал Fiskepiren, где было назначено рандеву с паромом до местечка Тау, который, по случаю хорошей погоды, очень скоро набился будущими покорителями скалы Прекестулен и отчалил. Билеты на трансфер тоже были куплены заранее на туристическом сайте. Билет включает в себя переправу на пароме из Ставангера до Тау и обратно, а так же поездку на автобусе от Тау до начала тропы и в обратном направлении. Паромы состыкованы с автобусами и ходят по норвежским меркам достаточно часто. Ограничения по времени нет, главное на последний автобус не опоздать. Итак, около сорока минут с ветерком по водичке, и паром причалил в Тау, где все дружненько пересели в ожидающий автобус. Прекестулен мечтой не был. Я знала, что там ожидается много ступенек, с которыми теплых отношений не сложилось. За свою жизнь я такое количество раз ни откуда не летала, как с лестниц, а приземления всегда были не удачными. После последней травмы до меня дошло, что у них к моей правой ноге что-то личное. Вот только до сих пор не пойму что. Вы думаете зачем я весной в Татры ломанулась? Да я с утра до вечера пыталась полюбить все ступеньки в парке. Прошла много, но чуда не случилось. Я их по-прежнему не люблю, они отвечают мне тем же, заставляя через какое-то время умирать на каждой десятой. Поэтому к разрекламированному вдоль и поперек утесу я ехала не потому, что сильно хотела, а потому что надо, раз уж все равно в Ставангере. Жадность, исключительно жадность до впечатлений заставила меня туда потащиться. Уже на подъезде, судя по парковке, заполненной машинами разных мастей, стало понятно, что нынче нам достанется изрядно покусанный пирог впечатлений. Выгрузившись у туристического центра и нацепив рюкзаки, мы двинули к началу тропы, которая какое-то время была простенькой гравийной дорожкой, но, как и все хорошее, она быстро закончилась. Передо мной предстал мой личный враг. Но на бодрячке да на остатках адреналина после вчерашнего удачного восхождения, он был скоро повержен. Тропинка вынырнула из леса на небольшое плато с блестящими лужицами и, наконец, стала демонстрировать виды. Правда пока на парковку и маленький кусочек озера, но я не огорчилась, я знала, что впереди ожидает еще много красивого, если, конечно, дойду. После плато, совсем благодать, правда, ни черта стало не видать - деревья скрыли от нас картинки. Зато какая тропа! Не тропа, а дорожка в парке, только что скамеек понаставить не догадались. Глядя на тщательно подогнанные друг к другу камни сразу стало понятно, норвежцы любят свой утес и с удовольствием ходят втыкать на прекрасное, приобщая к нему детей и собак. Заценив дизайн и трудолюбие местных, в скором времени мы уперлись в следующую лестницу, которая без боя сдаваться не хотела, но с помощью палок и такой-то матери в конце концов была побеждена. А перед нами открылась поблескивающая в ослепительных лучах ровная сапфировая гладь озера Refsvatnet. Мы немножко погрелись на солнышке, растворились в пейзажах, вдохнули побольше прозрачного воздуха и тронулись в путь. Вскоре тропа приключений вывела нас к болоту с живописными кочками. Посреди этой "Гримпенской трясины" стелилась лентой слегка покоцанная множеством туристических ног дощатая гать. Зря я на норвежцев наговаривала. Здесь была замечена скамеечка, правда, на ней никто не сидел. Видимо, рано было любоваться красотами болота - орхидеи еще не зацвели. Покончив с развлекательной частью маршрута, мы оказались перед той самой лестницей со ступеньками-переростками, которой меня пугали в отчетах. Уже через пять минут после начала подъема стало понятно, что она вряд ли сделает меня сильнее, а вот убить способна однозначно. Да лучше бы я еще три раза на Кьераг сбегала! Взмокла я, как мышь под метлой, и два раза собиралась скончаться, но орден горной козы первой степени не давал на это морального права. Если у болотца удалось оторваться от преследователей, и толпа вокруг нас рассосалась, как шрам под взглядом Кашпировского, то на этой лестнице меня обгоняли все, кому не лень: молодежь и пенсионеры, дети, собачки и младенцы в кенгурушках, с которыми очень хотелось поменяться местами. Таня жизнеутверждающе пыхтела рядом и всячески меня подбадривала. Я же про себя материлась на чем свет стоит и пела патриотические песни. К сожалению, фотографий этой лестницы предоставить не могу, ибо я была в том состоянии, когда не до фотографий, потому как материться и фотографировать одновременно у меня плохо получается. Когда запас ненормативной лексики иссяк, и никакие "броня крепка..." и "врагу не сдается..." уже не помогали, я подумала, что все, с меня хватит, сняла с груди воображаемый орден и решила умереть окончательно. Но доставлять радость врагу, скончавшись на ступеньках, я не собиралась, с трудом дотащилась до огромного валуна, забилась за него и прикрыла глаза. Но вот мимо пробежал мужчина, тяжело бухая ботинками по лестнице, прошли, щебечущие о чем-то девичьем две подружки немки, процокали палки о ступеньки, кто-то привалился к камню, тяжело и надсадно дыша... Умереть человеку спокойно нельзя, прямо не гора, а проходной двор! Внутренний голос взывал к морально-волевым: "Соберись, тряпка! Ишь чего удумала! Еще и новые ботинки сносить не успела, а уже умирать собралась. У тебя же планов громадье и треков не хоженых в тетрадочке два листа мелким почерком. Быстро оторвала зад и на штурм!" Да еще и Таня подключилась: "Ну все, Надюха, поумирала немножко и хватит. В конце концов мы и не в такие атаки ходили!" - и напомнила про сто миллионов ступенек горы Хуашань. Тут до моего организма дошло, что в покое его все равно никто не оставит, мобилизовал силы, и я рванула торпедой к вершине. Быстренько победив последнего врага на своем пути, мы вырвались из зоны леса на каменистое плато, где народ устраивался отдыхать после непростого подъема. Мне отдыхать уже не хотелось. Я снова стала замечать мир вокруг себя, видеть прекрасное и рвалась в бой. Через несколько минут легонькой прогулки нежданно-негаданно, можно даже сказать, вдруг откуда ни возьмись... появилось препятствие сведения о котором в прочитанных нами отчетах не попадались. Главное, что это были не ступеньки, а никакие другие туристические трудности не способны выбить меня из седла. Я ужиком скользнула вниз и оглянулась. Таня сидела наверху в позе горного орла, обозревала окрестности и оценивала степень грозящей опасности. Народ, в своем стремлении увидеть, наконец, долгожданный утес напирал со всех сторон, и пока кто-нибудь случайно не помог ей спуститься, я стянула подругу со скалы. Говорит, что резковато. Прости, Танюха, было не до сантиментов. И снова легкая тропа стала радовать видами. Солнышко, реабилитируясь за дождливые дни, совсем разгорячилось, и нас неудержимо потянуло туда, где расплескало свои синие воды небольшое горное озерцо. Мы нашли свой островок спокойствия и присели на нагретый лучами камень. Очень хотелось скинуть с себя все и, нарушив покой озерной глади, поплавать шустрой рыбкой в прохладных водах. Но тут я вспомнила, что плавать не умею и рыбкой быть передумала. Еще немножко по плато с травянистыми островками и мы у домика спасателя, где на секунду показалось, что пока я умирала и мечтала быть рыбкой, скалу каким-то чудесным образом перенесли на Невский проспект. Дааа, давно мы не видели столько народа. О занятиях спортивным ориентированием на этом треке можно смело забыть, по крайней мере в хорошую погоду. После домика уже рукой подать до мостиков, которые сердобольные норвежцы соорудили в особо опасных местах для того, чтобы никто из туристов не попрощался с жизнью раньше времени. Бодро прошествовав по деревянным дощечкам, мы, наконец, вышли на финишную кривую - тропа, извиваясь вдоль фьорда, стала показывать картинки, вылившиеся в бесконечное число фотографий. И вот он - красавчик Прекестулен. Издав радостные вопли, мы ринулись к плоской площадке. Что там творилось! Больше сотни утомленных солнцем и треком восхожденцев сидели, лежали, ели, пили и щелкали аппаратами. Взвизгивали и смеялись дети, чинно выгуливали хозяев собачки, еще куча народа зависло на ближайших скалах с видом на Люсе-фьорд. Это не считая тех, кто был уже на подходе. Сделав положенные фото, мы уселись отдыхать и восполнять энергозатраты. Вообще-то, изначально мы собирались залезть повыше, но густота туристического присутствия зашкаливала и мешала вписать знаменитый утес в окружающий пейзаж. Может с нами что-то не так, но не любим мы делить красивости с таким количеством народа. Вместо этого мы нашли местечко, где я смогла таки удовлетворить свою подсознательную тягу к экстриму и полюбоваться пейзажем болтая ножками в пустоте. Путь обратно по традиции прошел веселее и вскоре мы уже за обе щеки уплетали сочные хот-доги в кафешке у озера. В Ставангере нас ждал поезд до Осло, точнее, это мы его ждали на лавке у озерца, ведь возвращаться нам было некуда, из отельчика выселились еще с утра, а гулять в жару по городу в ботинках и с рюкзаками - удовольствие далекое от экстаза. Еще полтора часа поошивались в тоскливом ожидании с чемоданами на вокзале, поэтому, когда подкатил поезд, и на перрон вышел проводник, мы обрадовались ему как родному. Наконец-то нас встретят, посадят и спать уложат. Вообще-то, первоначально в моем гениальном плане стояла ночевка в Ставангере, чтобы не с корабля на бал, то есть не с горы и прямо в поезд, а помыться, отдохнуть и все такое, но Таня была непреклонна и быстренько купила два билета на ночной поезд. Вскоре выяснилось, что хватило бы одного, так как цена на сайте указана за двухместное купе. Что-либо менять было уже поздно. Так каждая из нас обзавелась отдельной жилплощадью на ночь. Вышло даже к лучшему, потому как спать в этой конуре вдвоем можно, а вот перемещаться только по очереди. Про цену на билеты мы уже дано забыли, зато ехали как королевы. Мы еще немного постояли у окна в коридорчике, грустно провожая город и окрестности, а затем разошлись по купе и уснули раньше, чем закрыли глаза.
  7. Елена, как здорово, сколько всего интересного Вам удалось посмотреть! Спасибо. Взяла на заметку и еще раз убедилась, что Норвегия из тех стран, где всем найдется занятие по вкусу: и любителям походить по горам, и тем, кто хочет спокойного созерцательного отдыха, и с культурными достопримечательностями полный порядок, лес и рыбалка опять же. Очень жаль, что этот мелкий засранец, я имею ввиду вирус, погубил отпуска. У нас тоже рухнули планы. Ах, какие это были планы! Но мы стараемся не грустить и верим, что скоро все наладится. Снова откроют границы, и все мы опять будем возвращаться в полюбившиеся страны и открывать для себя новые. А сейчас самое время крутить глобус, мечтать и строить маршруты на светлое будущее. По крайней мере, я этим и планирую заняться, когда, наконец, допишу свой отзыв.)
  8. Спасибо. В мое первое попадание в город в рамках тура усадьба Грига состоялась - это хорошо, но свободного времени было совсем не много - это плохо. Нас буквально разрывало, то ли рыбку съесть, то ли на гору залезть. В этот раз тоже не все планы удалось осуществить. Но что касается городов, я никогда не переживаю, что не успела посетить ту или иную церковь, музей или замок барона Какогототамхаузена, а вот срыв природных бродилок меня удручает. Но Вы правы, в Берген хочется возвращаться. Чем-то цепляет этот город дождей. Город белых домиков. Вторник 23 июля. Не сильно стесняясь за шведским столом, мы наели на сумму большую, чем заплатили за номер, собрались и направились на автовокзал, где погрузились на автобус до Ставангера. Путеводители клянутся, что маршрут потрясающе красив, но мы, к сожалению, его по достоинству оценить не смогли. Дождь и туман играли в пятнашки, то и дело догоняя друг друга и мешая рассматривать заоконные пейзажи. Поняв, что кина не будет, мы дремали, лишь когда автобус забирался на паромы, открывали глаза в надежде, что дождь с туманом куда-то делись, и бежали на палубу фотографировать. Нет, не делись. Они то поочередно, то вместе сопровождали всю дорогу, только под конец пути нужные лица в небесной канцелярии услышали наши мольбы и сжалились над парочкой взгрустнувших туристок. Стоило автобусу заехать на ставангерскую землю, как небо резко очистилось от туч, как будто какой-то тролль рукой смахнул с него всю серость, как крошки со стола. Ура-ура! Нам улыбалось солнце! Мы снова попали в лето! К слову сказать, в отличии от Осло и Бергена в Ставангере мне бывать не доводилось, но в этот самый момент я поняла, что мне здесь точно понравится. А кому бы не понравилась такая теплая встреча? Таня долго выбирала из отелей и хостелов города тот единственный, которому нам предстояло отдаться. В соревновании за лучшее месторасположение и самую низкую цену победил маленький отельчик, находящийся не далеко от центра рядышком с Церковью Святого Петра. Дело было вечером, делать было нечего, кроме как испив чайку с дороги, отправиться в пешеходный вояж по городу. На дальние достопримы в виде Мечей в скале, а так же посещение музеев консервов и нефти не замахивались, решили просто неспешно погулять и насладиться первым по-настоящему летним за последнее время деньком. Четвертый по величине город Норвегии начали осматривать с дивного парка и озера Брейяватнет в центре которого шпиндиляет фонтанчик, а у берегов плавают белоснежные лебеди. Вокруг озера тесным кольцом расположились старинные постройки, которые приведены в идеальное состояние и работают магазинами и ресторанами. Им в затылки дышат современные дома, которые стали активно строиться после чудесной находки нефти в Северном море. Это важное событие произошло 1969 году, именно тогда Ставангер из небольшого рыбацкого городка, зависимого от добычи селёдки, стал одним из самых богатых городов Европы и получил почетный статус нефтяной столицы. Погуляв возле озера и посмотрев, как малышня кормит лебедей, по дорожкам чинно прогуливаются владельцы собак, бегают спортивные дамы, изящно лавируя между мамочек с колясками, а новоявленная норвежка пасет чаек и голубей, мы двинули по направлению к гавани. Несмотря на все возможности для строительства современных зданий, город не забывает о своем прошлом. Примером сохранности исторических ценностей служит Кафедральный собор святой Троицы. По легенде, местного тролля раздражал колокольный звон. Однажды он психанул, взял огромный булыжник и бросил в церковь. Тролль оказался не слишком метким, и камень пролетел мимо, а на месте его падения образовалось озеро, где мы только что гуляли.Честно говоря, в тот момент я даже не вспомнила, что собор - большая древность. Начали его строить еще в седых 1100 годах, что делает его старейшим в Норвегии. А мы как-то слишком резво проскакали мимо и уделили собору ровно столько внимания, сколько требуется на одно фотографирование. Теперь такая непочтительность к исторической достопримечательности лежит камнем на сердце и несмываемым пятном на моей туристической репутации. Вскоре мы оказались на Рыночной площади. На большом открытом пространстве рабочие мастерили сцену и собирали другие временные постройки - город готовился к завтрашнему Фестивалю еды. А вот за рынком нам открылся замечательный вид на гавань, замысловатый памятник из фрагментов и запчастей уже списанных кораблей, который установили в память затонувшим и отслужившим свое судам и прозвали в народе "Креветкой" за свою форму, а так же живописные домишки, что удачно прикидываются, будто им по 400 лет. Конечно же это не так. По-настоящему старых построек из-за многочисленных пожаров в Ставангере не сохранилось. Зафиксировав великолепную картинку из корабликов и яхт, качающихся в такт волнам, отдыхающих на ступеньках туристов и красочных домиков, окаймляющих местную бухту, мы продефилировали по набережной с большим количеством ресторанчиков и углубились в чудесный квартал с белой деревянной застройкой. Здесь не стоит искать архитектурных изысков, нужно просто гулять, ведь подлинная норвежская архитектура, на самом деле, очень проста, и в этом есть своя прелесть. Квартальчик представляет из себя довольно милую часть города, где на покрытых брусчаткой и утыканных городской скульптурой улицах стоят невысокие домики, похожие друг на друга, как братья. Их нижние этажи заняты многочисленными сувенирными магазинчиками и кафешками. Изюминкой квартала является улица из домиков, словно сошедших с картинок из детской книжки. В отличии от своих белоснежных соседок она радует глаз яркими цветами. Вообще-то по закону в городе нельзя менять фасады, и только несколько лет назад открылась парикмахерская, стены которой выкрашены в розовый цвет. Приезжий предприниматель таким образом проявил креативность и, добившись разрешения властей, перекрасил здание, чем привлек внимание клиентов. Постепенно его идею подхватили и соседи. Вскоре разноцветная улица сама по себе стала достопримечательностью, фото которой делают все гости нефтяной столицы. Перебравшись на другую сторону бухты, мы отправились поглазеть на дорогие домики зажиточных бюргеров, на их гладко выстриженные газончики и аккуратные улочки из шедевров простоты и эстетики. Это я сейчас о Гамла Ставангере. Если до этого момента город мне просто нравился, то в Старом Ставангере я влюбилась в него окончательно и бесповоротно. Это сказочное местечко, пахнущее спокойствием и благополучием, даже на закоренелых скептиков напустит романтизма, а уж тонкая натура вообще способна слететь с катушек. Вот моя нежная женская психика и не выдержала этого белого в цветочках уси-пусичного великолепия. Мне хотелось бегать от домика к домику, обниматься и фотографироваться с каждым из них. А ведь когда-то Гамла Ставангер не был престижным районом. Деревянные домики, такие миленькие в наши дни, 200 лет назад строились как трущобы для самых бедных слоев населения, в основном для рыбаков, где на площади в 80 квадратных метров проживало до 20 человек. Не трудно догадаться, что могло происходить в квартале для бедноты. Наверняка здесь играли, кутили и занимались разными предосудительными вещами. Но мне было все равно, что тут творилось раньше, когда мои глаза видели игрушечные домики, скамеечки среди аккуратно подстриженных кустиков, цветочки, крылечки, заборчики, котиков ... мимими. Старый Ставангер очаровал с первых же шагов, а голова моя во время прогулки чуть не открутилась, поворачиваясь на 360 градусов. Жалко, что большое количество пожаров не позволило сохраниться самым первым домикам, поэтому теперь приходится довольствоваться 173-мя деревянными постройками конца 18 - начала 19 веков. А ведь этой красоты мы вообще могли бы не увидеть. После Второй мировой войны почти все члены комитета высказались за уничтожение деревянных трущоб. Против был только главный архитектор города Эйнар Хеден. Он и отстоял, ставший теперь очень, очень дорогим, район. Говорят, чтобы купить здесь домик понадобится не меньше миллиона норвежских крон. Похоронив мысли о приобретении здесь недвижимости, мы разжились продуктами на ужин и под большим впечатлением от города вернулись в отель, где все время до сна морально готовились покорять Горошину. Орден горной козы первой степени. Среда 24 июля. Проснулись в боевом расположении духа. Солнышко на небе принесло замечательную весть о чудесной погоде. Ура-ура! Дождь не собирался омрачать исполнение еще одной моей норвежской мечты - постоять на камне Кьерагболтен, он же Горошина. В это место я влюбилась по картинке с первого взгляда и со второго, и с третьего. Мы быстренько позавтракали, закинули в рюкзаки провиант и поспешили на автовокзал, где уже кучковались безлошадные туристы, которые решили выглянуть за пределы нефтяной столицы, чтобы воочию убедиться в наличии хваленого булыжника. Группа собралась, расселась, и автобус помчал нас к началу тропы. Билеты были куплены заранее на туристическом сайте, который обещал, что автобус довезет нас до Орлиного гнезда, подождет шесть часов и вернет, откуда взял. Первую половину пути дорога радовала глаз фирменными норвежскими красотами. А потом все изменилось. Нет, хуже не стало. Было тоже очень красиво, но уже по другому. Местами поблескивали, отражая небо, небольшие озерца, местность потеряла остатки деревьев и стала каменистой, между огромных валунов разлеглись лишайники, а на бугристых поверхностях гор зазеленели пятна мхов. Такую Норвегию мы давно не видели и, невольно залюбовавшись, не заметили, как добрались. И вот оно, начало тропы на Кьераг. Сколько отчетов про этот камень прочитано, сколько фотографий пересмотрено! Дело за малым - дойти до него, докарабкаться, а если понадобится, то и доползти. С комсомольским задором мы двинули к первому подъему. Увидев цепи, Танин задор слегка поугас. "А нам это точно надо? - спросила она - Может погуляем тут у ресторанчика и будет с нас?" Я вспомнила, как по дороге из Гъендесхайма в Лом подруга сказала: "Надя, если я когда-нибудь буду говорить, что чего-то не могу, напомни мне про Бессеген." Самая пора была напомнить и придать Тане нужное направление, ибо назвался груздем.... Из искры снова разгорелось пламя, и мы решительно ринулись на штурм. Первые шаги дались не легко. Дааа, я вполне могу представить, каково это - покорять Горошину в плохую погоду, но нам безрассудно, безумно, волшебно повезло. Погожий денек и правильная обувь сделали свое дело - мы постепенно приноровились, вошли во вкус и первый подъем одолели достаточно лихо, даже умудрившись обогнать несколько человек из нашей группы, ушедших на маршрут раньше нас, чем сильно гордились. Воодушевленные удачным началом, в темпе рок-н-ролла мы спустились в долину Литле Стурдален. Долинка оказалась маленькая - два раза тапком кинуть и отличалась заметной живописностью по сравнению с окружающими ее лысыми бараньими лбами с редкими клочками травы. На ней тут и там блестели лужицы, образованные талой водой, а посередине протекал бурный ручей, через который был любовно перекинут деревянный мостик типа настил. Мы вообще заметили, что не зарастающая народная тропа на Кьераг обустроена по последнему слову хайкинга: и ступеньки тут есть, и мосточки, и гирлянды цепей. Все для того, чтобы туристы поменьше напрягались на пути к своей круглой мечте. Прогулявшись по долине, мы с воинственным видом двинули на второй подъем. Горка как горка, даже говорить не о чем. А вот долина Стурдален порадовала. Она была живописней предыдущей и располагала к себе озерцом, из которого можно пить, не опасаясь стать козленочком, а так же избушкой спасателя, где мы потеряли добрую часть группы. Что вы! Боже упаси! Все остались живы. Перед третьим подъемом народ отдыхал там и сям. У нас же весь трек было такое чувство, что ночью в копанию к имеющимся уже шилам незаметно заползло по энерджайзеру. Испив водички, мы рванули к третьему и последнему подъему, который, по нашим ощущениям, показался самым трудным. Я даже знаю почему - от взятого темпа энерджайзеры немножечко разрядились. Но это не помешало нам обойти всех и мысленно водрузить триколор на кругляше. Видите, видите?! Мы выигрываем! Причем без всякого допинга. Ориентируясь по башенкам с красненькими буковками мы дошли до ущелья, попрыгали там по камням, перелезли через здоровенный валун и уже через полтора часа, ну, ладно-ладно, через час тридцать пять от старта оказались на небольшой, зажатой скалами полянке перед Горошиной, по форме скорее похожей на яйцо. Народу на полянке - по пальцам сосчитать, причем одной руки и, судя по расслабленным позам, уже отфотографированные. Наши еще не подтянулись, но уже на подходе. Надо поторопиться. Залезли повыше, заглянули за скалу - то же яйцо, только в профиль и падать, вроде, пока не собирается. Воспользовавшись никому не нужной тропинкой я шагнула на камень. Что сказать? Ничего такого, что порой описывается в отчетах, не почувствовала. Не было дрожащих коленок, головокружения и тому подобного. По деловому зашла, сфоткалась, в воображении повесила на грудь орден горной козы первой степени и вышла. Причем ходила я на него два раза. В первый, видите ли, я себе не понравилась на фото. Руки вверх и не как будто в полете, а будто иду сдаваться, футболочка как-то не так задралась... Девочки, такие девочки. Второй раз я уже шла на камень как к себе домой. И, та-дам! Вот она я - красопетовка. В тот момент я чувствовала себя самой счастливой в мире, нет, во вселенной. Таня на Горошину лезть не собиралась изначально. Что ж, ее право. Мы нашли удобный камень и, наконец, приземлились. Горный воздух и восхождение дали о себе знать чувством легкого голода - энерджайзеры нуждались в подзарядке. Пока перекусывали, "поломники" шли нескончаемой чередой. Вскоре на полянке стало шумновато и тесновато, а тропинка на камень начала пользоваться большой популярностью. Мы благородно уступили место прибывшим, немного потоптались на площадке, где все туристы делают это - фотографируют Горошину с людьми и без, и отправились в обратный путь. На обратном пути подъемы поменялись ролями со спусками. Если подъемы стали небольшие и ступенчатые, то спуски - еще тот аттракцион, где несколько раз с криками: "Ё-хо!"- были осуществлены веселые покатушки на пятых точках. Да, это был единственный трек, где мы не использовали палки, за что коленки нас потом тихо ненавидели, но это того стоило, честно. Спустившись, мы решили наградить себя за крошечный подвиг в масштабах мирового скалолазания и направились есть вафли. Вообще-то мы шли за колой, но увидев вкусняшку не смогли удержаться. Пока трапезничали, я вспомнила эпизод случившийся во время подготовки. Как-то раз, мама, увидев наши с котом вечерние посиделки перед ноутбуком, желая пошутить, спросила: "Куда на этот раз? Не иначе в какое-нибудь далекое африканское племя?" "Что ты, мамуль,- ответила я,- мы с Таней в Норвегию собираемся. Вот, сижу, картинки рассматриваю." "Ну-ка - ну-ка",- сказала она и, наклонившись над столом, воззрилась на монитор, где в это время красовался мужичок на Кьерагболтене. Что тут началось! Побледнев, мама припомнила мне все: и наводнение в первую китайскую поездку, и землетрясение во вторую, и мое возвращение на костылях из приключений по нашему северу..., и почему-то даже "оранжевую революцию" в Киеве, куда меня занесло в это время по работе, после чего заявила, что на мои приключения у нее закончились нервные клетки, и, если я не откажусь от идеи залезть на этот камень, в Норвегию меня отпустят только через ее - мамин, труп. Пришлось, скрестив пальцы, поклясться, что ни-ни, ноги моей на Горошине не будет, даже если меня станет об этом умолять сам Харальда V, даже если слезно, даже если на коленях. Никогда, слышите? Никогда не рассказывайте и не показывайте мамам, какие опасности вас могут подстерегать в путешествии, пусть родительские нервные клетки отдыхают в счастливом неведении, мамы и без этого за нас всегда волнуются. Утерев губы салфетками, мы присоединились к овечкам, дополняющим собой и без того не плохой пейзаж, и мирно паслись на улочке в ожидании автобуса. Вернувшись в Ставангер, была мысль ополоснуться и пойти еще погулять, но после душа стало как-то лень. Мы поужинали, зашли в интернет и принялись отдыхать. А назавтра нас ждал "последний и решительный бой".
  9. Город с брендовым дождем. Понедельник 22 июля. Опыт проживания в кемпингах понравился нам чрезвычайно. Мы временно становились хозяйками пусть и не большого, но отдельного и по большей части уютного жилья, и вот все это закончилось. Мы прощались с нашим последним по маршруту домиком, дальше ждали только отели и хостелы. Было грустно. Покапав слезами на крылечко, мы пошли на остановку, где вскоре погрузились в автобус. Мы уже в третий раз ехали этой дорогой и любовались шикарным водопадом Фуруберфоссен, что переводится как "водопад сосновой горы", а вот заснять его без мокрых дорожек на окнах получилось только сейчас. Посмотрите, какой красавец. Как вы уже, наверное, догадались, мы снова ехали в Розендаль, но не для того, чтобы еще раз сходить в гости к борону Розенкранцу, а чтобы сесть на катер до Бергена, билеты на который были куплены еще дома. Вообще-то, в попытках воткнуть в маршрут максимум природы и ограничится минимумом городов, из первоначального плана были безжалостно вычеркнуты три из них, но на Берген рука не поднялась. Для многих город, основанный в 1070 году королем Олафом Тихим, становится воротами в фантастический мир фьордов и первым этапом погружения в дикую природу Норвегии, а для нас он стал возвращением в мир цивилизации. Фотографий этого заплыва у меня почти нет, а все потому, что погода была препротивная - сильный ветер, холодрыга и темное небо, не оставляющее никакой надежды на появление солнышка. Мы честно предприняли пару попыток выйти на открытую палубу, но боялись быть унесенными ветром вместо Бергена на Шпицберген. Через стекло фотографировать было не так интересно, и в тепле под тихое урчание посудины потянуло в сон. Даже не то чтобы потянуло, а свалило наповал. Глаза открылись только когда за окнами стали проплывать разноцветные домики знаменитого квартала Брюгген. Так что можно сказать, что в Берген мы телепортировались. Если кто не знает, Берген - второй по величине город страны, бывшая столица, порт, культурная столица и, если верить бергенцам, один из самых дождливых городов в мире. В общем, вы уже поняли, что Берген - это типа Питер, но только в Норвегии. Про самый дождливый в мире утверждать не берусь, наверняка есть местечки и помокрее, но если в Питере дождь - это просто дрянная погода, то в Бергене дождь - это бренд. Говорят, что можно даже увезти местный дождик с собой в виде баночки с осадками из сувенирной лавки. Неплохой такой бизнес, главное и делать-то ничего не надо, только успевай банки подставлять, само с неба льется триста дней в году. В поддержку бренда бергенцы избрали символом города - зонтик и сочинили соответствующий анекдот: Приезжает как-то турист в Берген. Идёт дождь. Гуляет по нему день, другой, третий, неделю - дождь всё не прекращается. Вышел на улицу, остановил местного мальчугана и спрашивает: - Слушай, мальчик, а у вас тут солнце хоть когда-нибудь бывает? - Бывает, - кивает мальчишка, - только я его ещё не видел, слишком маленький. Мне всего 10 лет. От пристани мы быстренько добрались до Скандика, номер с завтраком в котором Таня отхватила за недорого на Букинге, привычно пристроили вещи и, пока Берген не опомнился и не стал поливать нас своим брендовым дождем, направились посмотреть на местные достопримечательности. Программа дня была проста донельзя: прогулка, неспешное созерцание и никаких музеев. Поселились мы не далеко от исторического центра, поэтому масштабных розыскных работ проводить не пришлось. Все было рядышком: озеро Лилле-Лунгегордсванн с парковой зоной, скульптурами, фонтанами, дорожками, скамейками и памятником Эдварду Григу. Чуть дальше, можно попрыгать по камушкам возле памятника второму именитому уроженцу Бергена - скрипачу и композитору Оле Буллю, напротив которого расположилось здание национального театра, а слева возвышается красная громада Собора Святого Иохана. Двигаясь по широкой пешеходной Торгаллменнинген к центру, невозможно пропустить памятник морякам, олицетворяющий вклад норвежцев в освоение океана и скульптуру Бездомного, созданную местной церковной миссией. А тут уже два шага до Рыбного рынка, который, как я помнила, должен ломиться от всяких морских гадов. Ага, так и было. Под зонтиками расположились лотки со свежей рыбкой, целыми горами креветок, разного размера и наружности ракообразных, мидий, гребешков, устриц..., которыми бойко торговали люди, судя по цвету кожи, рожденные вдалеке от севера. Хорошо, что мы уже не такие дикие, как во времена селедки из бочки и килек в томате, да, забыла, еще и шпрот по великим праздникам. Сейчас мы можем смотреть на это изобилие достаточно спокойно и даже с умным видом рассуждать: "А те вчера по пять были ооочень большие." Покрутившись у прилавков и прикупив по огромному бутерброду, мы отправились осматривать местную гавань, где нас интересовали парусники - в город пришла международная регата учебных парусных судов. И вот мы уже на набережной, которая тут же поглотила своим разноликим суетливым потоком. В этот прекрасный июльский денек по случаю праздника местное население и понаехавшие надели свои лучшие куртки и отправились смотреть суда. Ещё бы! Не каждый день выпадает возможность увидеть своими глазами цвет парусного флота мира. Парусники из Польши, Болгарии, Румынии, Испании, Италии, России..., швартовы, намотанные на кнехты, флажки, трепещущие на ветру, веселые юные матросы и серьезные офицеры в парадной форме, музыка... Можно было совершенно бесплатно подняться на борт любого парусника, пообщаться с членами экипажа, поглазеть на всякие непонятные, но безусловно нужные штуковины, сплясать Яблочко, ударить в рынду, постоять у штурвала... Малышне тоже некогда было скучать. Под присмотром родителей они мастерили свои суда и отправляли их в "дальние странствия". Ну кто же в детстве не мечтает уплыть под парусами к далеким берегам, как дети капитана Гранта, как храбрый мальчуган Джим Хокинс отправиться к неизведанным островам искать сокровища пиратов или принять участие в регате на яхте ...БЕДА в компании веселых Врунгеля и Лома. А вот и наш красавец - один из самых быстрых парусников в мире большой трёхмачтовый фрегат Мир. Мой земляк, между прочим. Принадлежит он Санкт- Петербургской государственной морской академии имени адмирала Макарова. Мир является символом морского Петербурга. С момента спуска на воду в 1987 году он неоднократно занимал призовые места на самых престижных парусных регатах. Самым знаменательным событием было участие фрегата в международной гранд регате Коламбус-92, посвященной пятисотлетнему юбилею открытия Америки Христофором Колумбом, где Мир пришел к финишу абсолютным победителем. Конечно же мы не могли отказать себе в удовольствии прогуляться по до блеска надраенной палубе парусника, дать волю своим внутренним морским волчицам и в мечтах отправится навстречу горизонту, ловя попутный соленый ветер поднятыми парусами, а так же сделать много фото на палубе легендарного судна. Разве не здорово? Вдоволь насладившись парусниками, мы отправились дальше изучать достопримечательности. Изучать пришлось быстро, погода потихоньку приходила в характерное для города состояние. Мы резво проскакали по крепости Бергенхус, заложенной еще в средние века, но рухнувшей от взрыва корабля нашпигованного взрывчаткой в 1944 году. В следствии чего от первоначальных строений остались лишь фрагменты фундамента. После войны были воссозданы два сооружения на территории крепости - башня Розенкранца и дворец короля Хокона Хоконссона в стиле английской готики. И, наконец, подобрались к опекаемой ЮНЕСКО визитке Бергена - кварталу Брюгген. Эти яркие домишки смотрят с обложек практически всех путеводителей, открыток и сувениров в виде кружек, магнитов, футболок... Городская набережная сформировалась в 14-15 веках и носила прозвище Немецкой: почти все тогдашние здания служили офисами и жилищем ганзейским купцам. За их фасадами скрыт небольшой мирок из лабиринтов улочек, которые манят своей таинственностью, запахами ресторанчиков, звуками ремёсел, сувенирными лавками и туристической сутолокой. Деревянные мостовые и отсутствие просветов между домами вызывают особые ощущения окружающей нереальности. Бродить тут одно сплошное удовольствие. Этот торговый средневековый квартал, пожалуй, самый лакомый кусочек Бергена: деревянные дома почти смыкаются крышами, поддерживают друг друга руками-лестницами, полный архитектурный хаос из надстроек, балконов, мансард и переходов... Можно представить, как ганзейские купцы наслаждались жизнью в своём собственном отдельном квартале, хотя жизнь без света, отопления и женской ласки назвать наслаждением, конечно, трудно. За свою историю деревянный ганзейский квартал горел не раз. В пожаре 1702 года погибли почти все дома, так что нынешним разноцветным домикам максимум три века. Подвалам больше - многие дома были построены на старых фундаментах. Последний крупный пожар случился в 1955 году, после чего нашлись умники, которые предлагали разрушить то, что не догорело и возвести что-нибудь современное. Как хорошо, что их тогда никто не послушал, и домики были заботливо восстановлены. Теперь сложно понять, что из этой живописной мозаики аутентично, а что построено сравнительно недавно. В одном из двориков нашелся памятник сушеной треске, вырезанный из ствола огромного дерева. Увековечили рыбку вполне заслуженно, так как именно на ней и строилась вся торговля Бергена. Да, совсем забыла сказать, что Берген переводится как пастбище или луг среди гор. Местные утверждают, что луг. Ну луг так луг. Но вот это самое "среди гор" гарантированно обеспечивает городу повышенную сырость. Бергенцы уверяют, что гор тут целых семь, на две из которых можно подняться за несколько минут. Ближайший к Брюггену фуникулер Флёйбанен, представляющий из себя вагончик ползающий по рельсам туда-сюда, быстренько доставляет всех жаждущих на смотровую площадку на высоте 320 метров. Мы тоже жаждали, правда в отсутствии солнышка было понятно, что на очаровательную яркую картинку рассчитывать не стоит. Но мы все же поднялись и даже что-то увидели. Вообще-то, наверху, кроме любования с горы, намечалась прогулка до озера, где среди природных пейзажей мы хотели посидеть и уничтожить по купленному на рынке бутерброду, но тут небо собралось с силами и брызнуло своим брендовым дождем. Какие уж тут посиделки? Воспользовавшись символом города, мы порысили вниз по сползающим к морю улочкам, мимо ярких и аккуратненьких домиков, теснящихся друг к другу, с маленькими садиками, газончиками и горшочками цветов. Этот район вырос в середине 19 века, с тех пор стоит себе спокойно. Кажется, что он остался в стороне от двух мировых войн и взрыва, снесшего добрую половину Нижнего города. А дождь, между тем, разошелся не на шутку. Он лил, когда мы спускались с горы, лил, когда мы бежали мимо маленькой площади Торгет с мокрым норвежско-датским писателем Людвигом Хольбергом, не собирался заканчиваться, когда мы ввалились в отель и всю ночь с силой барабанил по стеклу. Есть такая поговорка: "Если вы не увидели город в дождь, то вы не увидели настоящий Берген". Так что Берген у нас получился самый что ни на есть настоящий, а ни какая-то там подделка, типа Луи Виттона с Апрашки: с настроением праздника, очаровательными картинками, прогулкой с зонтами под брендовым дождем и здоровенными бутербродами с рыбного рынка.
  10. Это ни в коем случае не укор, а скорее крайнее удивление. Разумеется, каждый волен путешествовать так, как ему нравится. Мы, например, с нашим умением находить приключения на ровном месте, точно не поехали бы туда - не зная куда. ) Согласна, ситуации бывают разные, и все предусмотреть невозможно. Но я даже представить не могу, какая такая ситуация помешала бы мне, я уж не говорю выучить название нужного места или записать на бумажку, хотя бы поставить точку на карте. Понятно, когда она непредвиденная и приходится что-то срочно решать на месте, в нашей практике такие имели место, но это явно был не тот случай. "Подождите-подождите, сейчас мы на карте найдем. Вась, ты помнишь, как эта деревня называется? Блин, я тоже. В общем, это где-то здесь. Вы туда едете? Нет? Может вы нас высадите хотя бы тут?" - вот примерно такой был диалог, вернее, монолог, потому что водитель не понимал, чего от него хотят эти люди, и мечтал поскорее от них избавится. Такой формат путешествий, лично для нас, не приемлем. Некий авантюризм, безусловно, должен присутствовать, но в разумных пределах, как мне кажется. А в деревне Гадюкино дожди. Суббота 20 июля. Проснувшись, метнулись к окну. Дождя не было - уже праздник. Позавтракав и сложив чемоданы, мы оставили ключи на полочке в коридоре и покинули деда по-английски. Через полчаса были уже в Сундале, где нас никто не ждал. Домик ресепшн был заперт. Мы постучали в дверь, покрутили ручку, призвали на помощь Сизам, который тоже ни чем не помог и, оставив чемоданы на пороге, пошли бродить по кемпингу. Догуляли до фьорда, потаращились на манящий к себе ледник Боннхусбреен, посмотрели на номера машин, по которым можно было изучать географию, нашли среди них наши и душевно поболтали с парой из Подмосковья. Вскоре прибежала маленькая сухонькая старушонка с забавными кудельками на голове и отперла дверь. Помахав у нее перед носом бумажкой с бронью, мы изъявили желание заселиться. На что бабулька ответила, что она тут так, на подхвате, сейчас приедет сынуля и все порешает. Минут через пятнадцать приехал сынуля - здоровенный детина под два метра ростом, который нас обрадовал тем, что домик еще занят, мы можем до поры до времени идти на все четыре стороны, ключ оставят торчать в двери, а чемоданы в домик занесет мама. Ага, хотели бы мы на это посмотреть, старушка ростом была чуть выше моего чемодана и весила примерно столько же. В Сундале в качестве активности намечались треки по национальному парку ледника Фольгефонна к двум его языкам. Мы-то могли намечать что угодно, но погода строила свои планы. Не успели мы пристроить в каморке вещи, как небо громко треснуло и в образовавшуюся прореху хлынули мощные потоки воды. "Хорошо, что мы не успели уйти на маршрут"- глубокомысленно заметила Таня, наблюдая за апокалипсисом. Стало понятно, что ледник нам и в этот раз не светит. Сундал хоть и симпатичное местечко, но все же деревня. Делать там весь день совершенно нечего, там даже магазинов нет, чтоб развлечься и хоть как-то убить время, но на такой случай у нас был план Б. Мы решили немножко приподнять свой культурный уровень и съездить посмотреть на самый маленький замок Скандинавии. Видимо, дождевые тучки cели нам на хвост, потому что двигались в том же направлении что и мы, и дождик сопровождал нас большую половину дороги, уныло стекая по оконному стеклу. В Розендаль - городок куда мы приехали, он еще не добрался, но, судя по всему, ждать оставалось не долго. От остановки до главного аттракциона - дворца борона Розенкранца около километра, поэтому мешкать не стали, а в темпе лезгинки пошли к цели визита, попутно фотографируя понравившиеся картинки. За вход на территорию просили денег, но девочка трогательно стала объяснять зачем и почему. Мы ее послушали, ни фига не поняли, но для борона Розенкранца нам было ничего не жалко. История Розендаля начинается с 1650-х годов, когда дворянин Людвиг Розенкранц приехал в Берген и встретил на балу Карен Моуотт, единственную наследницу крупнейшего состояния страны в то время. Ее отец был большим землевладельцем и имел более 550 хозяйств по всей западной части Норвегии. В 1658 году молодые с размахом сыграли свадьбу. В числе огромного количества свадебных подарков оказалось и поместье, где в 1665 году пара возвела небольшой дворец Розендаль в стиле характерном для эпохи Возрождения. Через тринадцать лет владение преобразовалось в баронство. Кстати, это единственное в Норвегии баронство. Замок действительно настолько мал, что не составило труда обойти его раз десять. Десятый уже под проливным дождем. Перед замком? Дворцом? Короче, перед домом барона чудесный розарий. Каких только сортов и оттенков роз тут не посажено. Пятачок не большой, но надо знать Таню. Полчаса я таскалась за ней от цветка к цветку и никакие мои слова: "Давай только без фанатизма", - на нее не действовали. Долго ли, коротко ли, но Тане развлекуха надоела, а может тот, кто наверху устал слушать мои матюги и оторвал подругу от этого занятия. Как бы там ни было, с розарием мы наконец-то расстались, но ведь кто-то додумался там еще и огород посадить! Конечно, Тане срочно потребовалось узнать, что растёт на местных грядках, а может быть даже снять пробу. Я почувствовала угрозу опоздать на автобус. В выходные в Норвегии с автобусами засада. До удобного нам рейса было не так много времени, а ведь еще и в магазин надо было успеть, поэтому чудесный парк из-за недостатка времени и достатка дождя обгуляли бодрой рысцой. Посмотрели на башенки, флигели, прудики, мостики. Стукнулись лбами о свисающие чуть ли не до земли яблоки и надругались над кустом малины. Когда культурный фонд нашего сознания занял уже места немножко больше, чем ему в этот день было отведено, мы отправились в магазин. Накупили вкусностей и поехали устраивать праздник живота, ибо лучшее средство от облома для непьющих - вкусный хавчик. Пока мы знакомились с домиком и ужинали, дождь не унимался. Он лил остаток дня, весь вечер и всю ночь, не заботясь о том, что ломает нам весь замечательный сценарий. Воскресенье 21 июля. Утро выдалось не добрым. Проснулись в семь утра под шум капель, весело отбивающих по крыше чечетку. Отодвинув занавеску, неба мы не увидели, дымка полупрозрачной кисеей покрывала дальние виды, а кемпинг был похож на площадку для водного поло, на которой тут и там плавали кемперы и всякие другие машины, а палатки напоминали парусные яхты в заливе Осло-фьорда. Погодный сайт ничего утешительного сообщить не мог, и мы, испив чайку, стали ждать, когда дождь если не прекратится, то хотя бы поумерит пыл. Приученные за две недели к хорошей норвежской погоде организмы были категорически против принятия водных процедур в катастрофическом масштабе, но и отменять еще одну природную бродилку было выше наших туристических сил. Ждали-ждали, ждали-ждали, потом подумали: "Чего сидеть без дела?", - и повторно завалились спать. Проснувшись через два часа, мы обнаружили, что дождь выдохся и взял там-аут, а на мрачном небесном покрывале появились голубые дырочки. Не откладывая в долгий ящик, мы натянули скучавшие в углу ботинки, схватили собранные рюкзаки и решили успеть до очередной порции дождя добежать если не до ледника, то хотя бы до озера Боннхусватн. Простите меня, уважаемые форумчане, но я забрызгала слюной все ваши замечательные фотографии с его присутствием. Умытая дождем асфальтированная дорожка уверенно вела нас вверх по симпатичной деревне. Пейзажи, окружающие ее, тоже были вполне себе хороши. Сундал хоть и не такой раскрученный, как Флом или тот же Гейрангер, сюда пока не ломятся полчища туристов, но с природой ему повезло не меньше. В этом местечке можно встретить одновременно все элементы природной красоты за которыми едут в Норвегию. И горы тут есть, и леса, речка и озеро, фьорд и водопады, национальный ледниковый парк опять же под боком. Жаль, конечно, что нам с погодой не повезло. Но пока дождя не наблюдалось, туман тоже решил отдохнуть по случаю воскресенья и куда-то уполз, оставив только легкие белые облачка отдыхать на поросших лесом зеленых склонах с серыми скальными прожилками. Кусочки чистого неба ширились, вселяя надежду на то, что вскоре жизнь совсем наладится. На краю деревни у заборчика был замечен куст малины. Мы не знали, он чей-то или общественный, может даже грубо нарушили законодательство, может даже что-то там положено за небрежное обращение с кустом, но в течение двадцати минут около него было слышно только наше чавканье и шорох раздвигаемых веток. Объев половину куста, вторую оставили на обратную дорогу и отправились дальше. Вскоре асфальтированная дорожка закончилась. Началась грунтовка. Параллельно бурлила потрясающая порожистая речка. Она то плавно струилась, тая свою мощь, то вдруг взрывалась пенными брызгами в теснинах и качественно шумела. Мы шли по долине Бондхусдален - пути, по которому когда-то вывозили глыбы льда, поэтому маршрут называют "Ледовая дорога". До озера - это простая, не долгая и приятная прогулка. В некоторых отзывах довелось прочитать, что ничего захватывающего дух тут нет. Конечно, в рейтинг чудес света оно не войдет и даже в десятку красивейших мест Норвегии тоже, но как же здесь спокойно и душевно. По мне, так картинка вполне достойна потраченного времени. Хотелось сесть на краю камня и залипнуть от увиденного на полчасика, но как только мы угнездились, достали бутерброды и термоса, пришел дождь. Дождь пришел не один. Он позвал с собой туман, и они вместе принялись портить нам так и не успевшую наладится жизнь. Запив бутерброды чаем пополам с дождем, мы рванули под скалу. К нам под "крышу" то и дело забегали мокрые туристы, что напоминало сказку про гриб, но скала же не гриб и расти не хотела, поэтому места досталось не всем. Подождав, пока дождь немножечко стихнет, и нацепив дождевики, мы решили идти дальше в злобном намерении выжать их этого туробъекта все что можно и еще чуть-чуть. Вдоль озера виляла тропинка на которую, по ее виду, уже вылилась годовая норма осадков. По тропинке бежали потоки воды, превращая ее в безобразное месиво. С маниакальной настойчивостью мы чавкали ботинками по жиже, уже не особенно выбирая куда ставить ноги. Дождевики тоже не добавляли комфорта. Идти в них было жарко, без них - мокро. Да уж, одно дело дома на диванчике читать чужие дождливые отчеты, другое - быть их героями. После двадцати минут такого веселья мероприятие перестало казаться приятной прогулкой. А уж после того как в компанию к дождю и туману подтянулся холодный ветер, мы поневоле стали задумываться о том, что есть более приятные способы проведения досуга. И чего, спрашивается, нам не сиделось в районе горячего чайника и баночки вишневого варенья? Навстречу, стуча зубами морзянку, шел немецкий турист. Он нес дурную весть - дорога у водопада перекрыта. Да-да, мы поняли, но упорно продолжали идти вперед. Кто же верит первому встречному? Немецкий турист посмотрел на нас как на дам с диагнозом и быстро скрылся за деревьями. До водопада мы уже не дошли, а доплыли. Калиточка действительно оказалась закрыта, на ней висела табличка, вещающая о том, что дальше идти опасно, в общем, мы предупредили, а вы как хотите. И если чего-нибудь случиться - сами дураки. А мы уже и не хотели. Тут, у закрытой калитки мы поняли, что все, хватит, ледник нас и в этот раз не дождётся, а он дразнился, показывая свой язык. Тем временем дождь снова усилился, и до деревни мы уже бежали без остановок и отдыха. А вот до кемпинга добежали не все. Таню я потеряла в районе куста малины. Со словами: "Беги ставить чайник, я не долго", - она ринулась обдирать вторую его половину. Долетев до кемпинга, подскользнувшись на мокрой траве и чудом зацепившись за крылечко, я влетела в домик. В процессе переодевания выяснилось, что единственной сухой деталью гардероба остались носки, все остальное было сырым либо от дождя, либо от парникового эффекта, создаваемого дождевиком, а вот ботиночкам спасибо, они вернули в точку старта абсолютно сухие ножки. Наверное Таня чемпионка мира по собиранию ягод, потому как чайник не успел вскипеть, а она уже появилась на пороге вся мокрая, но абсолютно счастливая и со словами: "Сейчас я буду тебя кормить витаминами",- поставила на стол полный термосок ягод. Переодетые в сухое и согретые горячим чаем организмы снова готовы были радоваться жизни и смотреть в будущее с оптимизмом, а малина окончательно примирила меня со смытыми дождем сундальскими планами.
  11. Мокрая Одда. Четверг 18 июля. После вчерашнего так и не пролившегося дождя, встали в надежде, что небесная канцелярия передумала, больше не будет пугать нас плохой погодой и снова сделает солнце. Ага, наивные. Солнце продемонстрировало нам убедительный кукиш и показываться не собиралось. Мрачное рваное небо с серыми прорехами в черном навевало хандру и стойкое нежелание покидать уютные кроватки, но надо было ехать дальше. Выполнив все положенные утренние процедуры, позавтракав и добросовестно наведя марафет в домике, мы направились на автобусную остановку, где благополучно погрузились в автобус до Одды и отправились в путь. Автобус запетлял по узкой дороге вдоль фьорда, по обеим сторонам которой раскинулись фруктовые сады. Деревья, любовно высаженные стройными рядами, тянулись покуда хватало глаз. Как же должно быть здорово здесь, когда весь этот берег-сад цветет и благоухает. Но, как известно, один раз в год сады цветут, и это происходит, к сожалению, не в июле. Все равно было красиво, и мы всю дорогу не отлипали от окна. Начитавшись нелестных отзывов о местном кемпинге, в Одде была забронирована комнатка в гостевом доме, по поводу цены на которую Таня вела длительную переписку с хозяином. В конце концов, достигнув консенсуса, они ударили по рукам, но стоило нам появиться на пороге, как дедуля, оценив обстановку, хищно прищурился и запросил вместо 600 положенных крон за ночь ровнехонько в два раза больше, объяснив это тем, что, дескать, он с одного человека столько просил, а нас-то двое явилось. - Это прикол такой, да? Вообще-то мы девчонки веселые, но сейчас почему-то ни разу не весело. Отдать деду еще 1200 крон мы были не готовы. Пытаясь переварить услышанное, мы представили, как будем бомжевать два дня и у каждого встречного интересоваться, нельзя ли воды попить, а то так есть хочется, что переночевать негде, и по сравнению с такой перспективой две ночи на лужайке в Кинсарвике уже не казались такими страшными. Придя в себя от неожиданной наглости, мы тут же перешли в словесную атаку. - Да ты чего, дед, никак совсем ума лишился? Мы за дом в Гейрангере меньше заплатили, а там у нас было две комнаты, веранда и шикарный вид с горшка. Да и в конце концов мы о комнате в целом договаривались, а не о койке в казарме. Дед округлил глаза и попытался скрыться за полной амнезией, но не тут-то было. Мы уже тертые калачи, и с нами так легко не совладать, как может показаться на первый взгляд. И пусть он заливает, что интернет не работает. Ха! Да у нас вся переписка распечатана. Тыча в бумажку, мы прижали его к стенке, после чего дедуля был морально сломлен и почти физически подавлен. Вытерев пот со лба, дед сбегал в дом и, вернувшись за нами, повел заселяться. В коридорчике выдал ключ и ткнул пальцем в потолок, типа, вам туда. А там жесть! Круче только яйца! Не лестница, а настоящий перпендикуляр, да еще из двух пролетов. Затащить чемоданы и умереть на пороге с боем добытой комнаты? Врешь, не возьмешь! Таскали каждый чемодан вдвоем. Не умерли. Вспотели только немножко. То за что дед пытался заграбастать двойную цену не стоило и одной - малюсенькая каморка под крышей, где умещались две кровати, тумбочка и с большим трудом небольшой журнальный столик. Подушки и одеяла отсутствовали как класс. Ага, понятно, зачем хитрый дед бегал в дом. Спорить сил уже не было, пришлось немного отстегнуть. Спать на одном матрасе, конечно, было можно, но хотелось не сильно. Застелив кровати, мы пошли посмотреть, что да как в доме устроено. Ничего плохого сказать не могу - пять комнат под сдачу, общая гостиная, токая же общая кухня и два санузла - для мальчиков и для девочек. Все чистенько, аккуратненько и территория перед домом ухоженная. Тем временем на улице совсем поплохело. Небо еле дотерпело пока мы доберемся до жилья и пролилось дождем, который, к слову, до ночи так и не прекратился, а даже наоборот, из нудного моросящего перешел в ливень, который на асфальте делал лужи и пускал в них здоровенные пузыри. В этот день мы собирались прогуляться к леднику Буер, но из-за погодных условий трек накрылся медным тазом. Но завтра-то, завтра у нас Язык! Это чего, мы не потопчем десятиметровый выступ скалы Скьеггедаль? Лимит сбычи мечт окончился, да? Не знаю как Таня, но я даже представить не могла, что не увижу тот самый пейзаж, который еще много лет назад заставил меня заочно влюбиться в эту страну. Стена дождя за окном не очень-то приглашала на улицу, но в путешествии сидеть в доме для нас все равно, что сидеть в карцере, поэтому, прихватив зонты, мы пошли прогуляться по мокрой Одде. Достопримечательностей тут не много - церковь, памятник лошадке, разноцветные домики, магазинная улочка да вид с набережной. Вернувшись в дом, мы весь вечер пытались настроить себя на позитивный лад. Хотя в районе Языка и обещали без дождя, но, глядя в окно, в чудо верилось не очень. Сбыча мечт продолжается. Пятница 19 июля. Погодный сайт обещал в четыре утра прекратить дождь, но, открыв глаза, захотелось плакать. Дождь все так же барабанил по стеклу, вдохновенно рисовал на нем мокрые узоры и уходить совсем не собирался. Встав и взбодрившись кофейком, методом гадания на его гуще, было решено, что операция Трольтунга состоится в любую погоду, и в пятнадцать минут шестого мы уже стояли под крышей ресепшн в соседнем Одда-кемпинге в полном антидождливом обмундировании, дожидаясь посадки на автобус. Кемпинг потихоньку просыпался, но штурмовать автобус не спешил. Ехать в горы и заниматься там физкультурой прямо сейчас - спозаранку и в дождь мало кому хотелось, в следствии чего автобус заполнился только на половину, еще человек пять подобрали на остановке у пристани и как бы все. Пока ехали, я всю дорогу пыталась вспомнить, выключила ли утюжок для волос. Богатое воображение рисовало кошмарные картинки пожара, возможно и с человеческими жертвами, которые почти довели меня до обморока. Было понятно, что если установят причину возгорания, оплатить ущерб не выйдет, даже если продам все, включая себя на органы, чем я поделилась с Таней, обрисовав ей перспективу присесть в норвежскую тюрьму. Может и не просто присесть, а прочно обосноваться и может даже пожизненно, и может даже не одной, потому как обязательно найдутся свидетели вчерашнего неприятного разговора с дедом, и тогда впаяют умышленное да еще и группой лиц по предварительному сговору. После таких размышлений мы уже готовы были идти не только на Язык, но и на край земли, и за край. Парковка встретила туманом. Он прочно замутнял взгляд на близко стоящие объекты, а о далеко стоящих даже говорить не приходилось. Дождь, еще недавно оскорбительно хлеставший нас по лицам, переродился в противную морось. Вот тут мы ни разу не пожалели, что подумав о погоде, еще дома разорились на зелененький басик до начала маршрута, решив, что самоубиваться на грязной крутой лесной тропе, которая, судя по отзывам, в дождь сулила тяжкие испытания, мы не будем, а лишние четыре километра по асфальту ничего интересного, кроме дополнительной усталости, в наш поход не внесут. Таких хитрожопиков оказался полный басик, кто был без заранее приобретенных билетов тоже пытались прорваться, но лосенок автобусик был маленький, на всех не хватило. Басик медленно сквозь туман пробирался к верхней парковке. За его окнами мало помалу улучшалась видимость, и когда мы были готовы ступить на первый камень маршрута, бесцветный мир вокруг нас, наконец, обрел краски. Первое время дождик еще продолжал моросить, но уже с перерывами на отдых, как будто не мог определиться, стоит нас мочить дальше или уже и так достаточно. Но мы все равно были счастливы. После последних дней прогулок по "зеленке", суровый вид гор, хоть и не до конца освободившихся от дымки, приводил нас в полный восторг. Вот только бы солнышка в эту картинку, хоть самую малость, и мы были бы в два раза счастливее. Молодежь, желая задобрить троллей, вдохновенно возводила из камней домики, а я шла и ворчала о том, что они и так мне кругом должны - часы отдала, розовенькую бутылочку с силиконовой трубочкой-поилкой, можно сказать, от сердца оторвала. Теперь еще и трехкомнатный кооператив им построить? Не дождутся. Если не включат солнце, встречу паршивцев, уши надеру. И тут, косматые облака, вылив на нас последнюю порцию воды, стали расползаться, давая простор кусочку синего неба. Он был пока еще не большой, но вселял надежду на то, что нам все же удастся увидеть Язык в его открыточной ипостаси. Я не стану методично расписывать каждый шаг. Об этом треке написано столько отчетов и даже всяких подробных инструкций, что моя писанина вряд ли добавит что-то новое. Мне вообще кажется, что этот трек из разряда тех, в который лучше один раз сходить, чем десять прочитать. Про тяготы пути тоже писать не буду, ибо это вообще дело индивидуальное, к тому же без подъема от средней парковки - вообще легкотня. А может нам так показалось потому, что мы готовились к худшему, ведь во многих отчетах этот трек описывается как нечто такое, откуда народ возвращается в состоянии близком к клинической смерти. На деле же оказалось, что никаких технических сложностей на маршруте нет. Единственный неприятный участок - наклонное лысое плато, но и там, если сильно нужно, можно найти пути обхода. Дорога долгая - это да, и весь вопрос в том, способны ли вы в принципе пройти более 20 километров по пересеченной местности. Если способны, то будет не слишком утомительно, потому что утомляться особо некогда. Картинки на протяжении пути просто ошаленные - горы, небольшие долины, озера, холодные ручьи, водопадики и все такое. Я даже так скажу - если бы в конце пути вместо Языка нас ждала фига с маслом, все равно тут стоило бы прогуляться. А, между тем, кусочки синего неба ширились, и вот уже лучи солнца заплясали на поверхности скал. Горы стали вздыхать белыми пушистыми клубами, медленно поднимающимися ввысь и добавляющими красоты в и так уже невозможно красивый пейзаж. Километры бежали не заметно. Вот уже восьмой, девятый... Спуск, подъем, относительно ровное плато, булыжники собранные в башенки и, как путеводные звезды, красные буковки Т на камнях. Красиво торчащий из скалы выступ встретил очередью из желающих сделать ту самую фотографию, которой потом можно будет гордиться, собирать лайки и показывать внукам с пояснениями - и мы когда-то были рысаками. Отстояв свою, насмотревшись на принимаемые порой замысловатые позы и два предложения руки и сердца мы, наконец, залезли на вожделенный Язык. С позами даже заморачиваться не стали. Мы были вне себя от радости уже от самого факта присутствия. Ну что сказать? Лежу такая, впереди горы со снежными шапками, внизу пропасть с бирюзовым озером Рингедалсватн и десятки людей ждут, когда я уже уберусь с выступа, чтобы на пару минут выйти на скалу для фотосессии, а на душе все по Высоцкому - "Ты счастлив и нем..." Выбравшись с Языка, мы решили подкрепиться, но купленные в Одде лепешки оказались не съедобными от слова совсем. Мой совет - не пробуйте никогда ЭТО. Я даже название их забыла, как страшный сон. На счастье в наших рюкзаках завалялось по не помню когда купленному яблоку. Яблоки успели сморщиться и местами потемнеть, но на фоне ничего мы им чертовски обрадовались и впились зубами в увядшие фрукты, еще немножко посидели и отправились в обратный путь. Навстречу валил испугавшийся утренней погоды нескончаемый человеческий поток разного возраста и физической кондиции. Счастливо улыбающиеся те, кто шел налегке и потеющие под тяжестью огромных рюкзаков, кто шел с ночевкой. Кто-то тащил за собой собак, считая, что у них настоящие горные псы, готовые к тяготам похода, правда глаза некоторых четвероногих красноречиво говорили об обратном. Надеюсь, что все благополучно добрались до цели и насладились увиденным. Яблок хватило не на долго, и если учесть, что первый и он же последний прием пищи был в полпятого утра и состоял из чашечки кофе, то вполне логично, что на последних километрах к нам протянулась костлявая рука голода. С голодухи в голову снова полезли не хорошие мысли о не выключенном утюжке, пожаре, возможных человеческих жертвах и о том, что в тюрьме сейчас ужин - макароны. Добравшись до средней парковки мы бросились к ларьку, там была еда. Даже нет, не так - ЕДА!!! Мы позволили себе по мороженке и схомячили их с такой скоростью, что даже не почувствовали вкуса. Подкатил автобус. Народ, предвкушая скорый душ и отдых, радостно кинулся на посадку, которую задерживали ребята из Украины. (Вот только не стоит искать в моих словах ничего такого. Я, как акын - что вижу, то пою.) Они тыкали пальцами в карту на телефоне, пытаясь выяснить, едет ли автобус туда, куда им надо и если нет, то почему, делали лица в позе вопроса и искренне не врубались, чего это водитель их не понимает, они же по-русски объясняют ему суть проблемы. Очередь начинала явно нервничать и выказывать своё интернациональное недовольство. Мы и пара из Москвы хотели помочь украинским товарищам, но те с гордостью отказались, давая взглядами понять, кого они считают нашим товарищем. Было немножечко обидно, да. Под натиском толпы пришлось ребяткам выметаться на улицу, где они и остались стоять громко переругиваясь между собой. Нет, я фигею, дорогая редакция. Как, не зная языков, люди умудряются путешествовать, даже не потрудившись нормально подготовиться? Не скрою, было приятно сознавать, что кроме нас есть те, кто еще больше на всю голову того. Подъезжая к Одде, я выглядывала из-за плеча впередисидящего, пытаясь рассмотреть, как там в городе вообще, все ли спокойно ."Ты чего там хочешь увидеть, черный дым? Напрасно. Пока мы шастали по горам, уже все дано сгорело", - "утешила" меня Таня. Появилась трусливая мысль вообще не возвращаться. А что? Все ценности, включая ботинки у нас были при себе. Но дом оказался на месте, живые и невредимые люди готовили на кухне ужин, а утюжок был выключен из розетки и даже заботливо убран в чехольчик. Мда, склероз подкрался не заметно. После раннего подъема, длинного трека, волнений и сытного ужина собирать чемоданы было лень, и мы пришли к заключению, что не стоит делать сегодня то, что можно сделать завтра. На тот момент нам хотелось только три вещи - спать, спать и еще раз спать, я ели дождалась из душа Таню, заставила себя туда залезть и уснула, кажется, прямо под теплыми струями.
  12. Ага, вот и я не поверила. Я же запомнила Твиндефоссен таким, как на Ваших фото. А в этот раз вместо красавца водопада нам досталось такое вот недоразумение. Королевский автограф. Вторник 16 июля. Новорожденный норвежский день начался с переезда. Мы простились с домиком и направились на уже знакомую остановку к новому времени со старыми билетами. Были опасения, что нас по ним не посадят, но обошлось, и очень скоро мы оказались в городке Восс, где у нас планировалась пересадка на автобус до Кинсарвика. По старому расписанию в Воссе нам предстояло провести час, а по новому мы очень удачно состыковались с нашим следующим автобусом - выпрыгнули из одного и тут же залезли в другой. Район Хардангера обслуживает компания Скайс, билеты заранее по интернету купить не представляется возможным, и карты в автобусах не принимают, только наличку. Расплатились, поехали и не успели как следует насладиться поездкой, как были на месте. В кемпинге раньше времени нас заселить отказались и предложили немножко погулять. Гулять так гулять и, пристроив чемоданы, мы пошли посмотреть, что это за зверь такой - Кинсарвик. Что сказать? Деревня как деревня. Мы совсем чуть-чуть по ней побродили, поглазели на средневековую церквушку, датируемую 1160 годом, которой кто то накаркал, что она будет разрушена во время религиозной службы. И, что характерно, сбылось. 7 мая 1865 года сразу после проповеди стены начали разрушаться. Никто не погиб, но некоторые прихожане получили травмы. Прошлись по набережной, нашли речку Кинсо, давшую название деревушке, компанию каких-то сомнительных личностей и зайку, которого бросила хозяйка. Много времени не понадобилось, чтобы понять, что развлекаться тут особо нечем, если только вас живо не интересует ассортимент местного супермаркета. Нас интересовал. И тут, о, счастье! Сошлись звезды, выпала фишка, легла карта... Наконец-то мы сможем напротив пункта программы - устроить пикник, поставить галочку. Рыбки в магазине было - ВО! Гриля - ВО! И затарившись, мы двинули знакомиться с домиком, которого у нас могло бы и не быть. А дело было так. Сижу я, работу работаю, о которой совсем не думается, а думается о том, что программа путешествия составлена, нужные меточки стоят на карте, кемпинги и отели забронированы, билеты потихоньку покупаются и, вообще, скоро отпуск. Какая работа? И тут приходит сообщение от Тани: "Надя, я пишу письма в кемпинги, узнаю, что в наших домиках имеется. Нууу, вода там, чайники, холодильники и все такое. Представляешь, в Кинсарвике у нас нет чайника, нет холодильника, да что там, у нас даже кроваток нет". Честно говоря, такого поворота событий я не ожидала и представлять отказывалась. Следующее сообщение повергло меня в состояние легкой паники: "Надя, ты будешь смеяться, но домика у нас тоже нет". Смеяться почему-то не хотелось. "Как это? - пишу я, - А за что мы тогда заплатили?" К слову сказать, это был единственный кемпинг который списал с нас деньги. - "Нет, ты будешь смеяться, но я забронировала место на лужайке." Ну да, действительно, обхохочешься, тем более, что кемпинг в Кинсарвике пользуется огромным спросом и свободных домиков может уже не быть, а перспектива ночевать две ночи на лужайке под открытым небом совсем даже не радовала. - "Ты только не переживай, я связалась с ребятами, они обещали посмотреть, что свободно на наши даты и если что, можно перебронировать, а доплатить уже там". Ага, не переживай, легко сказать, да я места себе не находила. Развила бурную деятельность, поставила всех на уши, нашла спальники, палатку и приступила к тренировке по ее установке на представляемой лужайке. Как мы это будем таскать целый месяц всего из-за каких-то двух ночей, я старалась даже не думать. Два кошмарных дня и какова же была радость, когда пришел ответ: "Урааа!!! У нас теперь есть домик, правда самый дешевый, но там есть чайник, вода, холодильник и, что не мало важно кроватки, даже целых четыре!" При ближайшем рассмотрении самый дешевый домик оказался очень даже ничего - милый и уютный. Небольшая ухоженная кухонька- гостиная, где помимо обещанной техники были все нужные тряпочки, щеточки и средства для мытья всего и малюсенькая спальня с двумя двухъярусными кроватями. Вид из окна гостиной на фьорд и горы какой никакой, но тоже имелся. Перекусив, мы вспомнили, что путешественники и решили для очистки совести куда-нибудь сходить, а то кроме знакомства с деревней, дяденькой с ресепшн и супермаркетом ничего интересного за день не произошло. Да и ботинки хотелось прогулять. Целью было одно из любимых мест королевы Сони - перекресток фьордов, где нас интересовал не только вид, но и белый камень с автографом ее величества. Точку старта нашли довольно быстро и почесали. Сначала идти было весело. Асфальтированная дорожка вела все время плавно вверх, и набор высоты почти не ощущался. Мы любовались открывающимися видами и беспечно болтали о том, каково это жить в своем доме среди таких пейзажей, когда, просыпаясь по утрам, из окна видишь гладь фьорда с рассекающими ее белыми корабликами и горы со сверкающими островками снега, так и не растаявшими после зимы. Наверное, родившись в такой красоте, не замечаешь в этих будничных картинках ничего особенного. Но для нас - детей равнинных мегаполисов, видящим горы раз, от силы два в году, особенным было все. Радовал нас и цвет воды, и сочная зелень склонов, и редкие облачка, зацепившиеся за верхушки каменных исполинов. Но радовались мы не долго. Вскоре асфальт закончился, и началась тракторная дорога, которая еще немножко дала полюбоваться видами и послала лесом, который безжалостно отрезал нас от красоты. Мало того, она еще и наглым образом увеличила крутизну. Идти стало заметно тяжелее. Каждый виток серпантина вселял надежду, что за ним-то уж точно будет если не конечная цель, то хотя бы что-то интересное, на что можно отвлечься от нудного подъема, и возникнет желание фотографировать, а в сотый раз фотографировать бесконечный лес у нас желания не было. Признаться, к этому треку при подготовке я отнеслась крайне легкомысленно. Почитала про непродолжительный подъем, посмотрела фотографии, решила, что нам туда надо, поставила меточку на старте и успокоилась. Вот только я не учла одну малость - те несколько отчетов были написаны автопутешественниками. Свою ошибку я поняла, когда мимо нас стали проезжать машины со счастливчиками внутри, в тридцать два зуба улыбающимися нам через стекло. Увеличив карту в телефоне, обнаружив на ней парковку и прикинув километраж, мы осознали разницу между четырехколесными и совсем бесколесными. Посему выходило, что от парковки до вершины идти два километра, а нам же все шесть. Ладно-ладно, в этом месте я вынуждена признать, что в моем великолепном плане случилась некоторая шероховатость, легкое отступление от идеальности, так сказать. Эээ..., я была достаточно самокритична? Пока мы перебирали ботинками по мелким камешкам, машины как прорвало, но никто, никто из проезжающих не хотел проявить туристическую взаимовыручку и подбросить до парковки, хотя, казалось бы, чего стоит, ведь дорога одна и все равно все туда едут, больше просто некуда. Шли мы медленно, пыхтели, но отступать никто из нас не собирался, ведь самое красивое в Норвегии видно сверху. И где-то там - наверху, нас снова ждала красивая Норвегия с бирюзовой водой, изумрудной зеленью и искрящимся на солнце снегом. Разговаривать уже не хотелось, но мы и без слов видели в плотно сжатых губах друг друга полную решимость идти до конца. Как кто-то справедливо заметил, в каждом походе наступает момент, когда идти вперед еще далеко, а назад - уже глупо. У нас такой момент наступил - впереди была парковка, оставалось всего два километра. Можно, конечно, было их сократить по лесной тропе, но она нам показалась совсем невменяемым трешем. Понаехавший народ, возвращался, с довольными лицами вприпрыжку сбегая к машинам, а мы все еще тащились к цели, отсчитывая виток за витком. Наконец, замаячил последний и, та-дам! Оркестр играет туш, в воздух летят цветы и шляпки, а мы падаем на травку рядом с белым камнем. Мммда, не скажу, что очень легко дался нам королевский автограф. Отметившись в книге великих покорителей горы, мы приступили к любованию. И действительно, самый настоящий перекресток! Слева Сёр-фьорд, справа Эйд-фьорд, вдаль уходит основной Хардангер-фьорд, а под нами залив Кинсарвика. Ну не красота ли? Тишина, никого, только мы и природа, лишь забытая кем-то кофта напоминала о том, что недавно здесь были и другие люди. На вершинке мы сидели долго, смотрели и не могли насмотреться, допили чай, догрызли последние привезенные из дома сушки и потихоньку отправились в обратный путь. Обратно легче, под горку же. Причем настолько, что кроме самой дороги и деревьев по ее сторонам мы стали замечать и кое-что другое. В общем, вы уже поняли, на ужин у нас было грибное меню. Правда, до него я не дожила. Пока Таня отваривала грибы, я решила прилечь и прилегла ... до утра. Так что грибным у меня был завтрак. ) Водопадов много не бывает. Среда 17 июля. Всем известно, что самой знаменитой достопримечательностью в окрестностях Кинсарвика является мечта всех фанатов водопадов долина Хьюседален. Долина совсем не широкая, но живописная. Она зажата горами и таит в себе четыре водопада, расположеных прямо на русле речки Кинсо, стекающей в Хардангер-фьорд с крупного высокогорного плато Хардангервидда. Мы позавтракали, собрали рюкзаки, не забыв запихнуть в них рыбку и гриль, и отправились на прогулку. Сайт вещал об ухудшении погоды и рисовал капельки. Но разве это повод сидеть в домике, когда души требуют прекрасного, а попы приключений? Да, и еще же пикник! А то чего это, сначала не могли купить рыбку, теперь не сможем ее съесть? Прежде, чем встать на тропу, мы до парковки намотали лишних три километра по лесу, которого я вам не покажу. Не потому, что вредная, а потому, что я его не фотографировала. Соответственно, те же дополнительные три километра нас ждали и на обратном пути. Эх, тяжела и неказиста жизнь безлошадного туриста. А вот и парковка, и с этого момента мы пошли гулять уже вместе с теми, кто добрался сюда с комфортом. По правую руку вместе с нами по долине гуляла и речка Кинсо. Как и положено настоящей женщине, она подвержена перепадам настроения - то бурная и строптивая, то тихая и покорная. До первого водопада не надо полдня лезть в гору. Путь к нему не труден и не тернист - совсем немного по грунтовке, и вскоре показалось здание электростанции, за которым спрятался Твейтафоссен. Водопад не сильно высокий, но шумел, как большой, потому что довольно мощный. Его струи, с силой разбивались о скалистый приступок, делясь на множество мелких ручейков, и встречались на огромном валуне, облизывая его с двух сторон. При этом в воздухе висело жемчужное облако водяной пыли. Было красиво. Близко к водопаду не подойти, пространство перед ним огорожено, а самая выгодная позиция была уже занята. Мы постояли немножко у заборчика, впечатлились, полюбовались и отправились дальше. А дальше развилка: налево пойдешь - по хорошей дорожке, но не скоро придешь, направо пойдешь - вдоль трубы поползешь, будет быстрее, но от усталости помрешь. Если честно, еще дома фотографии с трубой нам не нравились, не радовали глаз и не вызывали эстетического наслаждения. Уже само здание электростанции казалось в окружающем пейзаже объектом чужеродным - не из этой сказки, а уж труба и подавно. Что я труб не видела? Да я уже почти два года мимо трубы в магазин хожу, жду не дождусь, когда яму зароют. Так что Витязя на распутье мы изображать не стали, а решили, что нормальные герои и двинули в обход. Тут главное не проворонить нужную отвороточку, потому что дорога идет дальше. Говорят, что с нее водопад тоже виден, но тропка подходит к нему ближе. С тропинки снова стало видно речку Кинсо, только теперь она бежала глубоко в ущелье и, судя по всему, снова демонстрировала свой характер. Свой характер демонстрировала и тропа. Она то ползла вверх по уложенным в ступеньки камням между больших, поросших мхом, валунов, то стелилась меж каких-то сказочных растущих корнями наружу прямо на голой скале деревьев, сквозь ветви которых уже издалека периодически виднелся второй водопад и не только виднелся, слышался он тоже издалека. Неожиданно деревья расступились, и мы очутились на достаточно ровном пятачке между лесом и обрывом. И вот он, красавец Нястёльсфоссен. Это самый высокий и, как говорят, самый красивый водопад долины. Его мощь и стремительность трудно описать, зато легко почувствовать. Срываясь с высоты 180 метров, Нястёльсфоссен с удовольствием обрызгивает всех желающих приблизиться к краю. Мы сделали непродолжительный привал, посидели, насладились красотой падающей воды, зарядились ее энергией и пошли на встречу с третьим водопадом долины. Предстояло преодолеть самый продолжительный участок тропы. Какое-то время, плавно поднимаясь, она бежала вдоль Нястёльсфоссена, как бы не желая с ним расставаться, а потом укрылась деревьями и, потчуя сказками норвежского леса, полезла круто вверх. Мы долго карабкались то по каменистым ступенькам, то по живописно сплетенным корням, то по лысому наклонному плато. Когда подъем закончился, тропа выровнялась и очень скоро вынырнула на поляну, где на открывшемся пространстве мы увидели домики фермы, а так же берег Кинсо, где взмокший от натуги народ, желая смыть усталость от не простого подъёма, бросался купаться в ее прохладные воды. А кто-то просто загорал, ловя последние на тот день солнечные лучики. Здесь же находится третий водопад с названием, разумеется, проще не придумаешь - Нюккьесёйфоссен. Ему немного не хватает масштабности первых двух, но тоже вполне себе живописный экземпляр и заслуживает не меньшего почтения. Стоишь с ним лицом к лицу, пропитываешься его мокрой сущностью, а внутри так и распирает от избытка радостных чувств. Водопад образуется там, где река после небольшого поворота вливается в скалистый коридор и, пройдя его, вырывается мощным белым веером, а столкнувшись с каменистым дном речки, подбрасывает вверх облачко водяной пыли. Окружающие скалы тоже вносят свою лепту в красоту, оттеняя белый атласный поток темно-серыми стенами. Мы попробовали подойти поближе, но водопад стал прятаться за скалу. Чтобы хорошо его снять, нужно лезть в воду, мы не полезли, но такие храбрецы были. Предсказатели погоды не соврали, она заметно портилась. Со стороны плато Хардангервидда небо уже прилично заволокло. По мере подъема к четвертому водопаду солнце становилось все призрачней, а облака все ниже. И все, что мы вскоре увидели - молочно-белый туман, словно мягкое пуховое одеяло, укрывающий верховья долины от любопытных глаз. Все виды как корова языком слизала. Основная масса народа разочарованно поворачивала обратно, в условиях низкой облачности предприятие уже не имело особого смысла. Лезть выше, что бы там ничего не увидеть, отчего-то мало кто хотел. Поймав кураж, трудно удержать свои эмоции на привязи, но мы все же вняли голосу разума, вспомнили про рыбку, ожидающую своей дальнейшей участи в одном из рюкзаков и, пока обещанные капельки не ударили по макушкам, стали спускаться обратно к третьему водопаду. Жаль, конечно, но не убиваться же теперь в самом деле прямо здесь, возле этого.., как его... Нюккьесёйфоссена. Зато осуществили еще одну мечту - слились, наконец, с рыбкой в гастрономическом экстазе. После чего сытыми и довольными направились в кемпинг, а дождик, между прочим, пыжился-пыжился, но так и не собрался.
  13. День взятия Бастилии не впустую прошел. Воскресенье 14 июля. Утро встретили в предвкушении новых впечатлений. Мы переселялись в маленькую деревеньку Гудванген, попасть в которую из Флома можно двумя путями - быстро и дешево по суше и долго и дорого по воде. Мы выбрали второй вариант, но не потому, что дорого - это круто, а потому, что именно так можно насладиться видами самого узкого фьорда Норвегии - Нерей-фьорда. Это исключительно живописное местечко, являющееся кусочком Согне-фьорда, совершенно справедливо внесено в список наследия ЮНЕСКО. На причале нас ожидал новомодный кораблик, забравшись на который, мы пристроили в специальном отсеке чемоданы и поспешили на открытую палубу, чтобы помахать Флому на прощанье. И давай смотреть по сторонам. А по сторонам было обалдеть как красиво - белые облачка, оттеняющие невероятную голубизну неба, бирюзовая вода, сочная зелень, вырастающие из воды скалы, солнце, играющее и веселящееся на поверхности фьорда, и крохотные деревеньки, редкими жемчужинками разбросанные по берегам и создающие невероятно атмосферные картинки. Сначала кораблик шел по Аурландс-фьорду, делая на нем пару остановок - в хорошо знакомом нам Аурлане и в деревушке Ундердаль, прославленной своим коричневым сыром, приготовляемым дедовским способом. Но вот кораблик сделал плавный поворот, скалы берегов подступили ближе друг к другу - мы вошли в Нерей-фьорд. Круиз на кораблике впечатлял намного больше, чем железная дорога, и рука с фотоаппаратом жила своей жизнью, непрерывно фиксируя все доступные восхитительные виды, от которых на столько перехватывало дух, что порой мы забывали как и чем надо дышать. Если бы не ветер, мы так и бегали бы всю дорогу от носа к корме и от борта к борту, но любование вынуждено было проходить в режиме - пять минут на палубе, десять в салоне на погреться. Спустя два часа из-за очередного изгиба в одной из самых узких долин Нерей-фьорда показалась Бакка с ее белоснежной церквушкой. Кораблик подходил к пункту назначения. Посетив единственный в деревне магазинчик и снова не поймав рыбки, жуя на ходу горячие плюшки, мы направились к месту дислокации. Прошли насквозь деревеньку, вышли к шоссе и через полкилометра увидели большую залитую солнцем поляну с аккуратными красными домиками - это и был наш кемпинг. Комнатке явно не хватало уюта, но зато она была очень просторной, хоть вечеринку закатывай, да и повод имелся - день взятия Бастилии, но мы же не чужие праздники отмечать приехали, а нагружаться впечатлениями. После круиза организмы требовали активности и, кинув вещи, мы отправились на прогулку. Еще дома изучение плана местности подсказало план похода. Мы направились в деревеньку Бакка. Да-да, ту самую, которую мы проплывали. От Бакки можно было бы подняться на Римстиген, но фотографии не настолько впечатлили, чтобы возникло желание туда залезть. На сей раз мы прикинулись теми самыми умными, которые в гору не пойдут, а пойдут гулять по относительно ровной и простой дорожке. В самом Гудвангене, в принципе, смотреть особо нечего - одна улица с десятком домов притулившаяся на клочке земли между горами и водой, некоторое подобие деревни викингов - инсталляция из трех сараев и забора, драккар на краешке суши и это как бы все. Не смотря на свою крошечность, Гудванген - поселение старинное, игравшее в свое время важную роль в торговле. Говорят, что в 14 веке "чёрная смерть" подчистую выкосила всё население посёлка. Пустовал он аж до 17 века, когда стал перевалочным пунктом в почтовом сообщении между Осло и Бергеном. Ну а сейчас Гудванген - важная часть маршрута "Норвегия в миниатюре". В темпе вальса ознакомившись с деревней, мы направились к началу тропы. От развилки налево уходило шоссе, ныряющее в маленькую, прогрызенную в зеленой горе норку, а направо обходящая туннель тропа к Бакке. И прогулка по этой простенькой дорожке с чудесными видами на Нерей-фьорд стала для нас настоящим удовольствием. Мы никуда не спешили и спокойно наслаждались каждой минутой, каждым шагом этого небольшого похода. Ярко светило солнышко, к солнышку тянулись цветочки, цветочки привлекали внимание насекомых типа шмель, пчела. Мы насекомых не привлекали, и они не отрывались от своих прямых обязанностей. Как Паровозик из Ромашково, боясь опоздать на целое лето, частенько сворачивали с тропы, то полюбоваться видами фьорда, то послушать шум водопада или познакомиться поближе с местными жителями. Совсем незаметно мы подошли к Бакке - деревушке из трех с половиной домов, но очень живописно устроившейся на берегу в самом узком месте фьорда. Картинка с церквушкой у воды на фоне гор напоминала очередной пейзаж с фотообоев. Хотелось задержаться в этом изумительном местечке, и мы залипли минут на сорок. Еще на сорок минут мы залипли на пригорке с земляникой прямо под окнами одного из домов. Ползая по нему на карачках, мы не плохо развлекли бабульку, с веселыми искорками в глазах наблюдавшую за нашей обжираловкой. От пригорка исходил такой сладостный аромат, что бредилось, будто нас закатали в банку с вареньем. Мы собирали землянику в ладони и ели горстями, жмурясь от удовольствия. Нет, все таки здорово, что местное население игнорирует сбор ягод. Возвращаясь в Гудванген, мы увидели на парковке... Что бы вы думали? Золотистый автобус. В сердце екнуло. А не наши ли в деревне? Конечно, кому же быть-то. Хотелось пообщаться, но кроме водителя и одной, проявившей бдительность туристки, спросившей, чего это мы рядом с автобусом околачиваемся и вообще, ходют тут всякие, чужие транспортные средства фотографируют, мы не застали. Народ дружно направился на организованный ужин. И поболтав немного с водителем, мы направились в кемпинг. По Старой почтовой дороге в исторический отель. Понедельник 15 июля. Улыбающееся в окно солнце обещало - погоде быть, да и все известные сайты по ее предсказанию сулили около 25 градусов выше нуля. Мы позавтракали, собрались и отправились на остановку, где в ожидании автобуса от нечего делать изучали листок с расписанием. Каким же потрясением было узнать, что наш завтрашний автобус отправляется совсем даже не в то время, на которое дома были куплены билеты, а на час раньше. Раньше! Нормально, да? Оказалось, пока мы тут по горам и долам болтались, две автобусные компании решили слиться воедино и отметить это дело изменением расписания. Хорошо, что оно вовремя на глаза попалось. Мы, конечно, уже опытные автостопщики, но автобусом как-то спокойнее. С нашим нынешним транспортом ничего такого не случилось, пришел как положено, мы погрузились, расплатились и поехали в местечко Твинде. Мне хотелось поздороваться с полюбившимся с прошлой поездки водопадом Твиндефоссен и показать его Тане. Но как только стали подъезжать, уже, глядя в окно, стало понятно - показывать нечего. Хорошо, что в великой программе дня присутствовал не только водопад. Что сказать? Чувствовал он себя не то чтобы плохо, а совсем хреново - похудел, осунулся и вообще... Но делать нечего, выходим. До следующего автобуса нам тут торчать около часа. Ну и ладно, пусть воды в Твиндефоссене - кот наплакал, зато мы на природе, некоторые, вообще, ее только по телевизору смотрят. Минут двадцать никто не нарушал нашего единения с водопадом, а потом магия кончилась - подъехал автобус с китайскими туристами и вытряхнул их на площадке перед Твиндефоссеном. Народ ринулся к нему с такими истошными криками, что поначалу мы подумали, что случилось что-то ужасное, кому-то плохо, и срочно нужна помощь, но нет, все были бодры, веселы и полны энтузиазма, под влиянием которого решительно настроены много и долго фотографироваться. Утолив жажду фотографирования, вся толпа ринулись омолаживаться. Да, забыла сказать, что по легенде, вода в Твиндефоссене обладает волшебными омолаживающими свойствами. Дескать, какую часть тела сунешь под струи, та и омолодится. А еще, поговаривают, что она повышает мужскую потенцию, правда, что для этого нужно с водой проделывать, нам не ведомо. Думали, может гид китайцам чего подсказал, но сколько мы не подсматривали, никто ничего такого в водопад не совал. Следующей и основной целью нашей прогулки было местечко Сталхейм, что переводится как "Всем стоять". Местечко это историческое, не обделенное красотами природы, и вполне заслуживает внимания. Сначала здесь потрудилась природа, сотворив два водопада и утёс, с которого открывается красивый вид на Нерейдален. А потом постарались и люди, построив над обрывом одноименный отель с обзорной площадкой и извилистую дорогу Сталхеймсклейва, которая считается самой крутой дорогой в Норвегии. Добраться до Сталхейма мы решили не как все нормальные люди - на автобусе, а по Старой королевской почтовой дороге. Когда я наткнулась про упоминания о ней, то подумалось, что любопытно было бы прогуляться. А так как мы девушки слабые, бороться с собственным любопытством у нас сил нет, да еще и жадные до впечатлений, за которыми готовы идти хоть к черту на кулички, то, недолго размышляя, включили дорогу в программу. Немножко истории: эта дорога между Осло и Бергеном была открыта в 1647 году и стала первой почтовой дорогой в Норвегии. В те времена транспортные сообщения между этими двумя большими городами совершались лишь по ней вплоть до открытия в 1909 году железнодорожного сообщения Осло - Берген. Когда почтовые перевозки прекратились, старая дорога пришла в упадок, однако позже один ее отрезок длиной 5,5 километров был немного приведен в порядок и теперь используется как туристическая достопримечательность. Водитель автобуса высадил нас в деревне Хаугсвик у озера Оппхаймсватнет. Немножко им полюбовавшись, мы нашли информационный стенд, рассказывающий историю дороги, и, встав на тропу, смело устремились исследовать неведомое. Первый ее участок шел достаточно круто вверх, затем дорога более или менее выровнялась и повела нас через небольшие деревеньки и хутора, подкидывая зрелищ пасторального характера: тут вам и симпатичные домики, и овечки с барашками, живописно расставленные по холмам и пригоркам. То мы шли вдоль быстрой звонкой речки, то ныряли в небольшие перелески, то пересекали солнечные поляны, а иногда встречали на пути пункты проверки на честность. Порой дорога превращалась в еле различимую тропинку, а один раз потерялась совсем, чего нельзя было сказать о нашем оптимизме. Три раза угодив в овраг и вынырнув на шоссе, мы упорно возвращались на горку. В конец умотавшись, захотелось захватить "языка"и, угрожая ему страшными карами, заставить довести до продолжения тропы. Но тут глазастая Таня заметила в кустах табличку, после такой удачной находки, наши перемещения снова обрели четкую направленность. Время от времени встречались калитки, намекающие на возможный выпас скота, которые мы не забывали закрывать, дабы овечки не разбрелись. Ох, девочки и мальчики, уж лучше бы они разбрелись, честное слово, потому что на одном таком участке нам напомнили как бояться. На этот раз возникшая на пути овечья группировка оказалась бандитской. Заметив чужаков, баран уставился на нас, как на новые ворота, сменил благостное выражение на морде на злобное, выставил вперед рога и пару раз ударил копытом о землю. Не надо быть победителем Битвы экстрасенсов, чтоб предсказать его намерения. Мы струхнули от такого недружелюбного приема. Надо было срочно сматываться, но ноги словно приросли к тропе. Именно в эту минуту я поняла, где находятся у человека те самые поджилки, которые в определенной ситуации начинают дрожать. Этот бандит еще пару раз ударил копытом и стал проверять наши беговые навыки. Мы даже с Бессегена на автобус так не бежали. Еле-еле успели протиснуться в калитку и скрыться за оградой. Бежать пришлось еще и с препятствиями, так как судя по характеру мин в загончике, на которых каждую секунду выдавался шанс подорваться, гуляли здесь не только овечки. Дааа, коровий навоз прилипший к кроссовкам - не самое любимое мое украшение. Это еще хорошо, что в панике мы побежали в правильную сторону, побеги мы обратно, даже не знаю, повторили бы мы попытку пройти здесь еще раз или нет. Отдышавшись и как следует поржав над ситуацией, мы миновали последний лесистый участок дороги, и перед нами открылся вид на темно-красное четырехэтажное здание. Это и был знаменитый отель Сталхейм. Снова немножко истории: он был основан в 1647 году, но тогда это была небольшая ферма на почтовой дороге Осло - Берген. После появления регулярного почтового маршрута по нему поехали и первые путешественники. В 1750 году для них был устроен скромный почтовый двор. Именно с этого года официально отсчитывается история отеля Сталхейм. Окружающие красоты привлекали всё новых и новых путешественников, поэтому в 1855 году был открыт первый настоящий гостиничный корпус на двадцать мест. С годами поток любителей местной природы становился всё шире, и через десять лет были построены корпуса на 160 мест. Отель быстро прославился комфортом и прекрасной кухней. Вообще-то отель считается самым несчастливым в Норвегии, ибо он полностью сгорал три раза: в 1900, 1902 и 1959-ом годах. А в последний раз он сгорел вместе с несколькими десятками постояльцев. Чем же он тогда знаменит? Не пожарами же. Конечно, нет. Этот отель был излюбленным местом отдыха многих коронованных особ и известных личностей, например кайзера Германии Вильгельма второго. Здесь и сегодня, бывает, останавливаются короли. Конечно, а как может быть иначе, поговаривают, что виды-то от него на Нерейдален открываются поистине королевские. Мы читали, что пройти на смотровую площадку нужно через фойе, пускают всех. Было немного стремно заходить в отель в котором не живешь, но нас никто не вытолкал взашей, а даже наоборот, предложили пройтись по мини-музею из нескольких залов в которых выставлены некоторые артефакты и воссоздан интерьер прошлых лет. А затем, пройдя через стеклянную дверь, мы оказались во внутреннем дворе, по совместительству являющимся смотровой площадкой. Виды с нее на узкую, зажатую горами долину были действительно хороши. Погуляв по смотровушке туда-сюда и сфотографировавшись так и сяк, мы вспомнили про ритуал, о котором читали в отчетах - не надо спешить уходить, нужно посидеть на террасе с чашечкой кофе и полюбоваться завораживающим видом. Чашечка кофе в отеле стоила дороже фломского хот-дога, но что поделать - ритуал, и не нам его нарушать. Рассказывая о Сталхейме, нельзя не упомянуть и про темную сторону его истории. После захвата Норвегии нацистами в горе под террасой гостиницы были тайно построены несколько бункеров, позволяющих контролировать всю долину, из их амбразур фюрер во время посещения Сталхейма любил любоваться местными видами. Один из этих бункеров, носящий имя "Лорелея", открыт для посещения. Очень быстро отель стал пристанищем для компании высших германских чинов, которые забрались в эту даль не ради природных красот страны. Многие наверняка слышали или читали про нацистский проект Лебенсборн - это тоже про Сталхейм. Тем, кто не в теме: проект был основан Гимлером в 1933 году. Это была концепция по созданию "идеальных детей Гитлера" от женщин оккупированных стран, визуально подходящих под определение арийской расы, и высших офицеров СС. Нацисты считали, что женщины из Норвегии идеально подходили для их программы, ибо большинство из них были светловолосыми и голубоглазыми. Получение этих детей было поставлено практически на поток, потом их отлучали от материй и воспитывали в духе истинных арийцев. Как раз в Сталхейме и был такой дом ребенка. Надо сказать, что норвежцы в массе своей относились к "романам" норвежек с захватчиками с большой неприязнью. Тем не менее, от связей с солдатами оккупантов в стране родилось около двенадцати тысяч детей. После изгнания нацистов неприязнь к матерям была перенесена на их детей - "детей войны". Самый известный такой ребенок - звезда легендарной шведской группы "АВВА" Анни-Фрид Люнгстад. Но ей, можно сказать, повезло. От нетерпимости общества её уберегла мать, отправив к бабушке в Швецию. Вот такие жуткие дела творились в одном из красивейших мест Норвегии. От отеля мы еще думали прогуляться к ферме Ноли - еще одной смотровой точке на Сталхейм и долину. Мы обогнули отель, посмотрели на него с другого ракурса, удовлетворились увиденным и решили, что ничего принципиально нового нам уже не покажут, взяли и передумали. Вместо этого мы решили пойти по серпантину Сталхеймсклейвы, правда, таких ненормальных больше не нашлось. Дорожка, построенная в сороковых годах прошлого века, имеет 13 крутых поворота и уклоном в 18%. До открытия в 1980-ом году тоннеля, она была двухсторонней, теперь же работает только на спуск и только с мая по сентябрь. По дороге мы, конечно, больше бежали, чем шли. Ноги несли наши тушки сами по себе. Но по сторонам все же смотреть не забывали. А виды с нее были тоже не плохи - с одной стороны на Нерейдален, а с другой на скалу с отелем, где мы еще недавно гуляли, и водопад Сталхемфоссен. Это не самый большой и красивый норвежский водопад, но тем не менее один из самых известных. Стоит отметить, что с другой стороны дороги несется еще один водопад - Сивлефоссен. В общем, ничуть не пожалели, что не остались ждать автобус у отеля, а пошли пешком, тем более, что в конце дороги есть отвороточка на тропинку, по которой можно прогуляться к подножью Сталхеймфоссена. Идти совсем не далеко - не спеша минут 15, да и тропинка хорошая, без перепадов высот. Честно говоря, вблизи водопад не произвел сильного впечатления. Вид его с дороги в компании со скалой и отелем нам понравился больше. Но пройтись было приятно - тенечек, речка журчит, столики, скамеечки и все такое. Там, где Сталхеймсклейва соединяется с шоссе, обнаружилась остановка, представляющая из себя слегка покосившийся столбик, на котором прибита синенькая табличка с нарисованным автобусом. По запущенному виду было понятно что по назначению эту остановку используют крайне редко. Сколько ждать автобуса, мы не знали. Расписание я печатала с учетом прогулки к Ноли. Мы опустились на травку и засели в засаде, откуда вполглаза все время мониторили шоссе. Потом еще с полчаса мониторили его уже усиленно в четыре глаза, но за все время, составляющее по своей совокупности уже почти час, ни одного автобуса мимо нас так и не проехало, что начинало несколько напрягать. Вдруг, вдали на серпантине что-то мелькнуло. Оооо, наконец-то, автобус. Мы выпрыгнули из засады и замахали руками. Когда мужичок нас забирал, то смеялся сильно, что продолжал делать до остановки у кемпинга. Это лишний раз подтверждало догадку - идти по Сталхеймсклейве пешком нормальному человеку в голову вряд ли придет. В награду за хорошее настроение он с нас даже денег не взял. Вы думаете зачем я все это рассказываю? А за тем, что теперь мы просто обязаны поведать всем, какой это хороший человек, да таких водителей надо культивировать по всему миру. Не то что тот усатый обормот, высадивший нас неизвестно где несколькими днями ранее. Его бы за такое отношение к работе и туристам следовало хорошенько отшлепать. Вечер прошел за чтением отчета Михаила. На тот момент он был для нас очень актуален, ведь со следующего дня наш маршрут начинал частично проходить по описываемым местам.
  14. Да, по замыслу автора - глаза, но я вижу то же, что и все.) Неее, ни с чем таким моя профессия не связана. Тружусь в оборонке. Мы строим самолеты, точнее, оснащаем всякими сложными приборами кабины пилотов на военно-транспортных Ил, истребителях Су и других. Так что все довольно прозаично, хотя, с какой стороны посмотреть.
  15. Елена, Вы правы. У норвежцев этот маршрут очень популярен. Жаль, что наши туристы в долине редкие гости. А находятся хотелки по большей части неожиданно. Копаешь про одно, а встречается другое, не менее восхитительное. Пара предложений, несколько фоток и понимаешь, что это надо увидеть своими глазами. Трек чудесный и достоин украсить любой норвежский тур. В хорошую погодку прогуляться - сплошное удовольствие. В отличии от Бессегена, он для всех..., нууу, про это я уже писала. Фломские зарисовки. Пятница 12 июля. Погодка продолжала баловать солнышком и голубым небом, а мы переезжали в самую известную деревеньку на фьордах - Флом. Кемпинг нас не заселил, но обещал это сделать в два часа дня. Мы не сильно расстроились. У нас на этот день была намечена прогулка в старинную деревню Оттернес Бюгдетюн, но она не обещала быть долгой. Вообще, если вы без машины, то путешествие по Норвегии будет выглядеть примерно так: утром переезд на новое место, заселение, прогулка по ближайшим окрестностям, а на другой день можно затевать что-то глобальное. Есть еще вариант - надолго осесть в каком-то одном месте и каждый день совершать радиальные выезды, окучивая все, что есть поблизости, но это не наш формат, у нас тяга к перемене мест. Пристроив вещи в каморку, мы пошли прогуляться и посмотреть, как тут без нас поживает деревня. Деревня поживала отлично. Слово "флом" в переводе с норвежского языка означает "небольшой луг, окруженный крутыми склонами", вот таким он и предстал перед нами: слева горы, справа горы, впереди фьорд и горстка разноцветных построек на берегу. Посредине деревни протекает одноименная речка, разделяющая ее жизнь на две разительно отличающиеся друг от друга части: на одном берегу - шумную туристическую, на другом - тихую и размеренную. На тихом берегу кроме больших, средних и маленьких домов местных жителей есть достопримечательность - деревянная церквушка, построенная в 1670 году. За время прогулки по этой части деревни мы почти никого не встретили, в этот час все трудоспособное местное население работало на шумном берегу. Вот там-то и сконцентрирована вся активность: кафе и рестораны, отели и сувенирные магазины, порт и вокзал. Да, про музей забыла! Оказывается в Норвегии бесплатно можно не только питаться подножным кормом, лазать по горам и пить воду из любой лужи, но и посещать музеи, правда это скорее исключение из правил. Во Фломе есть такой музей. Он посвящен Фломсбане и расположен в старом здании вокзала. Музей рассказывает историю о том, как, сражаясь со сложным рельефом, прокладывая рельсы средь панорам невозможной красоты и стремясь ничего в них не испортить, мужественные рабочие, вооруженные лопатами, кувалдами и ломами, в течении двадцати лет ее строили, строили и, наконец, построили. Насладившись спокойствием тихой части Флома, посетив музей и приняв участие в броуновском движении туристов на шумном берегу, нас потянуло на запах съестного. И вот они, заветные ароматные сосиски. И по булочке в придачу. Мы сели на прогретую солнцем деревянную лавку и, глядя на фьорд, впились в них зубами. Говорить не хотелось, мы лишь изредка лениво перебрасывались отдельными фразами. Хорошо. Однако, оставаясь под впечатлением от цены в пятьсот рублей за тощую сосиску, торчащую из булки, пусть даже и вкусную, мы забыли посмотреть в магазине рыбку с грилем, проскочили мимо клубники и не купили йогурта на завтрак, хотя и собирались. С покупками ровно в два часа мы явились пред светлые очи работников ресепшн, получили ключ и пошли заселяться. Кемпинг во Фломе огрооомный, можно сказать, что это деревня в деревне. В этот раз у нас не было отдельного домика, а была комнатка на втором этаже желтенького здания. Маленькая и скромная, но светлая и чистая, а главное со своим санузлом. Нам понравилось, особенно мне, потому что не нужно было делать финальную уборку.) На нашем этаже находилась гостиная зона, где мы ни разу никого не видели, а на первом - большая общая кухня со всем необходимым. Спрятав припасы в холодильник и насладившись душем, мы переоделись в чистенькое и были готовы в образовательно-обозревательных целях отправиться в сторону Оттернес Бюгдетюн. Путеводитель красноречиво заливал о четырех километрах живописной пешеходно-велосипедной дороги вдоль фьорда и часе времени на данное мероприятие. Нет, вы ничего не подумайте, все было. И дорога была, и обещанные красивые виды, и велосипедисты, и фьорд с правой стороны тоже был, вот только никто не предупредил, что с левой стороны будет четыре километра земляники. Вы только вдумайтесь, четыре километра земляники! Не трудно догадаться, что до деревни мы за час не дошли, и за два не дошли и, наверное, вообще бы не дошли, если бы я в какой-то момент не прервала прием витаминов и не посмотрела на часы. Таню оторвать от ягод было делом не простым. Пришлось пообещать, что на обратном пути мы доедим все, что не успели, даже если нам придется заночевать на этих земляничных километрах. Рано или поздно все заканчивается, даже земляника. На нашем пути возник знак в виде цветочка, говорящего, что где-то рядом достопримечательность. Дорожка свернула от фьорда, превратилась в грунтовку и плавно полезла вверх. Вдоль нее ничего съедобного не росло, и дело пошло веселее. А вскоре показались первые домишки Оттернес. Вообще-то это типа музей, но так как пришли мы поздно, денег с нас никто не взял, правда и домики никто не открыл, но мы не обиделись. По сути, Оттернес Бюгдетюн - это ферма. Начиная с семнадцатого века, здесь выращивали скот и заготавливали продукты. Жили фермеры тут же. В деревянных домиках, возвышающихся на каменистых укреплениях. Первоначально поселение состояло из четырех ферм, в девятнадцатом веке оно разрослось до размеров деревни, где проживало уже около шестидесяти человек. Сейчас Оттернес является главной исторической достопримечательностью окрестностей Флома, где удалось сохранить 27 зданий в их первоначальном виде. От деревни открывается чудесный вид на уютный Флом и безмятежный Аурландс-фьорд. Это идеальное место, где можно отдохнуть и уже никуда не бежать, а просто посидеть на лавочке с шикарным видом, уплетая какую-нибудь вкусняшку. И пусть весь мир подождет. Отправляясь в обратный путь, я переживала, что придется держать обещание. Почему? Да потому, что еще двух часов пытки земляникой я бы уже не вынесла. Но Таню ягоды больше не интересовали. Она нашла другое занятие и всю дорогу фоткала цветочки. Помня о фотосессиях каждой китайской рыбке, у меня появился другой, более серьезный повод для переживаний. Пока Таня оттачивала мастерство фотографа, я проверяла народную примету - нюхала розы. Пахли они не сильно, и, если верить Арамису, грозы не предвиделось. В кемпинг мы пришли в девять вечера, затратив на нашу "не долгую" прогулку пять часов. Таня кинулась строгать салат и варить макароны с колбасками, а я, не допущенная к таинству, сидела во дворе на лавочке и пялилась на куст красной смородины. Налитые соком, крупные ягоды оттягивали тонкие ветки и просились в употребление. Я даже подумывала нарвать их в какую-нибудь посудину и помять с песочком, но постеснялась, о чем за ужином и сообщила Тане. И оставшееся до сна время мы провели за беседой о том, как одни норвежцы выращивают искусственно в промышленных масштабах грибы и ягоды, упаковывают в пластиковые контейнеры под названием "Дары леса" и отправляют на продажу в супермаркеты, а другие с удовольствием их покупают. Местным почему-то в голову не приходит собирать и есть то, что растет у них под носом бесплатно. Всю ночь мне снились, нет, не земляничные заросли и не домики семнадцатого века, мне снились тяжелые красные гроздья смородины. Проснулась я с твердым намерением не дать пропасть витаминам и вечером ободрать куст, даже если на меня будут смотреть как на придурочную. Потеряшкин день. Суббота 13 июля. На этот день у нас были большие планы. Мы решили нанести визит дороге, которая, по мнению путеводителя, является лучшей железной дорогой в мире и легко заткнет за пояс любую другую. Не знаю, не знаю, как насчет лучшей, но то, что эта поездка была самой дорогой в моей практике - это уж точно. Билеты были куплены еще дома, не то, чтобы нам сильно хотелось прокатиться по Фломсбане, нам сильно нужно было в Мюрдаль. Как пишут некоторые бывалые, разрекламированное путешествие по Фломсбане не дает и половины тех впечатлений, которые можно получить от красот Фломской долины в процессе велосипедной или пешей прогулки. Но мы все же надеялись, что у нас сорвет крышу и все такое. Дорогие фанаты Фломсбаны, вы уж не бейте и не кидайте тухлыми яйцами или еще какими испорченными продуктами, но тут мы согласны с некоторыми бывалыми. Конечно, дорога - чудо инженерной мысли и колоссальный труд, странно было бы это не признать, но как от туристического аттракциона эффекта "Вау!" не случилось. Поезд идет в туннеле, чтобы вынырнув из него, нырнуть в следующий. Кусочки долины одуряюще прекрасны, но не дают полноты картины, все время думается, что пока едешь внутри скалы, там, за ней показывают что-то еще более красивое, но ты не можешь этого видеть. А то, что видно, пробегает быстрее, чем хотелось бы. Печалька, в общем. Да! Кьосфоссен великолепен - огромнейшие потоки воды пенятся, шумят, бурлят, и вся эта мощь с невероятной силой обрушивается на лоснящиеся от бесконечных брызг черные скалы и, огибая каменный уступ, вновь соединяются в каскад. Ну, и хюльдры хороши. Танцуют, копошатся в руинах - ничего не понятно, но интересно. Самое ужасное, что мне даже нечего вам показать (очень, очень грустный смайлик). В принципе, я не сильно люблю снимать через стекло, но иногда не могу этого не делать. Мозг подает сигнал: "Может не надо? Из тебя и так-то фотограф, как из Вуппи Голдберг мисс Вселенная, а тут еще на ходу и стекло не очень чистое, все равно фигня получится." "Надо, Надя, надо", - как бы отвечает рука, поднимается и щелкает, щелкает. Иногда даже получается что-то приличное. В этот раз рука поднималась много раз, а вот нажать на кнопочку получилось всего два раза и то не удачно - где-то вначале и когда мы проезжали Ралларвеген - Дорогу землекопов, точнее ту ее часть, где она лихо закручена в спираль. Ну, это скорее потому, что я ее ждала. Хотелось посмотреть со стороны, где нас нынче будет носить. В общем, не случилось у нас любви с Фломсбаной. Ничего, так бывает. Это же не золотой червонец, чтобы всем нравиться. В Мюрдале мы покинули поезд, перешли пути, нашли указатель, который как бы приглашает насладиться видами долины в процессе пешей или велосипедной прогулки, и радостно принялись эту самую прогулку совершать. Наконец-то никакой туннель не скроет от нас живопИсь. По версии таблички, топать нам предстояло 21 километр - не мало, но мы их прошли с огромным удовольствием, потому что дорога была не слишком обременительной для ног и совершенно восхитительной для глаз. Даже крутой серпантин не напрягал. Правда, чтобы добраться до его окончания живыми, приходилось частенько впечатываться в скалу. По этим зигзагам на бешеной скорости с вытаращенными глазами стаями и поодиночке проносились велосипедисты, и мы своим неспешным гулянием посередь дорожки легко могли сделать из самоубийц убийц. После спуска дорожка повела нас мимо быстрой горной речки, дразня заснеженными вершинками, выглядывающими из-за зеленых лесистых склонов, показывая водопады, которых в Норвегии, похоже, приходится по несколько штук на душу населения и старинную козью ферму, где до сих пор изготавливают норвежский коричневый сыр. Недалеко от фермы можно увидеть старый мостик, с которого имел глупость звездануться некий мальчик, и больше его никогда не видели и, если очень повезет, коз. Нам повезло. Большое козье стадо мирно возлежало на дороге, греясь на солнышке, и лениво взирало из-за полуприкрытых век на понашедших и понаехавших, не торопясь уступать дорогу. Народ стал выскакивать из машин и радостно фотографировать коз и себя вместе с козами. Мы тоже пытались наладить контакт. О, козел! Кто козел? Я козел!? Сама ты козел, глаза разуй, я коза. А за козла и ответить можно. Дорога продолжала бежать по долине мимо небольших деревенек и горных ферм, разбросанных по зеленым склонам, стелилась по мостам над речными порогами и выдавала новые и новые порции умопомрачительных видов. Единственное, что иногда нарушало наше единение с природой - шуршание шин по гравийке и колебания воздуха от пролетающих мимо серьезных велосипедистов и собачек, катающих своих хозяев по Фломской долине. Наряду с красивостями, этот день ознаменовался еще и потерей милых моему сердцу предметов. Первое, что я "подарила" долине - любимую розовенькую бутылочку для воды с силиконовой трубочкой-поилкой. Нет, это было не добровольное пожертвование - я неудачно набрала воды из водопада, струи которого улетали в глубокую каменную воронку, куда вместе с ними и улетела бутылочка. Я рискнула это дело предотвратить, что потребовало головокружительного прыжка в стиле Джеки Чана, но трюк не удался, как и попытка достать. Хотя, после короткого диалога: Держи меня. - Как? - Нежно!, я полезла в эту дыру, попутно справедливо выслушивая цветистые выражения о разумности поступка. Вообще-то, я легко расстаюсь с вещами, по крайней мере не истерю по поводу пропажи или порчи, а тут не знаю, какой тролль меня укусил, но горевала я сильно. Таня утешала, как могла, обещала наказать долину вместе с велосипедистами и козлами, подарить мне свою бутылочку и оборвать все кусты смородины в кемпинге. Это примирило с потерей, и я вновь была готова радоваться и видеть мир в розовом цвете. Правда, радовалась я часа полтора, до тех пор, пока обнаружила, а точнее не обнаружила на руке часы, купленные прошлым летом в швейцарском туре. Нет, я всегда подозревала, что 13 - не счастливое число, но не до такой же степени. Мы уселись на лавку, применив дедуктивный метод Холмса, пошевелили серыми клеточками по примеру Пуаро, призвали на помощь наблюдательность мисс Марпл и дотошность Коломбо, по фотографиям восстановили ход событий и вычислили по карте, что сие несчастье случилось километров пять назад. Таня предложила метнуться и поискать. Я тут же представила, как 21 километр прогулки превращается в 31, и, в свою очередь, высказала все, что об этом думаю. Конечно, лезть в водопад за любимой бутылочкой - плохая идея, а добавить десять километров к прогулке - типа хорошая. Ну уж нет, часы мне было не на столько жалко. В путешествиях, вообще, настраиваешься только на хорошее, и даже самые пакостные моменты очень быстро забываются. Зажевав горе бутербродами, про часы я почти забыла. Да и долина, чтобы как-то со мной помириться подкинула вкуснятинки и продолжила радовать видами, завораживала восхитительным союзом голубого неба и изумрудно-зеленых склонов, накрывала солнышком и чистым воздухом, умиляла овечками и ложилась чудесными картинками на карту памяти фотоаппарата. А вот и знакомая церковь показалось. Все, мы пришли во Флом. Пока я намывала посуду после ужина, подруга отправилась держать обещание и пощипала соблазнявший меня смородиновый куст. Спасибо Танюшке, крупные прозрачные ягоды окончательно вернули настроение, и с улыбкой до ушей я отправилась в завтрашний день.
×
×
  • Create New...